Моноциклы Александра Цуканова - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Моноциклы Александра Цуканова

Моноциклы Александра ЦукановаО велосипедах известно все, и прежде всего, что они бывают трехколесными, двухколесными и есть еще одноколесные — это моноциклы. На одноколесных выступают артисты цирка. А каким образом эти велосипеды становятся золотыми или серебряными, я расскажу в этой статье.

Номер Александра Цуканова из всей программы мне понравился больше всего. А там было много хороших номеров, и все же он был лучше всех. Александр Цуканов выступает на моноцикле. В цирке столько всего происходит с моноциклами! На них виртуозно и во всевозможных вариантах ездят, на них жонглируют, на них проезжают по канату. Казалось бы, все исчерпано. У Цуканова же все трюки поражают неожиданностью, невероятностью. Он раскручивает моноцикл, как юлу, тот вертится волчком, все сливается в сплошной круг, и вдруг артист впрыгивает в этот круг и точно попадает на педали. Как это можно рассчитать? Как угадать эти мгновения?

Все основные трюки номера он выполняет на усложненном моноцикле — моноцикле без седла. На моноцикле с седлом он только выезжает на манеж — это как бы вступление к номеру. При этом работает он без специального покрытия манежа, работает на ковре, собственно, на опилках под ковром. Просто ехать по мягкому манежу куда труднее, чем по твердому покрытию. А тут еще проделываются все эти чудеса на колесе!

Цуканов соскакивает с моноцикла, догоняет его и опять с ходу впрыгивает на педали, перепрыгивает с одного катящегося моноцикла на другой, так называемая «перепрыжка», делает пируэт, то есть, подпрыгнув, переворачивается в воздухе на сто восемьдесят градусов, попадает на педали и едет уже в другую сторону. И все это выполняется им с легкостью, с изяществом. И сам он хорош — строен, артистичен, обаятелен. Словом, номер доставляет удовольствие, вызывает восхищение. Артист, поражая неожиданностью, увлекает и нашу мысль. Стараешься предугадать, предположить: что еще он может показать на моноцикле? Но Цуканов покажет именно то, до чего с ходу и не додумаешься, потому что по первому впечатлению кажется, что этого просто не может быть. Ничего лишнего, ненужного, безвкусного нет в этом номере, ничего загромождающего, мешающего воспринимать эту запредельную точность движений, собранность души. Так как же Цуканов научился выполнять все эти трюки?

— Видите, — постарался объяснить Александр, — я создаю стереотип прыжка в голове, я всячески укрепляю этот стереотип и потом стараюсь подчинить этому тело, заставить его выполнить то, что приказывает мозг...

Вот так. Вот и разгадка притягательной тайны номера. Она — в его интеллектуальном начале, в той интеллектуальной информации, что заложена в нем. Именно работа интеллекта ведет к открытиям в жанре и далее к лаконизму и ясности воплощения.

На одном из представлений побывал известный артист театра и кино Георгий Георгиевич Тараторкин.

— Совершенно уникальный номер, — говорил Тараторкин о выступлении Цуканова, — уникальный и по трюкам, и по манере исполнения... Без этой навязчивости, без этого извечного циркового «ахтунг!». Он просто раскручивает моноцикл, тот крутится до мелькания перед глазами, а он смотрит, и ты видишь, как он думает: «А что если вскочить на него?!» Такая неожиданная, шальная мысль! Но он впрыгивает в этот вертящийся круг точно на педали...

После представления Тараторкин зашел в гримуборную Цуканова, познакомился.

Интересно было слушать их. Люди талантливые, творческие, легко понимают друг друга, говорят на одном языке.

Цуканов работал в Москве всего полтора месяца, его выступления сопровождались успехом, вызывали к себе интерес. Жаль, что так коротки были его гастроли, но и этим мы обязаны Серебряному клоуну, который в начале этого года он получил на международном фестивале в Монте-Карло.

Александр не любит вспоминать об этом фестивале. Он надеялся получить Золотого клоуна, но сорвался на втором туре, не смог сразу выполнить свой сложнейший трюк — прыжок на катящееся колесо с лесенки. Очень перенервничал перед выступлением. Однако получил и еще один приз — Золотого слона от отеля «Летис» и приглашение выступить в их варьете. Были и еще приглашения. Австрийский импресарио пригласил его в свой цирк, и рекламу дал заранее. Я видела этот снимок в газете. Александр снят в своем трюке — прыжок с моноцикла на моноцикл. Очень эффектный снимок, а надпись внизу мелким шрифтом примерно такая: этот номер в этом сезоне у нас не работает, он будет работать в следующем. Из Москвы Александр вылетел на гастроли в Японию...

А началось все тринадцать лет тому назад в небольшом городке Новошахтинске Ростовской области. Там Саша был младшим, шестым, в многодетной семье, и всех воспитывала, растила одна мама — знаменитый в городе мастер-парикмахер. В местном Доме культуры бывший артист цирка Юрий Петрович Попов организовал цирковую студию, и Саша вслед за старшим братом стал ходить в нее. Поначалу увлекся, как и брат, жонглированием, а потом стал всерьез заниматься моноциклом. Доходило до того, что на моноцикле возвращался домой из Дома культуры. В те годы он и услыхал о «золотом велосипеде». Так назвали номер артистки цирка из Японии. Вот тогда и решил Саша сделать на моноцикле замечательный номер, такой, чтоб послали в Монте-Карло и он бы там получил Золотого клоуна. Мечта? Но разве в творчестве добьешься чего-нибудь без мечты? И право же, следует благословить тщеславие мальчиков, что ведет их к замечательным достижениям и великим делам.

После школы будущий участник фестиваля в Монте-Карло уходит работать в «Цирк на сцене», и там он начал свой путь, как оказалось, к Серебряному клоуну. Он придумывал все эти невозможные трюки и репетировал, репетировал...

— Я не смотрел на часы, — вспоминает Александр, — если смотришь на часы часто, значит, репетиция не задалась, не увлекла... Я начинал рано, часов в шесть, пил крепкий индийский чай понемножку, когда уходили силы. Силы возвращались, и опять мог работать, пока не чувствовал, что это — все. Но физическая усталость не мешала мне думать о номере. Думать о том, что ты делаешь, совершенно необходимо, ко всему нужно привлекать мысль. Думать постоянно, заставить мозг работать в этом направлении. Только тогда и достигнешь высоких результатов. Это в любой человеческой деятельности...

Я сказала Александру, что мне нравится музыка в его номере и что это редко бывает, чтобы музыка в цирковом номере нравилась мне.

— Это известная испанская группа исполняет в современной интерпретации, как мне сказали, Вивальди... Как-то я попробовал другую музыку, «скандежную», как у нас называют. Весь номер публика скандировала, все шло под аплодисменты от начала до конца. Большего бы и желать нечего... Но от этого «скандежа» что-то терялось в номере, не улавливалась его суть. И я отказался от той музыки.

После первого просмотра Цуканова специалисты мне говорили, что номер следовало бы получше выстроить режиссерски. Вначале мне так показалось. Теперь же я думаю, что это не совсем так... Просто если мы видим что-то совсем новое и непривычное, то у нас срабатывают прежние стереотипы и нам хочется немного подогнать это непривычное к привычному... И то, что режиссеры в самом начале не проделали этого с номером Цуканова, следует сказать «браво!» этим цирковым режиссерам.

В 1986 году Цуканова наконец пригласили в стационарный цирк и предложили Виктору Франке просмотреть и режиссерски доработать номер.

— Оставим все, как есть... — сказал он Александру.

Однако это не значит, что номер Цуканова сделан раз и навсегда и тронуть его и в будущем нельзя. Это же не картина на холсте! Живое исполнение вообще не стоит на месте, оно постоянно в движении — или вверх к совершенству, или откатывается назад.

Цуканов продолжает работать над своим номером, и тут главное, чтобы он остался верен себе самому, чтобы возможный режиссер оказался абсолютным единомышленником, чтобы никто не нарушил самобытности номера, его живого своеобразия, не сбил Цуканова с того пути, по которому он идет.

К счастью, складывается впечатление, что это не так-то и легко сделать. Приведу вроде бы незначительный пример. Когда готовилась эта программа, балетмейстер предложила Цуканову в параде-прологе «на выход» раскинуть руки, как бы обращаясь к публике. Тем более что его в этот момент представляют победителем в Монте-Карло, обладателем Серебряного клоуна. Но он от такого выхода решительно.отказался.

Внутренне чувствую, что не могу этого сделать. Не мое это! Не идет мне!

Все верно. Не угадала балетмейстер. Не идет такой поклон, такая подача себя Цуканову. Куда лучше его быстрый изящный, со сдержанным достоинством наклон головы. Это Цуканову идет. Ибо тонкая работа мысли в человеке тонко организует и самого человека. И, очевидно, желательнее, чтобы совершенствование номера было как выражение этой его сути. А искусство артиста в свою очередь помогало бы его человеческому совершенствованию.

Очень важно, чтобы талант его служил людям. Но как только происходит смена ценностей и стремления человека талантливого становятся корыстными, себялюбивыми, ничтожными, талант тускнеет, как бы теряя себя, свое обаяние, свою тайну воздействия на людей. Словно бы провидение не прощает низости человеку, отнимает у него эту тайну. Я знаю тому много примеров в искусстве вообще, и мне бы не хотелось, чтобы такое произошло с Александром Цукановым. И хочется верить — не произойдет!

Счастливого вам пути, Саша, на серебряном велосипеде!

 

Галина МАРЧЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования