В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Глазами спортивного тренера

В 1975 году школьница из Пензы Ирина Калинина с блеском выиграла звание чемпионки мира по прыжкам в воду с трамплина и серебряную медаль — за прыжки с вышки.

Ее прыжки в два с половиной оборота назад поражали легкостью, четкостью, пластичностью. Воспитателем чемпионки является заслуженный тренер СССР БОРИС ПАВЛОВИЧ КЛИНЧЕНКО. Примечательно, что он начинал свой путь в акробатике на арене цирка. Отец его, Павел Клинченко, многие годы выступал в различных акробатических и гимнастических номерах. Свою любовь к популярным цирковым жанрам передал сыну. По окончании десятилетки Борис Клинченко поступил в Московский институт физкультуры и спорта, окончив который, стал тренером по прыжкам в воду.

Творчески мыслящий, по-юношески влюбленный в свое дело, Борис Павлович сохранил детскую привязанность к цирку, внимательно следит за всем новым, интересным, что появляется на арене, прежде всего в жанре акробатики. Большое трудолюбие, широкий диапазон знаний, активный творческий поиск — главные слагаемые успеха выдающегося советского тренера.

Наш корреспондент А. БАСМАНОВ встретился с БОРИСОМ ПАВЛОВИЧЕМ КЛИНЧЕНКО и попросил его рассказать о пензенской школе прыгунов в воду и о том, что полезного может сегодня почерпнуть цирк в спорте.

Вот что рассказал Борис Павлович.

— Начну с того, как была создана школа прыгунов в воду. В 1967 году, после нескольких лет работы в Москве, я вернулся в родную Пензу. Предстояло буквально на пустом месте создать школу. Под будущее здание еше только забивались первые сваи... С чего я начал? Обратился за помощью к мастерам цирка. Мне повезло: я сразу встретил людей отзывчивых, благожелательных. В первую очередь это касалось создания собственных батутов, которые в то время были в спортивной Пензе редкостью. Артисты Спихины снабдили меня чертежами понравившейся мне конструкции, подсказали, как такой аппарат изготовить. Вообще, на первых порах я стремился, как можно чаще консультироваться у опытных мастеров арены.

Пока шло строительство бассейна, был произведен набор в школу и заблаговременно начались занятия. Они проходили на открытом воздухе и в спортивном зале. Летом мы выезжали в спортивные лагеря. Здесь интенсивность тренировок была особенно велика. Ребята усиленно занимались два раза в день. Прибавьте к этому свежий воздух, речку, турпоходы, соревнования, высококалорийное питание, и вы поймете. почему все участники за два месяца улучшили свою спортивную форму. Я говорю об этом прежде всего потому, что в цирковых училищах тоже воспитываются будущие акробаты и гимнасты, и приходится сожалеть, что богатый опыт спортивных организаций в этой области не находит там применения.

Но вернемся к пензенской шкапе прыгунов. Несмотря на отсутствие бассейна, мы старались не терять зря времени. Важным подспорьем в занятиях стал батут. Мы стремились иметь в своем распоряжении целый набор батутов — разных видов, конструкций. Ныне наша школа имеет уже восемь батутов.

Я многократно наблюдал репетиции участников цирковых номеров, выступающих на батуте. Как они репетируют? В течение часа-полутора (больше обычно не дают времени на манеже!). Прыжки, как правило, отрабатываются поочередно, по одному. Много ли можно «напрыгать» при такой организации занятий? У нас в Пензе дело поставлено по-иному. Тренируемся на нескольких батутах, каждый прыгает вволю. Травм? Никаких! У снарядов неизменно дежурят старшие, опытные ребята. Словом, надо развивать у воспитанников самостоятельность, чувство ответственности за свои действия. Натаскивание у нас не в почете. И результаты радуют. Вот скажем, двенадцатилетняя Таня Белякова, попавшая к нам прямо из детского сада, ныне входит в сборную страны. Юная спортсменка отлично выполняет на батуте сальто вперед с тремя пируэтами. А на лонже — в зале — даже с четырьмя! В ее репертуаре сложные пируэты, двойное сальто назад. Кстати, наши воспитанники — непременные участники всесоюзных соревнований на батуте. Трое пензенцев входят в сборную СССР по батуту.

Хочется остановиться на некоторых особенностях наших занятий. Воспитанники школы прыгают с батута на батут, с батута на маты. Используем мы подкидные доски, а также отработанные автомобильные камеры (на них приземляться не больно, к тому же они хорошо толкают). Стремимся, чтобы тренировки проходили как можно более насыщенно. Наши ребята должны выполнять (на лонже и без нее) сотни прыжков. Наблюдателей не бывает. Пока одни выполняют учебные прыжки, другие развивают гибкость, делают стойки, упражняются на свободном батуте.

Приемный возраст у нас —семь лет. Кстати, уже через несколько лет многие наши юные прыгуны выполняют (разумеется, на лонже) по несколько десятков сальто подряд.

Побывали в детском саду. Пятишестилетняя детвора с нескрываемым удовольствием участвует в играх. в программу которых входит кувырок. Своеобразные, специально подобранные соревнования проходят живо, интересно, развивают подвижность, координацию движений, другие важные для спортсменов качества.

Примечательная особенность нашего времени — более ранее созревание спортивных талантов. Посмотрите, как помолодела спортивная гимнастика или фигурное катание, где двенадцатилетняя Водорезова опережает своих более старших и опытных соперниц. Та же картина в прыжках в воду. И здесь юность зачастую празднует победу. Быстрый успех молодости объясняется природными особенностями человеческого организма. Нужно лишь вовремя выявить их и развить.

Всякого рода сопоставления спорта с искусством обычно мало обоснованны. а подчас просто рискованны. Но когда речь идет об акробатике, то можно говорить, что в ней спорт и цирк находят немало точек соприкосновения. Вот почему уместно задать вопрос — много ли юных акробатических талантов мы видим сегодня на манеже? Смею думать, что оснований для оптимизма пока мало. Иной раз с чувством сожаления видишь на манеже артистов, утративших форму. А ведь цирковое представление — это молодость, смелость. сила, красота человеческого тела.

Вот тут и возникает вопрос: как лучше, эффективнее воспитывать и выдвигать на манеж юных.

Помнится, когда я только знакомился с азами акробатики, цирк во многих отношениях был впереди спорта. Наиболее интересное, сложное демонстрировалось именно на манеже. Однако сейчас положение изменилось. Советские спортсмены-акробаты владеют большинством мировых титулов. У них учатся представители многих стран. Цирк, разумеется. не стоял на месте, но темпы его развития отставали от спортивных. Речь идет об овладении сложными трюками.

Но не следует забивать, что рекордность не является основой циркового искусства, его целью. Главное для него — образность, создание высокохудожественного произведения. Поэтому задачи у цирка иные, чем у спорта. И тем не менее, на мой взгляд, опыт лучших спортивных наставников может быть взят во многих отношениях на вооружение цирковыми режиссерами и педагогами. Что я имею в виду? В подготовке спортивной смены все большую роль играет наука. Врачи, физиологи. психологи — наши непременные «соавторы» в составлении учебных планов с уточнением занятий на каждый день — для каждого воспитанника индивидуально, в зависимости от того, как он себя чувствует. какая нагрузка ему в данный момент полезнее.

Кроме того, имеется немало интересных приспособлений для тренировки, например специальный аппарат оригинальной конструкции, позволяющий юным акробатам лучше и быстрее осваивать прыжки с элементами вращения. Такой аппарат есть и у нас. Смею заверить, результаты весьма положительные. Достаточно сказать, что ребята в возрасте одиннадцати-двенадцати лет довольно свободно выполняют двойное сальто. В цирке такой аппарат был бы тоже весьма полезен.

В работу спортивных тренеров все более властно вторгаются киносъемки. У меня, например, на каждого ученика имеется свой киноролик. С помощью недорогого монтажного столика можно кадр за кадром проследить все фазы движения юного прыгуна. Ребята видят каждую свою ошибку. Это эффективнее всяких словесных объяснений (хотя и они необходимы). Само собой разумеется. в нашей фильмотеке есть ролики с прыжками многих лучших прыгунов мира. Мы их регулярно просматриваем, внимательно изучаем.

Так же как у нас в Пензе, дело обстоит и в большинстве специализированных спортивных школ. По-иному сегодня в спорте работать нельзя, иначе сразу начнешь отставать.

В нашей стране есть прекрасные чисто акробатические юношеские школы. Одна из лучших — в Ставрополе. возглавляемая заслуженным мастером спорта, чемпионом мира Василием Скакуном. В ее работе используются. в частности, законы физиологии, биомеханики. В школе имеется экран с нанесенной на него градуированной сеткой, позволяющей четко фиксировать высоту взлета прыжка, угол отталкивания, перемещение по вертикали и горизонтали, Фиксируются также скорость вращения, интенсивность и сила отталкивания. Специальные тензодатчики используются для получения различных данных о физическом состоянии воспитанников школы. В Ставрополе применяются дорожки разной степени жесткости, разной конструкции. Есть там и кресло-тренажер для многократного повторения сложных сальто (вперед — назад, согнувшись, прогнувшись и т. д.), кресло для освоения пируэтов и другой интересный учебный инвентарь.

У читателя может возникнуть вопрос, а не слишком ли строго сужу я цирк, достижения которого нашли широкое зрительское признание во всем мире? Нет. я ни в коей мере не стремлюсь принизить успехи мастеров манежа. Они велики и продолжают преумножаться. Но все дело в том. что в спорте накоплен ценный опыт воспитания молодых акробатов. Опыт, который, по-моему, должен представлять немалый интерес для артистов и педагогов цирка. Хотя специфика и задачи спорта и цирка во многом различны, взаимный обмен опытом весьма полезен.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100