В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Глава девятнадцатая. Из книги Владимира Кулакова "Сердце в опилках"

  ...Пашка с Валентиной взялись за руки, посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись, и оттолкнулись от скалы. Они парили над огнями спящего незнакомого города, лежащего на равнине. Прозрачный воздух приятно холодил щёки, высота кружила голову. Её волосы каштановой кометой развивались за спиной, серо-зелёные глаза по кошачьи щурились от удовольствия.

  Валя! Как она сейчас была доступна, близка и желанна!..

  Павлик сделал лёгкое движение рукой. От восходящего воздушного потока его  развернуло к ней лицом. Он нежно обнял её, она не сопротивлялась. И теперь они, прижавшись друг к другу, продолжали парить над землёй. С трепещущим сердцем Павел поцеловал Валентину...

– Эй, циркач! Ты чего это руками размахался? Физзарядку делаешь или может кого обнимаешь? – сосед по палате, весёлый мужик, который по пьянке грохнулся с крыши на даче, стучал костылями у приоткрытого окна. – А я вот решил наши апартаменты проветрить...

  Пашка присел на кровати, всё ещё находясь в плену чудесного сновидения. Он постепенно приходил в себя, спускаясь "из поднебесья" на грешную линолеумную землю больничной палаты. Настроение было неопределённым: ни хорошо, ни плохо. За окном погода, видимо, тоже не определилась.

– Нога и таз ломят – к дождю! – сосед, глядя в окно, попытался сделать прогноз на наступивший день. – Или к солнцу! – и весело заржал, радуясь собственной шутке. – Пойду покурю, втихую, в сортире. Если придёт обход, я – в душевой, о'кей? – сосед, как раненый Буцефал, грохоча деревяшками старых костылей без резиновых наконечников, поскакал в туалет "убивать лошадей".

  Пашка попробовал немного покрутить из стороны в сторону корпус, делая что-то похожее на зарядку. На самом деле проверил: насколько он в порядке. Первые дни пришлось спать полусидя. Рёбра нещадно болели. Корсет, который "смастерил" хирург, мешал толком вдохнуть. Остальное вроде было в порядке.

  В дверной проём палаты просунулась взлохмаченная голова Захарыча. Иней неумолимого времени густо осыпал его некогда чернявую голову, оставив местами островки тёмных прядей. Выходец из потомственных донских казаков, в своё время, Никита Стрельцов был видным кавалером.

– Па-аш! Привет! – Захарыч, как-то боком, с опаской, оглядываясь на не занятые койки шестиместной палаты хирургического отделения, вошёл в помещение. – Чёй-то никого? Ещё позавчера тут был аншлаг...

– Да вы тут всех распугали! – больной попытался улыбнуться. – Элик с пацанами тут столько шуму наделал, все сразу выздоровели! – Пашка вспомнил вчерашний визит своих джигитов. – Эльбрус обещал "всэх зарэзать!", если меня будут плохо лечить.

– Этот может! – Захарыч тоже заулыбался, представив себе вчерашнюю картину в исполнении шумного Элика. Если тот начинал "кавказский спектакль", то играл весьма убедительно...

– Тут не держат особо – день-два и на выписку. Остаются только "тяжёлые". Так что, Захарыч, мы тут пока вдвоём кукуем. "Коллега" в душе... Курит. Рад тебя видеть, привет! – Пашка осторожно протянул руку своему наставнику.

– Ну и пусть дымит, на здоровье! – сострил Стрельцов. – Ты-то как? На-ка вот, апельсинчиков, в них, говорят, витамины. – Захарыч, в белом халате, как здоровенная суетливая наседка, торопливо поправил сползшее одеяло, подоткнул его под ноги своего подопечного и развернул кулёк, рассыпав по кровати оранжевые плоды далёкой страны.

– Да откуда в них витамины возьмутся, – они ж импортные! – Пашка не упустил случая попикироваться со своим наставником, чтобы хоть как-то скрыть своё смущение от его трогательной заботы.

  Захарыч не принял вызов или не заметил:

– Да ты ешь, ешь, витамины найдутся! Главное, что твой лечащий врач мне в который раз говорит – у тебя ничего страшного. Рентген показал только трещины в рёбрах и сильный ушиб. А так всё цело: и лёгкие и пищевод. – Захарыч перекрестился – Ну и слава Богу!..

  Пашка изумился:

– Захарыч, ты чего это, в бога веришь?

– Поверишь тут... Ладно, не твоё дело! – буркнул старый берейтор и, смущаясь, продолжил:

– Повезло тебе, Пашка, ей-богу, повезло! "Янтарь" тебя не на излёте ударил – тогда бы точно – хана. Он тебя скорее отпихнул, ты у него прямо на задних ногах "висел". Лошадь, взбрыкивая, на излёте копыт волка убивает. А были случаи и медведя – во какая силища в них! – Захарыч, с придыханием, выразил восхищение этими животными, которым отдал всю свою жизнь без остатка.

– Так что, Павлуха, ещё немного и заберу тебя отсюда домой. Нечего тут этим воздухом дышать! Конюшенный дух тебя враз поставит на..., хм, "копыта"! Ну, мне  пора, а то там "дитя" без глазу. Да, кстати, тебе от Крали привет!

  Пашка хмыкнул, от кольнувшей боли прижал руки к корсету и сделал нерешительное движение "спросить-не спросить". И всё же, пересилив себя, с робкой надеждой, тихо спросил:

– И всё?..

– Ах, да, чуть не забыл! – Стрельцов сделал лицо заговорщика – от Валентины тебе тоже привет! Ждёт твоего возвращения...

  Самое главное Захарыч придержал напоследок. Он испарился, как добрый безбородый старик Хоттабыч, исполняющий самые заветные желания, оставив после себя в палате стойкий запах лошадей и цирка.

  Пашка, улыбаясь, сидел на кровати и смотрел в потолок. За окном, разрывая пелену туч, выглянуло осеннее солнце...

оставить комментарий
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100