Перейти к содержимому

Фотодром Шираслана. Новое
подробнее
12-й Международный фестиваль циркового искусства «Золотой слон» в Жироне(12th International Circus Festival Gold Elephant in Girona).
подробнее
Животные в цирке- наша жизнь, наша самая большая любовь.
подробнее

Фотография

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1986 г.

Советская эстрада и цирк Советский цирк январь 1986

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 54

#46 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 18 December 2022 - 11:28

Чародеи

 

На сцену выходят два молодых артиста Москонцерта — Сергей Териков и Леонид Добромильский. Звучит музыка, в нее вплетается раскатистый сардонический смех, и вслед за этим словно из ничего перед нами возникает странный старец в чалме.
 
66.jpg
 
Так начинается их номер «Чародей», созданный во Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства (режиссер и художник — Н. Комов, руководитель постановки — народный артист РСФСР Л. Маслюков).
 
Вначале мы видим только голову старца, а весь он скрыт за занавеской. С такими занавесками выступали когда-то традиционные уличные факиры. Номер С. Терикова и Л. Добромильского действительно пародия на выступление такого допотопного, но живучего фокусника, выступающего в облике восточного факира. С многозначительным видом, словно показывая «смертельные трюки», демонстрирует он банальные номера: жонглирует тремя шариками, глотает платки и т. д. И есть что-то печальное и отрешенное в его огромных глазах, словно он знает, что песенка его, в общем, спета.
 
И все же пародийность — только одна сторона номера. Не меньший интерес представляет сам образ этого факира, напоминающего старика Хоттабыча. Манипулируя головой в чалме, ступнями мог и занавеской, которая, когда нужно, превращается в туловище факира, артисты заставляют его проделывать разнообразные трюки. Как заправский йог, он свободно принимает замысловатые позы.
 
Самое интересное в номере — это кажущаяся полная самостоятельность, независимое существование куклы от исполнителей. Вид у артистов такой, будто их самих удивляет поведение этого прыткого старца. Они его едва сдерживают, а он буквально вырывается из рук, торопясь показать все свое искусство.
 
С этим номером уже знакомы зрители многих областей страны, где гастролировали артисты. Другие его могли видеть по телевидению в передачах «Шире круг», «Утренняя почта», «Вокруг смеха». А выступая на концерте в Центральном Доме работников искусств, молодые артисты удостоились высокой оценки от самого Сергея Образцова.
 
Конечно, конструкция номера оригинальна и таит в себе большие возможности, еще не исчерпанные артистами. Содержание его может быть богаче и неожиданнее. Оба артиста лишь начинают свой творческий путь и при действенной поддержке руководства творческой мастерской оригинального жанра обещают вырасти в настоящих мастеров.
 
Е. ЗАХАРОВ
 


#47 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 19 December 2022 - 11:24

Александр Блехман
 
Статья Ю. Дмитриева «Универсальный артист», опубликованная в первом номере журнала за 1984 год, меня очень взволновала. Автор пишет, что артист, если он был талантлив и популярен, продолжает жить в памяти благодарных зрителей, его творчество отражено во множестве рецензий, а теперь, когда утвердилась новая наука — эстрадоведение, — и в научных трудах. Эти слова адресованы Борису Борисовичу Ренскому.
 
66.jpg
 
Я хочу напомнить и рассказать читателю о поистине универсальном артисте — дирижере, рассказчике, певце, пародисте, танцоре и музыканте, о лауреате Всесоюзного конкурса артистов эстрады Александре Блехмане (1922—1961). К несчастью, он очень рано ушел из жизни. А ведь он мог бы еще так много сделать!
 
Как и многие артисты, А. Блехман вышел из художественной самодеятельности. На эстраде он с 1939 года. В годы войны после серьезного ранения, когда стало ясно, что по состоянию здоровья он уже не может вернуться на фронт как солдат, Блехман создал фронтовой эстрадный театр «Ястребок», с которым выступал перед воинами.
 
После войны Блехман возглавляет группу артистов ленинградской эстрады, которая гастролирует по Советскому Союзу. В основном Блехман выступает с музыкальными пародиями на Утесова, Шуль-женко, Вертинского, Бейбутова, Рину Зеленую и других. Своеобразный врожденный юмор сразу располагал зрителей к молодому актеру. После нескольких гастрольных поездок по стране к Блехману пришло всесоюзное признание.
 
В 1948 году в Ленинграде был создан Эстрадный театр миниатюр. Возглавил его А. Блехман, а участвовали в нем такие артисты, как Р. Славский, Т. Кравцова, Е. Каретникова.
 
Блехман никогда не скрывал, что «заочно» обучался у Утесова. Он пел в товарищеском кругу его песни, посвящал с эстрады куплеты Утесову, созданные на основе его репертуара. Любовь к Утесову и его джазу «не давала покоя» Блехману: он мечтал создать свой джаз-оркестр. И вот в 1954 году эта мечта сбылась. На эстраде появился джаз-оркестр, который сопровождал программу «Будьте как дома». А через месяц в Москве, в Саду имени Баумана, летний сезон открылся гастролями Ленинградского эстрадного оркестра Александра Блехмана с новой программой — «Не проходите мимо». Блехман с джаз-оркестром, что называется, нашел себя и стал одним из самых популярных артистов ленинградской эстрады.
 
В зале гаснет свет. За закрытым занавесом — грохот движущегося поезда. Голос из репродуктора сообщает о прибытии артистов эстрады. Ритмичные удары колес с характерным перестуком, проносящийся мимо паровозный гудок постепенно «обрастают» звуками жизнерадостной мелодии, которая заполняет зал. И вот в огнях рампы — три солистки, они поют «попутную» песенку. Занавес расходится в стороны, открывая взорам публики джаз-оркестр. Так начинались концерты коллектива под руководством Александра Блехмана. В этом коллективе было тридцать разноплановых артистов. В концертах в составе коллектива принимали участие артисты эстрады Б. Бенцианов, Р. Славский, Валерия, Валентина и Михаил Степановы, лауреаты Всесоюзного конкурса артистов эстрады М. Самолетова и А. Кругман, М. Аванесьян, А, Рапито, лауреаты Ленинградского фестиваля молодежи Н. Раудсепп и Э. Саттаров, певицы Н. Суханова, И. Алексеева, Т. Осокина, певец П. Кравецкий и многие другие.
 
В оркестре Блехмана звучала музыка Д. Шостаковича, И. Дунавевского, В. Соловьева-Седого, Д. Прицкера, Н. Минха, Г. Носова, И. Жака, К. Мартьянова, а также музыкального руководителя оркестра О. Анисимова. Тексты, музыкальные фельетоны и песни для программ писали талантливые авторы: В. Поляков, Б. Рацер, А. Мерлин, Л. Шишко и другие.
 
Какой был джаз-оркестр А. Блехмана? Об этом пишет музыковед В. Фейертаг: «Поскольку наибольший успех сопутствовал Блехману в номерах, связанных с музыкой, он в дальнейшем укрепил оркестр. После проведения конкурса в этом музыкальном коллективе собрались практически лучшие исполнительские силы Ленинграда. Музыкальными руководите-леями стали известные композиторы и аранжировщики И. Жак и К. Мартьянов. С 1955 года бессменным музыкальным руководителем оркестра стал О. Анисимов, которому исполнилось в то время... девятнадцать лет».
 
«Молодой, но уже талантливый», — с доброй улыбкой говорил блехман, представляя музыкального руководителя Олега Анисимова. Почти все оркестровки и аранжировки были сделаны Олегом Анисимовым. А сколько им было написано музыки к номерам артистов, фельетонам! Очень хорошо принимались зрителями его песни: «Между нами говоря», «Моя мечта», «Над Летним садом» и др.
 
Несомненно, театрализация выступлений оркестра увеличивала успех у зрителей и поднимала их настроение. Все музыканты были партнерами Блехмана: в номере «В день получки» принимал участие весь оркестр, и Блехман здесь играл на всех инструментах. Если кратко изложить его сюжет, то он таков: кассир привез зарплату, и каждый музыкант отправляется за получкой, оставляя свой инструмент Блехману, который до его возвращения играет на этом инструменте.
 
«Сейчас выступит хор из состава нашего состава, — так Блехман представлял квартет музыкантов. — Это самодеятельный мужской хор, в котором я тоже участвую, — продолжал он. — Вот если бы в ателье мод организовали кружок кройки и шитья! Смотришь, они бы шить научились» — это реприза А. Мерлина к его же шуточным песням «Паша Канареечкин» и «Ах, зачем эта ночь?..» Номер имел огромный успех. Об успехе концертов можно судить по заголовкам газетных рецензий того времени: «Талантливый коллектив», «Молодо, весело, содержательно», «Зритель смеется», «Зритель уходит в хорошем настроении», «Воронежцы аплодируют».
 
За сравнительно короткий срок Блех-маном было сделано много программ: «Не проходите мимо», «По разным адресам», «Чем вас удивить?», «Музыкальные истории», «Такты, факты и фантазия» (последняя программа). Им также были сделаны музыкальные обозрения: «По дорогам семилетки», «Беседа друзей,» «На крыльях песни» и фантастическая сказка «Потерянная мелодия», текст к которой написал В. Поляков. Как правило, Блехман заканчивал первое отделение концерта музыкально-эстрадным обозрением «На крыльях песни».
 
Эта работа коллектива была посвящена 40-летию Великого Октября. Перед зрителями представали революционный Петроград, вооруженные путиловцы, партизан Железняк, строители Днепрпогэса, перелет Чкалова, война народная, освоение целины, атомный ледокол, первый в мире советский спутник. Мастер эстрады еще раз подтвердил, что средствами боевого, лаконичного искусства эстрады можно создавать значительные работы, находящие самый живой, благодарный отклик зрителей.
 
Сложный творческий путь прошел самобытный, подлинно эстрадный актер. От пародийной программы «Синий платочек» до патриотической «На крыльях песни» — путь большой, сложный, во многом противоречивый, но всегда искренний и уверенный.
 
Он намечал, но не успел осуществить программу «Советская эстрада за 40 лет», думал о большом музыкальном спектакле «Петербург, Петроград, Ленинград» к 250-летию города-героя...
 
Хочется эту статью закончить словами Ю. Дмитриева, «...как жаль, что у нас сейчас почти не осталось больших эстрадных оркестров, а театрализованных и вовсе, кажется, нет ни одного. Мы потеряли интересную и важную традицию, которую следовало бы развивать. Кто из молодых и талантливых исполнителей, конечно на новой основе, возьмется за это дело? Дело нужное, интересное и перспективное».
 
Б. КОСТИН, артист джаз-оркестра под руководством А. Блехмана г. Ленинград
 


#48 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 20 December 2022 - 11:09

Галина Алексеевна Шевелева
 
В разговоре о ней ее редко называют по фамилии. Для всех, кто ее знает (а знают ее многие), она — Галина Алексеевна.
 
023.jpg
 
И в том, с какой интонацией произносятся эти слова, чувствуются сердечная теплота и глубокое уважение, которые испытывают люди к бессменному заместителю директора цирка на Цветном бульваре — Галине Алексеевне Шевелевой.
 
По-разному приходят люди в цирк. Одни — потому, что мечтали о нем с детства. Других привлек сюда пример родителей — и тогда рождаются цирковые династии. У третьих дорога на манеж пролегла через спортивные залы и стадионы.
 
Шевелева пришла в цирк случайно: могла и не прийти, если бы обстоятельства сложились по-иному. До войны работала в строительных организациях. В сорок третьем году, вернувшись из эвакуации, возглавила работу строителей, которым было поручено отремонтировать уже тогда порядком обветшавшее здание старого Московского цирка. Думала, что задержится здесь недолго, до окончания ремонта, а «задержалась»... на сорок с лишним лет! В пятьдесят втором году стала заместителем директора. При ней, осенью прошлого года, началась реконструкция цирка на Цветном бульваре.
 
Что значит быть хорошим заместителем директора цирка? Ответить можно коротко. Это значит оперативно, с профессиональным знанием дела решать бесконечное множество больших и малых вопросов, которых всегда хватает в жизни циркового предприятия. Решать сегодня, сейчас, не откладывая на завтра. Многие из этих вопросов «не доходят» до директора, и это естественно: у него свой круг забот и обязанностей. Так что заместитель не только замещает директора, когда он болен или в отпуске,— они вместе в, одной упряжке везут цирковую колесницу, вместе отвечают за производственную и творческую жизнь коллектива.
 
При Галине Алексеевне сменилось пять директоров цирка на Цветном бульваре, Юрий Владимирович Никулин — шестой, и ни с одним из них у нее не было мелочных ссор и конфликтов. Если случалось и спорили, то по серьезным, принципиальным вопросам. Разные директора, с разными характерами и темпераментами, одинаково уважительно относились к своему заместителю, прислушивались к ее мнению. И очень ценили ее.
 
Как-то я спросил Леонида Леонидовича Костюка, как ему работалось с Шевелевой в недавнюю бытность его руководителем цирка на Цветном бульваре? «Жили душа в душу,— ответил он. И добавил:— Она никогда не делала секретов из того, что знает и умеет, всячески помогала мне быстрее освоиться на новом месте».
 
Организаторские способности Галины Алексеевны, ее умение сплотить людей в полной мере проявились и в зарубежных гастролях, куда она выезжала во главе цирковых коллективов. У нее было восемь таких поездок, причем две из них продолжались долго, почти по полгода. Она руководила, в частности, гастролями наших артистов в Австралии — для жителей далекого континента это была тогда первая встреча с искусством советского цирка.
 
В многолетней «цирковой жизни» заслуженного работника культуры РСФСР Г. Шевелевой удалось, мне думается, главное: она нашла в цирке свое призвание. Ее труд и энергия оставили заметный след в истории не только старого, но и нового столичного стационара.
 
Не все, вероятно, знают о существовании «Авторского свидетельства N° 546698 Государственного Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР», выданного Шевелевой в октябре 1976 года. Галина Алексеевна — один из авторов сложного постановочно-технического оборудования, которое обеспечивает в новом цирке (цитирую свидетельство) «быструю трансформацию арены при различных по характеру зрелищных представлениях». Смена арен, выдвижная лестница, безопилочный манеж, реконструкция света в уже построенном цирке — ко всему этому Шевелева имеет самое прямое отношение. И, наверное, не случайно лауреат Ленинской и Государственной премий СССР архитектор Я. Белопольский, под чьим руководством сооружался Дворец циркового искусства на проспекте Вернадского, написал на подаренном ей альбоме: «На память о нашей совместной работе по строительству нового цирка».
 
Человек со щедрой, открытой душой, Галина Алексеевна тянется к людям, и люди тянутся к ней. У нее многолетние добрые отношения с мастерами цирка, их семьями. Она дружила и дружит со многими известными писателями, художниками, артистами. Знакомство, начатое в цирке в антракте представления, нередко продолжается потом не годы, а десятилетия.
 
Бережно хранит она письма выдающегося советского поэта Героя Социалистического Труда Николая Семеновича Тихонова. На одном из новогодних представлений он писал: «Поздравляю передовую советскую женщину, соединившую мужественность и мечтательность, тонкое понимание искусства и талант организатора, доброе сердце и мудрость».
 
На титульном листе сборника поэтессы Екатерины Шевелевой — строки автора: «Галине Алексеевне Шевелевой, моей милой, обаятельной тезке, благодаря которой написаны многие стихи этой книжки».
 
Перебираю груду писем и открыток, полученных Галиной Алексеевной в разные годы. Писатели В. Поляков и В. Ардов, композитор В. Мурадели, художники Ф. Богородский и Н. Долгоруков, кинорежиссеры Л. Луков и М. Донской, певица М. Кристалинская, искусствовед А. Шнеер, семьи Дуровых, Карандаша, Кио, Волжанских — продолжать этот перечень можно долго. И каждый находил для нее теплые, задушевные слова, с каждым ее связывали или связывают добрые отношения.
 
В конце этого года у Г. Шевелевой семейный праздник, или, как говорят в таких случаях, круглая дата. Представляю, какое несметное количество писем, открыток, телеграмм доставит почтальон по ее служебному и домашнему адресам, как настойчиво и беспрерывно будет звонить телефон. И пусть эта заметка в нашем журнале, написанная за несколько месяцев до семейного торжества, станет первым сердечным поздравлением, которое придет к Галине Алексеевне Шевелевой в наступившем, юбилейном для нее, году.
 
НИК. КРИВЕНКО


#49 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 21 December 2022 - 11:00

«Импровизация»

 

Воздушные гимнасты Марина Петрова и Степан Разумов.

 

МАРИНА
 
Как дела, Марина? — спрашивали ее при встрече подруги.
 
Ой, девочки, — Марина сжимала ладонями щеки, — сам Разумов пригласил в номер!
 
Так что же ты волнуешься, радоваться надо! — смеялись те...
 
024.jpg
 
Но повод для беспокойства у Марины Петровой был: «воздушный ас» Степан Разумов, один из лучших гимнастов цирка, только-только прекратил выступления с Полиной Чернегой, также блистательной гимнасткой. Чернега получила серьезную травму и не могла больше работать в воздухе. Марина должна была стать дублером Чернеги под куполом цирка. Как она войдет в номер? Найдет ли контакт с ловитором? Слишком уж неравен их опыт работы: за спиной Степана Андреевича более чем тридцатилетний стаж, у нее — лишь училище. Вот что волновало девушку...
 
Все вопросы были сняты на первых же репетициях. Разумов не требовал, чтобы Марина копировала Чернегу, не навязывал ей манеру работы прежней партнерши. Давая проявить свою личность, настаивал лишь на четком выполнении обкатанных годами трюков, сильных, эффектных, которыми заслуженно гордился. Марина вошла в номер быстро, мастер ходил довольный: не развалился номер, выстоял! Подошел день премьеры. Гимнастка размялась у форганга, а потом вдруг попросила: «Степан Андреевич, я готова, но... давайте начнем завтра, а?» Был ли это страх? Конечно, нет! Марина потом не раз ловила себя на мыслишке — а что если сегодня не работать? Но забывала о ней, едва выбегала на манеж под свет прожекторов. Механизм рождения этой мысли она поняла значительно позже: настраивая себя на номер, артистка мысленно отрабатывала его и преждевременно перегорала. А поняв, решительно запретила себе перед выходом думать о предстоящей работе. Чего-чего, а характера ей всегда хватало.
 
Тогда все для Петровой было впервые: и большие цирки, и выступления под открытым небом — на стадионах, и съемки в кино. В фильме «Когда песня не кончается» гимнасты по замыслу режиссера должны были работать над Финским заливом на стопятидесятиметровой высоте. Аппарат подвесили к вертолету, он взлетел и... потерял зависаемость. Машина не падала камнем, она держалась в воздухе, но снижалась стремительно. В это время артисты уже стояли на стреле аппарата, не подозревая, что находятся на грани катастрофы, думали, что вираж положен по сценарию. На высоте трех метров Разумов, смекнув, что дело нечисто, спихнул Марину со стрелы, потом спрыгнул сам. Вертолет стукнулся о землю, но обошлось без жертв.
 
Однако на этом приключения на съемках не закончились. Когда они поднялись на другой машине, Марина так засмотрелась на устроившегося под хвостом кинооператора, что забыла пристегнуть лонжу. Работала на головокружительной высоте без страховки. К тому же сверху вдруг начала брызгать несгоревшая топливная смесь, залив лестницу и сделав ее скользкой.
 
Номер с Разумовым был первым для Марины Петровой. Через несколько лет она подготовила второй, на этот раз со старшей сестрой. Многое пришлось переделывать, ведь теперь ловитором была женщина. Выступление сестер изобиловало сильными, как принято говорить, «мужскими» трюками. При этом все отмечали легкость работы гимнасток. Недаром за этот номер сестры Лариса и Марина Петровы были удостоены звания заслуженных артисток РСФСР. С ним они объездили нашу страну и полмира.
 
Все имеет свое начало и свой конец... Приблизительно в это же время Марина Петрова познакомилась с Владимиром Мя-ловским. С ним она стала готовить новый вариант номера — третий в ее творческой биографии.
 
ВЛАДИМИР
 
— А теперь повторим все сначала, — приказал режиссер-педагог Юрий Гаврилович Мандыч. — Ловитор на месте?
 
Он был на месте. Сидя на ловиторке чуть покачивался, отдыхая. После слов режиссера Владимир Мяловский соскользнул вниз и повис над темной пропастью — пустым, неосвещенным залом. Репетиция номера «Галактика» в ГУЦЭИ продолжалась...
 
А потом пришел громкий успех. Про воздушный полет «Галактика» говорили, писали, его снимали для телевидения и кино. Описание номера включили в книгу «Мировой цирк». Предложения зарубежных импресарио сыпались как из рога изобилия. В «Галактике» собрались уникальные исполнители. И ловиторы и вольтижеры были в своем деле если не профессорами, то доцентами. Еще в училище ребята и их педагог Ю. Мандыч решили, что руководитель в номере будет меняться каждые два года. Первым руководителем «Галактики» стал первый ловитор Владимир Мяловский. От его крепких рук зависели и жизнь партнеров и зрелищность номера. Вскоре Мяловского стали называть одним из лучших ловиторов советского цирка. Говоря профессиональным языком, он ловил двойные и тройные сальто, сальто с пируэтами. Умудрялся выхватывать из воздуха полетевшего не туда партнера и за пальцы и за талию. Как и каждому ловитору, ему крепко доставалось. Однажды поднялся на ловиторку, раскачался, протянул мощные руки к летящему партнеру... а очнулся на больничной койке. Вольтижер неправильно рассчитал прыжок и ударил Владимира ногами по голове.
 
Рассказывает о своей биографии Мяловский немногословно: тогда-то родился, тогда-то окончил училище, выступал в «Галактике», потом в номере с Мариной.
 
Непросто было перейти от сложной, но незамысловатой, в общем, работы ловитора в воздушном полете к номеру-дуэту, где каждый исполнитель на виду. Но хорошо тренированный, физически сильный артист справился с трудностями незнакомой работы. В общих чертах они с Мариной свой будущий номер представляли. Но нужен был взгляд со стороны.
 
РЕЖИССЕР
 
— Зачем вам балетмейстер или режиссер? — спросил артистов приятель, явно желая польстить. — Вы и сами с усами!
 
Но они придерживались другого мнения. Им нужен был и режиссер и балетмейстер. Две эти профессии счастливо совмещала в одном лице Наталья Викторовна Маковская, режиссер-балетмейстер старого цирка на Цветном бульваре.
 
Маковская взялась за дело с присущей ей энергией. Поначалу решительно поломала все предложенное ей артистами и из обломков, как из мозаики, опытной рукой художника сложила новый номер. В основу его решили положить музыку. Но какую? Искали в фонотеках, частных собраниях, прослушивали незнакомые пластинки в магазинах. Один черный диск из коллекции друзей привлек внимание и режиссера и исполнителей. Они, не сговариваясь, остановились на импровизациях западного музыканта Рихарда Клаудермана, в основу которых легли произведения Чайковского, Баха, Гершвина, современных композиторов. Нужно отдать должное Маковской за смелость — она отважилась положить цирковой номер на совершенно не цирковую музыку. Однако именно пьесы Клаудермана помогли найти решение номера. Музыка вела, диктовала стиль выступления, не позволяла остановиться. Теперь уже не она «приспосабливалась» к артистам, а они к ней. Не будем спорить о плюсах и минусах этого режиссерского замысла, примем его как данность.
 
В последнее время модно стало говорить о драматургии циркового произведения. Но при этом забывают почему-то о главном: драматургия — это в первую очередь конфликт. А какой конфликт может быть между жонглерами? А о конфликте между воздушными гимнастами и подумать страшно — воображение нарисует трагическую картину. Потому права была Наталья Маковская, что говорила не о драматургии номера Петровой — Мяловского, а о его образности. Причем четко формулировала артистам задачу: себя вы должны выражать через трюки, а образ ваш дорисует музыка. «Мы хотели показать музыку», — скажет она потом.
 
Музыка — образ... Невесть какое открытие в искусстве. Но она честно служила искусству балета, пантомимы, пускай послужит и цирку! И не нужно будет мнимо страдать и фальшиво заламывать руки паре партерных акробатов, чтобы показать, как они тоскуют друг без друга. Отпадает необходимость неумело разыгрывать страсть канатоходцам, а ревность — эквилибристам. Верно найденная музыка поможет им в создании образов...
 
Наталья Маковская не только выстроила художественную часть номера, она даже придумала несколько новых трюков. Впрочем, вмешательство в трюковую часть было минимальным, здесь приоритет был за артистами.
 
Около трех лет готовилась к выпуску новая работа. Но, как это часто случается, далеко не творческие вопросы задерживали день премьеры. Завод никак не мог доделать «вертушку». Все же к началу года «вертушку» сделали, подвесили и опробовали. В юбилейной программе, посвященной 40-летию Победы, Петрова и Мяловский показали короткую, на четыре с половиной минуты, композицию, а к XII Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Москве приурочили выпуск номера, получившего название «Импровизация».
 
НОМЕР
 
Произошел редкий для цирка случай: выступление Петровой Мяловского увидели сразу сотни артистов-коллег, ветеранов манежа, специалистов, едва ли не все пишущие про цирк журналисты и писатели. Случилось это на последнем представлении в цирке на Цветном бульваре, перед закрытием его на реконструкцию. Доброжелательные и в то же время требовательные зрители по достоинству оценили работу артистов. Да и как можно было остаться равнодушным, если перед ними предстал настоящий цирк. Большой по нынешним временам восьмиминутный номер был наполнен трюками. Потом по моей просьбе Марина подсчитала, сколько же трюков и смен поз вместилось в эти восемь минут. Около ста! Подобная насыщенность не так уж часто встречается в цирковых номерах. Поэтому и столь высока зрелищность номера, состоящего из трех частей: двух темповых, резких и одной лирической.
 
Уже в первой части номера Марина показывает трудный для жанра «вертушки» отрывной трюк: прыжок с рамки в руки ловитора. Все остальные трюки этой композиции гимнастка исполняет под рамкой. Это и флажки, и шпагат в разножку, и трюк с красивым названием, придуманным самой артисткой, — «спящая красавица», и курбет носки в носки... 
 
Кружится по большой окружности бамбук, совершает сложные эволюции в руках ловитора вольтижер, подкупольное пространство залито светом, звучит необычная, запоминающаяся музыка. И нет у зрителей желания посмотреть по сторонам, раскланяться со знакомыми. Все их внимание там, в воздухе, где происходит маленькое чудо: балетная грация, акробатическая резкость, гимнастическая ловкость сливаются воедино в работе артистов — и как итог рождается произведение искусства.
 
Но это только начало номера, еще много интересного впереди. Во второй части его Марина демонстрирует свои трюки вначале на корд де волане, а затем — корд де парели. Владимир держит канат зубами и рукой, потом просто зубами. Все происходящее в это время в воздухе можно назвать пластическим этюдом, причем принимаемые артисткой позы ближе к балетным, чем цирковым. Для большой зрелищности ловитор крутит канат вокруг его оси, и, таким образом, работа вольтижера идет при двойном вращении — «вертушки» и каната. Гимнасты взяли для корд де парели не обычный канат, а более тонкий, и это выглядит эстетичнее. Пропорции длины и толщины они соблюдали, но сложности вольтижеру прибавили: за тонкий канат труднее цепляться, быстрее устают руки. А отдохнуть, заплетя на нем ноги, невозможно, ведь он висит свободно, а не натянут партнером на манеже, как в обычных номерах корд де парели. Но, ставя во главе угла своего номера красоту, гармоничность, Петрова и Мяловский шли на любые трудности.
 
Третья комбинация «Импровизации» изобилует сложными трюками. Неожиданно проводит артистка обрыв со шпагата на одну ногу с последующим вращением. А на финал, после нескольких задних кабриолей, преподносит Марина, как подарок, редкий ныне, особенно в «вертушках», трюк: обрыв с штрабатами. Полдесятка метров свободного падения, доли секунды, в которых тем не менее умещается целая гамма зрительских эмоций — от страха до восторга. Точкой номера, которую никто не проглядит, становится длиннющий цветной шлейф, возникающий в руке Марины абсолютно неожиданно. С ним она летит в воздухе, продолжает свой бег по манежу...
 
Искусство цирка, театра, балета отличается от других видов искусства своей, если так позволительно выразиться, мимолетностью. Это не скульптура Родена, у которой впереди века, и не картины художников-передвижников, коим при заботливом обхождении можно прочить долгие десятилетия. Блестяще сыгранная роль, отлично исполненный номер могут стать достоянием лишь памяти зрителя, которому посчастливилось их увидеть. И только при том условии, что номер, роль, танец высокого класса. Дуэт Петровой и Мяловского зрители, надо полагать, запомнят. Основания подобного утверждения? Высокое мастерство исполнителей, неординарность работы и музыки, обилие трюков.
 
Статью о воздушных гимнастах Марине Петровой и Владимире Мяловском я озаглавил названием их номера. Позволить импровизацию может только крепко знающий свое дело человек. Петрова и Мяловский заслужили право на «Импровизацию».
 
АЛЕКСАНДР ДРИГО
 

  • Статуй это нравится

#50 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 22 December 2022 - 10:57

Жонглеры Гибадуллины

 

В наши дни время летит очень быстро. И когда на манеже видишь очень динамичный номер, то кажется, что он созвучен сегодняшним дням и отражает в какой-то степени наш стремительный век.
 
026.jpg
 
Представим себе, что жонглерские булавы — это символ времени, а круг, выложенный из булав артистами на манеже,— циферблат часов, отсчитывающих время. Но человек — властелин и хозяин своего времени. Здесь ему подвластны и булавы-секунды. Захотел человек — и двенадцать булав четко и ритмично начинают мелькать от барьера к барьеру, образуя красивую серебристую арку. Под этой аркой проходят стройные артистки балета. Такой необычной перекидкой булав через весь манеж начинается номер «Групповые акробаты-жонглеры» под руководством народного артиста Татарской АССР Дамира Гибадуллина. Номер принимал участие в спектакле-феерии «Салют, фестиваль!» в цирке на Ленинских горах.
 
Гибадуллиных можно смотреть много раз, и номер их никогда не наскучит, не утратит своей свежести. Отчего же он пользуется у зрителей таким успехом? Вероятно потому, что есть у номера свое лицо. Недаром Гибадуллины выпускались под зорким и пристальным вниманием известных артистов — Эдуарда Аберта и его отца Бориса Евгеньевича Аберта. До сих пор молодые жонглеры с благодарностью и любовью отзываются об этих замечательных мастерах манежа.
 
Большую часть своего выступления Гибадуллины жонглируют булавами. Это, как мне кажется, все-таки любимый реквизит многих жонглеров. И за последние пять-шесть лет к ним все чаще обращаются. Если раньше трюк с пятью булавами с бросками их за спину был для солиста одним из сложных даже в партере, то теперь его исполняют на небольшой площадке, на моноцикле или, что еще сложнее, на вольностоящей лестнице, да к тому же под эффектными, ослепительно яркими прожекторами.
 
У Гибадуллиных сложные трюки вытекают один из другого, и не делается особых акцентов на каком-то одном, не применяются и дополнительные эффекты. Разве только когда двенадцать светящихся булав вычерчивают непростой рисунок, перемещаясь в темном пространстве как будто совсем самостоятельно. Они как бы снова напоминают нам секунды, четко отсчитывающие время на ночном циферблате часов.
 
Номер все более и более захватывает зрителей. Но причина тому не только в сложности трюков, не только в точно выверенной, выстроенной композиции Хотя все это у Гибадуллиных есть — и очень интересные трюки и оригинальные перекидки, насыщенные акробатическими элементами, своеобразными поддержками, — есть и свои, «гибадуллинские», находки. Например, перекидки булавами лежа, перекидки в оттяжках — «флажках» и др. Но главное — есть еще удачное партнерство, без которого трудно создать хороший групповой номер вообще. Кто-то ловко взял неточно посланную, как говорят артисты, «трудную», булаву, кто-то про-лжает перекидку с недостающей булавой, или даже просто один улыбнулся другому. Такое взаимопонимание и поддержка прослеживаются от начала до конца номера. В этом плане особо хочется отметить финальный сбор тарелок. Трюк этот традиционный, можно сказать, стал классическим в жонглерских группах. Но как его исполняют артисты Гибадуллины!
 
Вот где присутствует столь необходимая ансамблевость, вот где раскрывается яркая индивидуальность артистов. Из-за неточно посланной одной-двух тарелок или малейшей ошибки того, кто их так скрупулезно собирает, трюк приходится повторить сначала. Казалось бы, такой прием в цирке не нов. Но зрители после первой же неудачи начинают обсуждать, волноваться, «болеть» за исполнителей. При повторении вглядываешься в каждую летящую тарелку. А они летят с таким ускорением, что простым взглядом их полет становится трудно улавливать. Артисту, как нам кажется, не хватит ни времени, ни резкости уложить все возрастающую стопку из двадцати четырех тарелок. Но выручает мастерство и находчивость. В последний момент артист всем телом падает назад на спину, удлиняя таким образом промежутки между летящими, как шайбы, тарелками, и берет их лежа. Иногда ему приходится делать задний кульбит, чтобы быстро встать и не растерять с таким трудом собранную горку посуды.
 
Так исполняет этот трюк заслуженный артист Татарской АССР Марат Шагеев. Исполняет красиво и убедительно!
 
Весь нерв и заряд эмоций, вложенный в выступление артистами, подхватывает зрительный зал и тут же превращает их в восторженные аплодисменты, щедро награждая ими уходящих с манежа артистов. Ну а лучшей награды для артиста ведь не существует. Конечно, это успех! Успех их каждодневного труда, труда жонглерского, нелегкого.
 
А как же артисты сами относятся ко всему этому?
 
Маргарита Гибадуллина, например, считает, что никакого успеха еще нет. У них все впереди. Сейчас им просто хочется всем хорошо работать. Дамир Гибадуллин того же мнения. И каждый день после работы они подолгу не расходятся, спорят, обсуждают и не успокоятся, пока не разберутся во всех деталях. Марат Шагеев говорит, что все-таки им иногда приятно услышать: «Молодцы, ребята!» или прочесть лестную строку в журнале. Но это ко многому обязывает, считает он, и такие похвалы «опасны».
 
Но как и что может быть опасным для людей мечтающих, всегда творчески настроенных, работающих?
 
Дамир несколько раз повторяет: «Эх, жаль, что к Москве не успели отрепетировать шестнадцать булав с барьера на барьер». Действительно, трюк очень сложный, и пока ребята не добьются чистоты исполнения, его нельзя показывать зрителям.
 
Стабильности исполнения трюковых комбинаций всех учит Рафаиль Мингалеев. У него больше, чем у других партнеров, спортивной выдержки, хладнокровия.
 
Александр Пурим постоянно работает над собой как солист. Ему удается трюк с шестью булавами. Но надо умело вставить его в общую композицию.
 
О костюмах и реквизите постоянно заботятся все, не только одна Маргарита. Например, перед фестивалем невозможно было найти времени побеседовать с ними, потому что каждый спешил расшить на своем костюме ромашку или обновить булавы, не говоря уж о многократных и для них непривычных репетициях на иллюзионном полу, на котором им предстояло выступать.
 
Да, время бежит быстро. Его много уходит на репетиции, работу. А ведь у каждого есть еще семья. Но не оставляет их мечта найти время на учебу, получить высшее образование. Видимо, это у них впереди.
 
Они говорят, что им всегда везет. Повезло, считают Гибадуллины, хотя бы потому, что они пришли работать именно в цирк, не так давно стали лауреатами Всесоюзного конкурса артистов цирка. Работая в Японии, они уже мечтали о Москве, об участии в фестивале. И вот опять им повезло.
 
Они были заняты в цирковой фестивальной программе, участвовали и в закрытии фестиваля на огромном поле Лужников вместе с другими жонглерами.
 
И снова Гибадуллины мечтают. Теперь не плохо бы иметь второй вариант номера — детский. А что если, действительно, раздать всем роли, и пусть на манеже разыграется на дневных представлениях новая сказка, в которой на глазах у зрителей волшебные ведерки перенесут нас из сценки народного гуляния в мир космоса, где, возможно, другой отсчет времени, другие секунды.
 
Будем надеяться, что все мечты наших артистов сбудутся, как сбылась их последняя мечта. Двенадцатый Всемирный фестиваль закончился, а Гибадуллины продолжают работать и творить под его эгидой, так как номер проникнут чувством дружбы и единства, желанием всегда преодолеть невозможное. Очень хочется, чтобы у этих замечательных жонглеров остался такой праздничный, фестивальный настрой на долгие годы их совместной творческой жизни.
 
МАЙЯ РУБЦОВА, заслуженная артистка РСФСР

  • Статуй это нравится

#51 Статуй

Статуй

    моргенал.

  • Модераторы
  • PipPipPipPipPip
  • 13321 сообщений

Отправлено 22 December 2022 - 14:01

 Отправил статью о Гибадуллиных Маргарите Гибадуллиной.   Пущай просвещается.. Она её точно не читала.


  • Александр Рыбкин это нравится

#52 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 26 December 2022 - 10:41

Глазами врача

Я не режиссер, не артист и не критик, пишущий о цирке, и поэтому, казалось бы, не мое дело давать советы. Но я не просто зритель, посещающий цирк уже шестьдесят лет, — я врач, а в последние годы врач цирковой, вижу артистов и на манеже и за кулисами, и это позволяет мне рассказать о своих наблюдениях.

 

Как известно, врач одним из первых в цирке во время медицинского осмотра знакомится с приехавшими на гастроли артистами. Из опыта этих осмотров я сделал вывод, что далеко не все артисты, демонстрирующие на манеже силу и ловкость, отличаются крепким здоровьем. Ведь частые переезды, смена климатических и временных поясов, не всегда удовлетворительные условия быта, а также режим и структура питания и, наконец, по нескольку представлений в воскресенье и праздничные дни — все это нередко способствует развитию ряда заболеваний и в первую очередь сердечно-сосудистых. К тому же постоянные, в зависимости от жанра, физические нагрузки на одни и те же группы связок, мышц, суставы и отделы позвоночника вызывают профессиональные заболевания.

 

Наконец, нужно также учитывать, что последствия ушибов, растяжений, разрывов связок и мышц, вывихов суставов и переломов костей наблюдаются у значительного числа артистической молодежи. Необходимо принимать во внимание еще и то, что артисты цирка, находясь в частых переездах, лишены медицинского обслуживания по месту жительства, являясь в этом смысле как бы «беспризорными».

 

Это обстоятельство обязывает врача цирка особенно внимательно проводить медосмотры, диспансеризацию и, что очень важно, обеспечивать высококвалифицированную, специализированную помощь тем, кто нуждается в ней.

 

Кстати, врачи в поликлиниках общего типа зачастую не знают специфики труда цирковых артистов, а следовательно, в ряде случаев затрудняются дать какие-либо рекомендации. На мой взгляд, диспансеризацию цирковых артистов должны проводить врачи физкультурных диспансеров, имеющие опыт работы с травмами и их последствиями.

 

Нередко в цирке подвизаются врачи-совместители, подрабатывающие к своей основной зарплате. Но могут они устраивать цирк? Здесь не лишне затронуть и такой вопрос: а может ли и должен ли работать в цирке врач, не любя цирковое искусство? Может, но будет работать, как детский врач, который не любит детей, или как спортивный врач, который не любит и не понимает спорт. И еще нужно подумать вот о чем: мне кажется, врачом в цирке должен быть хирург.

 

В этой связи установленная в Союзгосцирке ставка врача в сумме 120 рублей без учета стажа, квалификации является тормозом для привлечения нужных врачей в медицинские пункты цирка. Очевидно, назрела необходимость перейти на оплату медработников по тарифу, существующему в системе здравоохранения страны.

 

Однако вернемся к медицинскому осмотру артистов, во время которого помимо состояния здоровья иногда выявляются, и это вызывает досаду, неправильные пропорции телосложения: длинное туловище и короткие конечности, о-образ-ные или х-образные ноги, сутулость и тому подобные дефекты.

 

И это тогда, когда цирк ассоциируется с девизом: «Молодость, сила, красота». Кстати, для цирка красота — это не только гармония пропорций тела, но и красивые лица. Если не красота лица в строгом понимании к принятым эталонам, которая к тому же и не так часто встречается, то приятность в лице — вот она уже обязательна!

 

Может быть, кому-то мое высказывание покажется обидным. Но что же делать — цирк без красоты не смотрится! Видимо, при приеме в цирковое училище к внешности будущих артистов должны предъявляться более повышенные требования.

 

Мне приходилось не раз наблюдать конфликты в отношениях артистов. Чаще всего они возникали в групповых номерах на почве психологической несовместимости вследствие невротизации, наличия психопатических и истерических проявлений личности. Все это нередко приводит к развалу номеров. Вероятно, поэтому появилось много номеров, где работают только муж и жена, а то и вовсе один исполнитель.

 

При оценке цирковых номеров можно услышать высказывания: трюки сложные, а исполнение их не отличается артистизмом. Дело заключается в том, что артистичность присуща не всем, а только людям, имеющим художественный тип высшей нервной деятельности. Для того чтобы понять, что же это значит — художественный тип высшей нервной деятельности, следует посмотреть на этот аспект в искусстве с психо-физиологических позиций.

 

И. Павлов выделил три типа высшей нервной деятельности, свойственных только человеку, а именно: мыслительный, художественный и средний.

 

У людей художественного типа преобладает деятельность первой сигнальной системы. Как указал Павлов, они «захватывают действительность целиком сплошь, сполна живую действительность без всякого дробления, без всякого разъединения». Таким образом, в художественном в отличие от мыслительного типа центр тяжести высшей нервной деятельности падает на первую сигнальную систему.

 

У представителей мыслительного типа преобладает деятельность второй сигнальной системы. Они, по определению И. Павлова, воспринимая действительность, «дробят ее, делая из нее какой-то временный скелет, а затем только постоянно как бы снова собирают ее части и стараются их таким образом оживить, что вполне им все-таки не удается». Это обычно люди абстрактного мышления: философы, математики, физики и т. п. Средний тип, как говорил Павлов, «соединяет работу обеих систем в должной мере».

 

Итак, артистичность присуща людям, имеющим художественный тип высшей нервной деятельности. Кстати, все признанные талантливые артисты, которых я специально проверял физиологическими тестами, оказались художественными типами. Если учесть, что при поступлении в театральные училища абитуриенты демонстрируют этюды, читают стихи и тем самым безошибочно выявляют свою принадлежность к первосигнальному, или, иначе, художественному типу.

 

Повышенной внушаемостью и само-внушаемостью и объясняется способность к перевоплощению, к лицедейству, к умению «входить в образ». Это как раз то, чего не хватает многим артистам цирка. Вот почему порой набор сложных трюков в акробатике, жонглировании и других жанрах не смотрится как что-то цельное, органически связанное, пронизанное мыслью, особенно это заметно в клоунаде.

Если учесть, что артистам с художественным типом высшей нервной деятельности присуща повышенная внушаемость, то эта особенность представляет возможность успешно осваивать метод аутогенной тренировки. Кстати, владеть этим методом нужно каждому артисту, так как замечено, что немалая группа артистов перед выступлением испытывает значительное волнение, а порой страх. Обычно артисты с мобильной нервной системой просят у врача успокаивающих лекарств, а порой их систематически употребляют. В этой связи метод аутогенной тренировки должен быть освоен каждым артистом еще во время учебы в цирковых училищах и студиях. Надо, чтобы каждый артист помимо физической разминки готовил себя к представлению и психологически: к спокойствию, собранности, уверенности.

 

У меня есть еще такое предложение: для лечения повседневных ушибов, растяжений, последствий предыдущих травм и снижения веса артистам нужна при цирке парная русской бани или сауна. Парная — это не роскошь, а давно назревшая необходимость: горячей водой и паром снимают усталость, напряженность, восстанавливают силы. При цирках, где это возможно, парные бани надо строить, а новые цирки обязательно проектировать с баней. Необходимость наличия в штате медпункта массажиста настолько всем очевидна, что не требует комментариев.

 

В заключение хотелось бы еще обратить внимание режиссеров, руководителей номеров на повышение ответственности за технику безопасности, особенно в репетиционный период во время создания номеров.

 

Я давно люблю цирк и как зритель и как врач. Поэтому мне хочется видеть на манеже здоровых, сильных и красивых артистов.
 
А. КАБАНОВСКИЙ, заслуженный врач РСФСР кандидат медицинских наук



#53 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 27 December 2022 - 11:18

Хулахупы Жанны Мареевой

 

Может, это и не очень педагогично писать об артистке, чей исполнительский стаж исчисляется всего годом с небольшим. Но, право, выступление Жанны Мареевой настолько выделялось даже в той профессионально крепкой программе, которую мне довелось увидеть, что умолчать о ней было бы просто несправедливо.
 
030.jpg
 
Ее атрибуты — хлысты, лассо, хулахупы. Когда мы говорим о хлыстах и лассо, то перед мысленным взором неволько встают ковбои в пестроклетчатых рубашках, штанах, украшенных щегольской бахромой, в огромных шляпах, с револьверами, из которых они оглушительно палят в воздух. Жанна удержалась от искушения стать цирковым «ковбоем», а точнее «каугерл», что означает девушка-ковбой. Она предстает перед зрителями во всем обаянии своих восемнадцати лет, хорошей «фактурности», которой не нужно прибегать к каким-либо ухищрениям, рядиться в экзотические костюмы.
 
Ее номер — это маленькая сюита, слагаемая из эквилибристики, акробатики, жонглирования и танца. Вот исполнительница выходит на манеж, вращая пятиметровое лассо, прыгает в его середину, демонстрирует кульбиты. А лассо все крутится и крутится, словно это не веревка, а волчок. Потом девушка берет в руки хлысты. Они тоже словно живые. Артистка сбивает ими воздушные шары, пальцы-наконечники с руки ассистента, извлекает из ваз букеты цветов, метким ударом тех же хлыстов с поворотом гасит пламя факелов, горящих в разных концах манежа. Стремительные манипуляции вызывают восхищение, может быть, еще и потому, что в их основе — искусное владение профессиональными орудиями труда, к каковым относятся также и хлысты и лассо — принадлежности пастухов, скотоводов, а это всегда интересно смотреть.
 
Заключительная часть номера — игра с гимнастическим обручем. Жанна подкатывает их к себе с трех сторон при помощи все тех же хлыстов. Обручи бегут к ней как намагниченные. Кульминацией этой игры является вращение «бочки», состоящей из восемнадцати обручей.
 
Номер Мареевой не стереотипен. От него веет удивительной свежестью. Молодая исполнительница держится на манеже раскованно, непринужденно. Но это отнюдь не развязность. Просто артистка живет цирковым искусством, дышит его праздничной атмосферой, чувствуя в ней себя легко, свободно, подобно птице, купающейся в небесной синеве. Ей весело выступать перед зрителями, быть ловкой, смелой и чуточку эксцентричной. На ее лице отражаются самые разнообразные чувства: восторг (по поводу удавшегося трюка), удивление (если трюк почему-либо не вышел), озорство (она может погрозить пальцем упрямому предмету, оставшемуся стоять на месте вместо того, чтобы быть сбитым хлыстом) и т. д. Отсюда и те громкие и радостные восклицания, которыми она завершает трюки, как бы окончательно выплескивая свои эмоции и в то же время ставя завершающую точку.
 
Жанна не училась в специальной студии. Не кончала циркового училища. Она вообще не собиралась стать артисткой, хотя и родилась в цирковой семье. Ее мать, Альбина Мареева, восемнадцать лет выступала в силовой акробатике в паре с Кларой Дворядкиной, а затем еще девять лет демонстрировала сольный эквилибр. Отец, Евгений Мареев, тридцать лет выступает в паре с Вениамином Карсеевым. Жанна спокойно заканчивала десятилетку. О том, чтобы выступать на манеже, повторяю, не помышляла. Так бы оно, наверное, и оставалось, если бы не случай.
 
В руки девушки попал хлыст, которым ее отец пользовался, исполняя репризу «Лошадка». Хлыст заинтересовал. Сперва Жанна просто хлопала с непосредственностью ребенка, забавляющегося игрушкой. Затем стала пробовать сбивать разные предметы. В ход пошли последовательно, по степени уменьшения в размерах, бутылки из-под шампуня, мячики, спичечные коробки, расчески. Оказалось, что все прекрасно получается, что у Жанны твердая рука и превосходный глазомер. Не случайно, еще учась в школе, она всегда показывала хорошие результаты в тире: пятью патронами выбивала сорок очков из пятидесяти. От первых попыток, выполнявшихся «перстами робкой ученицы», девушка перешла к серьезной репетиционной работе. Отец сделал ей хлысты длиной в четыре с половиной метра (чем хлыст длиннее, тем сильнее удар и тем вернее можно попасть даже в самую маленькую точку). Потом изготовил лассо. Первым тренером и первым постановщиком номера, балетмейстером и художником по костюмам стала мать. Много помог советами Петр Пекшее, бывший участник цыганского циркового ансамбля, демонстрировавший когда-то игру с хлыстами.
 
Совсем не просто оказалось овладеть хлыстами. Вначале Жанна попадала не столько по предметам, которые намеревалась сбить, сколько по самой себе. Такие же сложности были и с лассо и хулахупами. Некоторые недоверчивые зрители высказываются порою, что обручи в цирке пластмассовые. Но обручи в цирке железные. И если хлысты оставляли полосы на лице и на теле исполнительницы, то обручи лупили главным образом по ногам. Но кто из цирковых артистов в пору обучения не набивал синяки и шишки?
 
Когда номер был готов, с ним познакомилась в Москве авторитетная комиссия. Мнение было единодушным: «Номер удался! В работу!»
 
М. МЕДВЕДЕВ

 


  • Статуй это нравится

#54 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 28 December 2022 - 10:15

Интервью с Манюней

 

Дрессировщику хищников нужен помощник. Увлекательная работа, отличные условия. Гарантируется обучение и безопасность». Далее следовал адрес и подпись — «И. Дудкин».
 
Я прочитал наклеенный на бывшей полицейской будке призыв Дудкина и задумался. Почему бы мне не сделаться дрессировщиком? Деньги кончились. Сентиментальные стихи девятнадцатилетнего провинциала не интересовали редакции московских журналов. (Шел двадцатый год, была мода на декаденство). А тут отличные условия и увлекательная работа.
 
Правда, я видел хищников только один раз в жизни — во время гастролей цирка у себя на родине в Ейске. Юркий, сверкающий блестками костюма, дрессировщик выступал шумно, помпезно, выкрикивал иностранные слова и щелкал холостыми выстрелами. Три сонно зевающих льва лениво огрызались и неохотно выполняли несложные на вид трюки. Звери казались совершенно безобидными.
 
...К вечеру я уже стучал в калитку ветхого забора деревянного домика.
 
Кого надо? — спросил отворивший — невысокий плечистый человек.
 
Бросилось в глаза, что он небрит и неестественно красен. Я протянул объявление. Человек взглянул на бумажку и бросился ко мне на шею.
 
Голубчик! — воскликнул он, лобызая мои щеки. — Вот уважили! Дудкин — это я, а помощник нужен до зарезу! Входите.
 
Огромная черная пантера поднялась с пола, увидев нас на пороге комнаты. Я попятился назад.
 
Не бойтесь, ручная, — успокоил Дудкин. — Манюня, брысь! ,Это свой. Котик! — крикнул он кому-то в соседней комнате, — принеси нам закусить!
 
Толстая баба бальзаковского возраста шлепнула на стол хлеб и колбасу.
 
Рекомендую. Катерина Дмитриевна, душевная женщина! — сказал Дудкин. Душевная женщина сердито покосилась и ушла.
 
Как я ни был голоден, здоровенная кошка, не спускающая с меня злобных зеленоватых глаз, действовала на нервы.
 
Привыкните, — посулил Дудкин, — я вот жить без зверья не могу. Поглядите-ка на моего красавца.
 
Он поднялся, распахнул дверь соседней комнаты. Громадина-медведь поднялся на дыбы при нашем появлении и грозно рявкнул.
 
Молодежь, — пояснил Дудкин, потрепав вздыбившегося медведя. — Но талантище — сила!
Он спокойно подошел к медведю и погладил зверя. Я с невольным уважением посмотрел на него. Выходило, что этот простоватый человек — бесстрашный укротитель — сила!
 
Готовлю аттракцион для цирка, — продолжал Дудкин, когда мы возвратились к столу, — ахнут господа иностранцы. Конечно, у них и страховка и костюмы богатые, а все-таки русский человек смелостью и смекалкой возьмет; давно хотелось потягаться! Да, как на грех, расхворался. Царапнула, меня Манюня немного, засорил, приходится к доктору идти, а Катюша не хочет одна с зверьем оставаться. И царапина-то пустяковая, а дерет.
 
Я взглянул на «пустяковую» царапину и обмер — это была рваная рана с фиолетовыми краями.
 
Ничего, — усмехнулся Дудкин, — то ли еще бывало!
 
И он начал рассказывать об увечьях и ранах, полученных им за десять лет работы с хищниками. Он поведал такие ужасы, что неволько напрашивался вопрос: «А не лучше ли разогнать весь зверинец пока не поздно?!» Но Дудкин, словно угадав мои мысли, сказал:
 
Да, все бывало, а все-таки умру с ними — со зверьем. Люблю это дело. И вы полюбите, ведь каждый из них не просто зверь — артист! Ну, голубчик, приступайте к своим обязанностям сегодня же, а я бегу. Вот, черт, покормить зверей надо, как и чем — Катюша скажет, она знает.
 
С этими словами Дудкин выскочил из комнаты, а я остался один на один с загадочно постукивающей хвостом Маню-ней. Осторожно, пятясь задом, я дошел до двери и, выскочив, захлопнул дверь.
 
Хозяин просил накормить зверей, — обратился я к ожесточенно орудующей спицами Катюше.
 
Чтобы они издохли, — отозвалась та, — весь дом изгадили. Кабы не обещал жениться, сроду не пустила бы! — С этими словами она пнула ногой котел с каким-то варевом и бросила на пол таз с прилипшими ко дну кусками мяса.
 
Я взял таз и с большой неохотой вернулся в комнату. В мгновение ока Манюня прыгнула ко мне и, выхватив здоровенный кусок мяса, забилась под стол.
 
Я открыл дверь второй комнаты и поставил таз. Боже мой, что началось! Осатаневший медведь со звоном рвал цепь. Краем глаза заметил, что крюк, к которому был привязан медведь, подался... Я стремительно выскочил из комнаты.
 
В раздумье — что же делать дальше? — я остановился у стола. Шорох заставил меня обернуться: подползая на брюхе, черная Манюня, как мне показалось, изготовилась к прыжку.
 
Нервы мои не выдержали. С быстротой молнии я вскочил на стол, распахнул окно, вылетел в сад и помчался, не разбирая дороги. Мне чудилось, что пантера преследует меня и я слышу за собой ее дыхание. Наконец свалился в изнеможении. Никого кругом не было... Очнувшись, я сел в громыхающую конку и не помню уж как добрался домой.
 
Ночь провел в лихорадочном полусне. Воспоминания о минутах, проведенных с глазу на глаз с Манюней, вызывали дрожь. Так я промаялся до рассвета, а к утру принял твердое решение... стать дрессировщиком. Очень уж тронули меня отвага и бескорыстная преданность Дудкина этому опасному ремеслу.
 
...Много лет я выходил на манеж цирка со своими грозными друзьями-хищниками и каждый свой успех мысленно посвящал старому русскому укротителю.
 
Мария Сперанская
 

  • Статуй это нравится

#55 Александр Рыбкин

Александр Рыбкин

    Дед

  • Администраторы
  • PipPipPipPipPip
  • 21423 сообщений

Отправлено 29 December 2022 - 10:28

Я помню вальса звук прелестный
 
Еще сравнительно недавно старинный романс, как, скажем, канарейка в клетке и герань на окнах, был причислен к атрибутам мещанского образа жизни и подвергался публичному осмеянию в пародиях и фельетонах.
 
029.jpg
 
На фото: Эльмира Жерздева.
 
Менее всего в этом был повинен сам старинный романс. Плохую службу ему сослужила исполнительская манера, родившаяся на нэповской эстраде, — с половодьем «чуйств», с надрывной аффектацией. Когда же в середине 50-х годов новая волна эстрадных исполнителей сняла со старинного романса шелуху штампов, обнаружились многие его привлекательные черты. Романс был реабилитирован и начал быстро набирать популярность. Выяснилось попутно, что, чем проще его исполнение, тем большее впечатление он производит. К старинному романсу обратили свои взоры и оперные певцы и драматические актеры. Первые в упоении вокализировали, и красота их голосов казалась чрезмерной для скромной музыки старинного романса. Драматические актеры искали в тексте «второй план» и не всегда заботились о мелодической точности. Нужен был какой-то синтез вокального и драматического начал, чтобы романс зазвучал так, как и задумывался его авторами: просто, доверительно, без претензий на шлягерность. Некоторым исполнителям в этих поисках сопутствовал успех, они нашли разумное сочетание музыкальной и актерской выразительности, что позволило им перейти от исполнения отдельных номеров к целым романсовым программам. Среди них — солистка Москонцерта, лауреат Всероссийского конкурса артистов эстрады Эльмира Жерздева.
 
В биографии этой певицы есть примечательный факт: первое напутствие в музыку Эльмире дала Надежда Андреевна Обухова, замечательная исполнительница старинных романсов, которая, услышав чистое колоратурное сопрано юной тулячки, посоветовала ей серьезно учиться. После окончания Музыкального училища при Московской консерватории Жерздева несколько лет пела классический сопрановый репертуар в лекторийных группах областной Филармонии, участвовала в авторских концертах Л. Лядовой, исполняя эстрадные песни. Все это давало крупицы вокального и сценического опыта, который пригодился Эльмире, когда произошла ее памятная встреча с пианистом Борисом Мандрусом...
 
Для нашего времени стало необычным, когда эстрада не утыкана частоколом микрофонов, не загромождена «шкафами» аппаратуры и по ней не струятся километры электрошнуров. Необычно, красиво и благородно: в центре эстрады — пианист, певица и рояль. Пианист этот — элегантный Борис Мандрус, многолетний партнер королевы нашей эстрады Клавдии Шуль-женко. Под его руководством не очень известная певица Эльмира Жерздева выросла в интересную и своеобразную исполнительницу старинных романсов.
 
В ансамбле с солисткой Мандрус — достойный и равноправный партнер, который тем не менее всегда соблюдает галантную дистанцию. Его аранжировки старинных романсов построены таким образом, что аккомпанемент то бережно сопровождает певицу, то красочно контрапунктирует вокальной партии, то незаметно берет на себя лидерство. Россыпи пассажей, колористические эффекты, пласты аккордов нужны Мандрусу не для демонстрации своего фортепианного мастерства (которое, кстати, восхищает юношеской свежестью), а для создания музыкально-образного фона, на котором органично расцветают узоры вокальной мелодии.
 
Высокое сопрано не самый выгодный тембр для старинных романсов, для слушателей они привычнее в звучании низких женских и мужских голосов. Однако в пении Жерздевой нашлось достаточно исполнительских аргументов, чтобы убедить в правомочности тембра сопрано в этом жанре. Основное достоинство певицы — динамическая гибкость вокала, позволяющая ей «живописать» с помощью нюансов. Как давно мы не слышали на нашей эстраде «пиано», и какое множество оттенков этого нюанса находит Жерздева! Коль скоро мы отметили колористичность пения артистки, то, пожалуй, ей ближе всего акварель. Временами она четко прорисовывает контуры мелодии, заполняя их звонкими, прозрачными красками, временами создает слегка притуманенный образ.
 
Программа, составленная из одних старинных романсов, для исполнителя являет определенную трудность ограниченностью тематики: в большинстве случаев это неразделенная или неудачная любовь. Здесь довольно легко сбиться в слезливость, но, к чести Э. Жерздевой, строгий вкус почти не изменяет ей: даже с самых «жестоких» романсов она снимает душещипательность налетом легкой иронии. Неравноценны романсы и по своему музыкально-литературному материалу: 'очаровательные миниатюры «Утро туманное» А. Абазы на слова И. Тургенева, «Гори, гори, моя звезда» А. Булахова, «Когда умирает любовь» Кремье или драматическая баллада А. Алябьева на стихи Беранже «Нищая» перемежаются салонными безделушками, для превращения которых в произведение искусства от исполнителя требуется немалое мастерство. Жерздева и Мандрус находят точные и аккуратные штрихи, с помощью которых возникают свежие образы в самых запетых романсах: тут и стремительная «Гай-да, тройка!», спетая полушепотом, придавшим ей лукавое озорство, тут и «Хризантемы» без надрыва, но в легком флере грусти, тут и вальс «Ласточка», полный наивной, трогательной чистоты.
 
И все-таки порой певица теряет контроль... и тогда рецедив чувствительности проявляется в некоторых романсах. Она вдруг начинает форсировать звук, включает неестественный для ее голоса грудной регистр. Мгновенно возникает штамп, и акварельная чистота программы словно покрывается неряшливыми кляксами. К счастью, их немного, но лучше, чтобы их не было вовсе. К числу недостатков певицы следует отнести и неумение заполнять паузы. Вот только что, исполняя куплет, она была «в образе», и вдруг на фортепианном отыгрыше словно выключили какой-то тумблер: погасли глаза, поникли плечи, во всей фигуре статичность — певица не знает, как и чем заполнить паузу. Здесь необходима помощь режиссера. В игровых миниатюрах актерское несовершенство вокалистов особенно бросается в глаза.
 
В огромном многообразии музыки старинные романсы занимают свое особое место. Они нравятся публике незатейливой красотой, доступностью изложения, искренностью чувств. И весьма отрадно, что в этом жанре наша эстрада располагает группой интересных исполнителей, среди которых и Эльмира Жерздева. Эти исполнители в какой-то степени утоляют нашу ностальгию по музыке мелодичной, напевной и, главное, нешумной. Все-таки это очень приятно и красиво, когда на эстраде нет толчеи: певица, пианист и Музыка.
 
ЕВГ. ЭПШТЕЙН






Темы с аналогичным тегами Советская эстрада и цирк, Советский цирк январь 1986

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

  Яндекс цитирования