В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Будь внимательна, Ирина!

 

 

В газете «Советская культура» от 4 де­кабря 1958 года напечатана статья под заголовком:   «Браво, Ирина!»

В ней рассказывается о молодой цирко­вой артистке Ирине Щетининой, которая поправилась после падения с большой вы­соты, хотя врачи считали ее состояние по­чти безнадежным. По мнению автора за­метки, Ирина спаслась только потому, что жажда жизни у нее была сильнее боли. Врачи якобы утверждали, что спасти ее может только чудо (!) — есть-де, случаи, когда медицина отступает и в схватке с недугом побеждает лишь сильный духом.

Возможно, все это так и есть, но ведь стоило Ирине упасть менее счастливо, и никакая «сила духа» уже не помогла бы ей вернуться в цирк. Все, кто знал об этом трагическом случае, желали бедной Ири­не счастливого исхода и все рады, что она стала - здоровой и даже возвращается к своей любимой работе.

Но дело совсем не в этом. Верно, мы хо­тим говорить не об этой стороне происше­ствия в цирке.

Общеизвестно, что первым декретом Со­ветской власти о работе в советских цир­ках был декрет о безопасности артистов, работающих в опасных номерах. Этим про­водилась резкая черта между советским цирком и старым дореволюционным цир­ком, где главным элементом представле­ния был риск ради куска хлеба, где хозя­ева цирков и антрепренеры платили боль­ше тому артисту, который имел больше шансов сломать себе шею во время исполнения своего номера.

Наши зрители приветствовали это по­становление Правительства СССР, и никог­да ни один артист не лишался и самой малой доли успеха из-за того, что он де­монстрировал свое искусство, пользуясь страховкой, без риска для жизни. Это по­становление об охране труда артистов цир­ка никто никогда не отменял и не имеет права отменить.

Как же могло случиться так, что Ирина Щетинина все же упала? Кто мог позво­лить молодой артистке работать в столь ответственном и очень рискованном номе­ре без стопроцентного предохранения от несчастного случая?

Отец Ирины опытный артист, и он дол­жен был бы помнить, что в руках его сов­сем юная, начинающая артистка, и к тому же его родная дочь! Как он, первый, мог разрешить ей работать высоко в воздухе, при стремительном вращении всего аппа­рата, без надежного предохранения?

Куда смотрел инспектор манежа и тот, кто отвечает в Тбилисском цирке за охра­ну труда артистов?

Что думает по этому поводу директор цирка тов. Ванадзе?

К сожалению, в последнее время на тех­нику безопасности во многих цирках ста­ли смотреть сквозь пальцы как на что-то второстепенное.

Часто в должностях директоров цирков работают лица, не знающие цирковой специфики. Попадаются и инспектора мане­жа невысокой квалификации. Такие работ­ники понимают всю серьезность охраны труда только тогда, когда получаются та­кие неприятности, как в случае с Ириной Щетининой.

Недаром в постановлении президиума ЦК профсоюза работников культуры от 25 ноября 1958 года отмечаются серьезные недостатки в области охраны труда и тех­ники безопасности во многих цирках. По­становление конкретно перечисляет грубые нарушения правил охраны труда! В этот перечень попадает и Тбилисский цирк, этот цирк-дворец, где создать идеальные условия для производственной и творче­ской жизни совсем не трудно — стоит только захотеть.

Из-за нарушений правил техники без­опасности страдают не только артисты, но и зрители (случай в Кемеровском цирке с номером артиста А. Сокол).

И все-таки, несмотря на отдельные жес­токие уроки, некоторые воздушные номера продолжают работать без лонж и сеток, хотя исполнители этих номеров только что покинули стены цирковой школы.

Самое «интересное» в этом еще то, что кое-кто из работников цирка ходатайст­вует в ЦК профсоюзов о разрешении ра­ботать молодым артистам... без предохра­нительных лонж!

Большая вина падает и на долю самих артистов. Еще не успев «опериться», в по­рыве юношеского «куража», многие из них настаивают на том, чтобы работать без сетки. Не нужна нашему зрителю такая смелость, и можно напомнить тем, кто этого не знает или забыл, что в старом цирке нашли свою смерть артисты очень высокой квалификации. Трагический слу­чай не имеет ничего общего с квалифика­цией! Это именно случай, и наш цирк от этого  должен  быть  избавлен.

Многие артисты цирка, когда это нуж­но было, во время Отечественной войны продемонстрировали свою отвагу и сме­лость, воспитанную в цирке, но игра со смертью на цирковом представлении не­лепа и даже преступна.

Артисты сами должны требовать от дирекции цирка выполнения всех норм по охране их труда. И конечно, нужно строго привлекать к ответственности директоров цирка и лиц, ведающих техникой безопас­ности, за малейшие нарушения норм, уста­новленных нашим правительством. У нас же, к сожалению, зачастую ограничивают­ся «предупреждениями» и обещаниями на­казать «в следующий раз».

Нет, не «браво», а будь очень внима­тельна, Ирина! Мы будем любоваться тво­им мастерством, но хотим, чтобы это удо­вольствие не нарушалось ни у нас страхом за тебя, ни у тебя — страхом за себя. Во второй раз может не помочь и чудо. На­счет «чудес» у меня — старого артиста — мнение несколько расходится с лечивши­ми тебя докторами

.

А. ШИРАЙ

Журнал «Советский цирк» февраль.1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100