Эквилибристы на першах Французовы - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

 Эквилибристы на першах Французовы

Эквилибристы на першах ФранцузовыГлаза выхватывают слова, написанные твердым почерком известного гимнаста Анатолия Бреда: «Привет от Вас мне передал Витя Французов.

И он же дал мне Ваш адрес. 26 мая принимали его номер. Он, наверное, очень сильно переволновался. Зашел за форганг, ему стало плохо. Пока донесли до медпункта, он умер. Разрыв сердца».

Перевожу взгляд со строки на строку, а в голове звучит: «Разрыв сердца... Разрыв сердца». Повторяю и действительно не понимаю, как может разорваться такое сильное, такое большое, такое искреннее и тренированное сердце. Сердце прекрасного человека и талантливого артиста.Первого мая он поздравил меня. Как всегда, трогательно и лаконично. И вот горькая весть из Кишиневского цирка.

Официально в таких случаях сообщают: «Советское искусство понесло большую потерю...». А ведь действительно потеря огромна. Не стало заслуженного артиста Украинской ССР Виктора Игнатовича Французова. Советский цирк потерял истинного эквилибриста-новатора. Почти полстолетия украшал программы его замечательный номер.С чего началось увлечение Французова сложным и ярким искусством? С цирка. Да, того самого двухэтажного, который с 1903 года привлекал киевских мальчишек.


Правдами и неправдами проникали туда и братья Французовы. А дома повторяли все, что видели на манеже. Из-за неосведомленности смело брались за трюки, к которым мастеров вел многолетний опыт. Но у них все получалось. Поразили профессионалов. Хоть сейчас на манеж! Да время было такое, что образование стало необходимым и артистам цирка. Подали братья документы в техникум циркового искусства.Снова и снова всплывают слова из письма — «сильно переволновался». Сколько знаю Виктора Французова, он всегда волновался. На первых порах из-за того, что в техникум не принимали младшего брата, Николая.

Еле уговорил дирекцию, чтобы их не разъединяли. Волновался, когда впервые вышел на манеж, волновался перед премьерами, когда придумывал и выпускал трюки и комбинации, которых не знала мировая эквилибристика на першах, волновался о партнерах, о номере, о будущем сына Эдуарда, о...В техникуме братья попали в добрые и умелые руки Сергея Дмитриевича Морозова (позднее ему присвоят почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР).

Виктор, когда говорил о нем, называл только артистическим псевдонимом — Романо.В этом была гордость за учителя, имевшего известное артистическое имя и прекратившего выступления из-за травмы, преклонение перед его прошлыми достижениями. Романо много знал и умел, щедро делился накопленным с учениками. Более ста первоклассных и свежих номеров подарил он советскому цирку.Сергей Дмитриевич соединил братьев Французовых с Виктором Панфиловым и Сергеем Нестеровым. Он умел разглядеть в человеке то, что было скрыто от других.

Мягкому и застенчивому Виктору поручил руководить двумя номерами: эквилибристов на першах и акробатов-вольтижеров. Не обычных. Перебрасывали и ловили партнеров не руками, а головами.Уже много десятилетий копфвольтиж не только не встречается в программах — о нем даже не вспоминают.С 1939 года имя Французовых не сходило с афиш. Чем же прославили его Виктор и его друзья? Почему за ним с первых шагов закрепилось уважительное — мастер?Придумать в жанре, насчитывающем более пяти тысяч лет, что-то новое очень нелегко. С чего начиналась эквилибристика на першах? В Древнем Китае мастер, чтобы сделать что-то там, куда руки не доставали, втыкал за крепкий ремень бамбуковый шест, по которому взбирался подмастерье и выполнял необходимые работы на высоте.Уходил век за веком.

Бамбуковые шесты сменили дюралюминиевые. Длина и вес их возрастали. Эквилибристы делались сильнее и изобретательнее. Когда шест с площадей внесли в цирк, его стали именовать по-французски — перш.Каковы его особенности? Весом и в любую минуту может упасть. От человека требуется баланс и еще раз баланс.В русском и особенно в советском цирке в период его бурного расцвета артисты стремились найти какую-то огранку для трюка или такой прием его исполнения, которые выпукло раскрывали бы особенности и сложности жанра, мастерство исполнителей, развивших в себе высокое чувство равновесия. И зрители увидели пробежку с лобовым першом и партнером на нем через манеж, пируэт с ним, балансирование перша нижним, стоящим на ходулях, на катушке, идущим по наклонному канату. Приспособления на верхних концах першей для исполнения акробатических и гимнастических трюков, жонглерских комбинаций.

Поэтому славились и ценились на европейских манежах русские прыгуны, русские жокеи, русские, как говаривали, пер-шисты. Сейчас не до истории жанра. Лишь несколько штрихов, дабы четче проследить роль и место в нем Виктора Французова.В атмосфере состязательности и расцвета жанра Виктору и его друзьям предстояло найти свое место. Как только Французов почувствовал, что перш ему полностью подчиняется, стал выдумывать необычные трюки. Никакой беды в том, что о них до него никто не помышлял, не видел. Никто не отваживался зажать конец длиннющего перша зубами, послать на него товарища, чтобы исполнил на вершине трюк, и пробежать с таким шатким грузом через манеж. А Виктор Французов исполнял. Да как красиво! Более того — балансировал одновременно еще и перш на лбу. И завершал элегантным пируэтом.Виктор Игнатович первым в мире осуществил много летвынашиваемую комбинацию. Ставил на лоб перш. По нему взбирался брат Николай и в свою очередь ставил на лоб перш. На его вершину осторожно поднимался партнер и исполнял стойку на руке.Невероятно! Но двадцатиметровая пирамида точно выстраивалась в течение многих лет. Без всяких приспособлений.

Так, как и должно быть в цирке: человек и перш. Достижение Виктора Французова внесено Домиником Жандо в «Историю мирового цирка».Много сил и времени ушло на подготовку неслыханной комбинации. По сложности баланса. По физической нагрузке. Если бы сдался — не был бы Французовым. Виктор Игнатович, обладавший необычайно обостренным чувством равновесия, осуществил задуманное. Но вскоре был вынужден отказаться от комбинации. Забирала все силы и была на грани возможного.Ставил на лоб перш. На него поднимался партнер. Виктор брался за гимнастические кольца, и его постепенно поднимали. Чрезвычайное напряжение. Удержать баланс почти невозможно. На ковре, когда партнер или партнеры во время исполнения трюков нарушали баланс, Виктор, чтобы восстановить его, делал движения вперед — назад, вправо или влево. А в воздухе?Можно долго перечислять действительно новаторские трюки, уверенно вписанные в историю цирка. Но не менее важна рожденная и осуществленная Виктором Французовым идея комбинационной работы. К сожалению, новаторский прием остался вне внимания цирковедов.Что наиболее сложное в цирковом искусстве? Из отдельных трюков создать художественно цельное произведение.

А эквилибристам на перше еще сложнее. Как повелось на протяжении столетий? Перш на поясе, плече или на лбу. По нему поднимается партнер. Исполнит трюк — и вниз. Снова подъем — и снова вниз.Однообразные, а часто и натужные подъемы утомляли зрителей, участников группы, оставшихся вне действия, нарушался темпо-ритм. А о цельности и говорить нечего. А что поделаешь? Виктор решил разрушить традицию. Добиться непрерывности действия, сочетая трюки в развивающиеся комбинации.Перш на плече руководителя труппы. На нем молодой партнер исполняет стойки на руках, голове, снова на руках (художественные детали опускаю — не о них сейчас речь), выпрямляется во весь рост на вершине перша. Николай Французов за спиной брата на некотором расстоянии. Виктор резко толкает перш с партнером, и он с его плеча перелетает на плечо брата.Это впервые в жанре. Новаторство Виктора Французова вызвано высшей идеей — создания непрерывного действия. И он нашел средство для единой композиции.Много-много лет спустя молодые заимствовали найденное мастером вспомогательное средство (разумеется, без ссылок на него) и создали номер, построенный на облегченных перелетах першей на лонже. Не очень помнящие историю жанра поторопились объявить его новаторским. И так бывает. Справедливо было бы назвать перелеты французовскими.

Автор заслужил это.Однако возвратимся к номеру Виктора Французова. Проследим за его развитием. Итак, перш с партнером на плече Николая Французова. На него поднимается еще и Николай Калачев. Артисты на перше исполняют стойку руки в руки.А дальше продолжу рассказ о комбинации так, как вел его двадцать лет назад в книге «Здравствуй, цирк!», вышедшей в издательстве «Молодая гвардия». В ней Виктору Французову и его товарищам посвящено несколько страниц.«Виктор берет с барьера новый перш и ставит на лоб. По нему взбирается Семен Зудилов и становится на рогатки. Виктор и Николай поворачиваются лицом друг к другу. Расстояние между ними около полутора метров. Калачев сильно перегибается назад и руками упирается в колени Зудилова, стоящего на другом перше.

Получилась ажурная арка из живых тел. Калачев отрывает ноги от рогаток и выходит в стойку на коленях Семена. Арка разомкнута. Теперь на перше, балансируемом Виктором, выросла своеобразная пирамида».Такова лишь одна из составляющих номера. А их много, как и шагов в художественном и трюковом развитии жанра. С каждой новинкой мог побеждать на конкурсах. Он и побеждал. Даже в годы Великой Отечественной войны.Но главное для него было нести людям радость, уверенность в собственных неисчерпаемых силах. Ради этого и жил до последнего вдоха в цирке. Мастер умер, но остались ученики, тысячи зрителей на родине и за ее пределами, которые помнят его достижения, помнят большого артиста.Виктор Французов вписал яркую страницу в историю цирка. Свою собственную. 

И. ЧЕРНЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования