В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Кадыр-Гулям

Аттракцион (франц. слово) в переводе притяжение. 

Это  центральный  номер  программы,  отличающийся  элементами  новизны,  трюковой  насыщенностью,  высоким  исполнительским  мастерством  и  зрелищной  эффективностью,  рассчитанный  на  повышенный  интерес  публики. Номера  этого  рода  чаще  исполнялись  с помощью  сложной  технической  аппаратуры.

У  акробатов  на  верблюдах  «КАДЫР - ГУЛЯМ»,  никогда  не  было  никакой  сложной  аппаратуры.  В  своём  искусстве,  они  полагались  только  на  самих  себя,  на  свою  неповторимую индивидуальность,   на  свой  поистине  неиссякаемый  творческий  потенциал.  «КАДЫР – ГУЛЯМ» - это  псевдоним  акробата,  атлета  засл.  арт. РСФСР  Владимира  Янушевского,  в  последствии  создавшего  аттракцион  «Акробаты – наездники  на  верблюдах,  оформленный  в  узбекском  стиле. Первый  состав  исполнителей,  был  набран  из  простых  уличных  хулиганов - беспризорников,  и  воров – карманников.  Тот  первый  состав я  никогда  не видел,  не  видел  и  самого  Янушевского,  мне  о  нём  рассказывали  участники  второго  состава.  Которых  я  видел, с  которыми  работал.

Это  был  фантастический  по  красоте  и  сложности  акробатический  аттракцион.  Второе поколение  исполнителей,  подняли  искусство  цирковой  акробатики,  до  непостижимых  высот  исполнительского  мастерства,  на  много   десятилетий  опередив  время.  Каждый  из  них  был  личностью,  каждый  творил  чудо.  Среди  них  не  было  статистов,  эти  ребята  могли  всё.  Объединившись  в  акробатический  ансамбль,  они  на  несколько  порядков  усложнили  трюковую  часть  придав  ей  особую  выразительность,  сочетающую  с  элементами  романтичности. 

Сила  их  творчества  заключалась  в том,  что  они  стремились  создать  и  создали  произведение,  не  оторванное  от  природы  и  жизни,  а  истекающую  из  неё.  Это  была  красота  в  гармонии  красок  и  движений.  Потребность  видеть  их  диктовалась  изнутри  артистическим  чувством  родственным  их  искусству.  Главное  состояло  в  совпадении  взглядов  на  эстетические  цели  творчества.

Сюжет  разворачивающего  действия,  был  удивительно  прост,  и  оттого  гениален.  Караван  верблюдов  идущих  по  бескрайней  песчаной  пустыне.  Долгий путь  по  безжизненным  барханам  измучил  людей  и  животных.  Сотни  километров  пройденного  пути,  жара,  усталость,  жажда,  но  караван  идёт.  Обессиленный  он  останавливается  на  привал,  об  этом  жителей  аула  оповещают  звуки  карная.

Номер  начинается  в  замедленном  ритме,  который  постепенно  нарастает  и  в  кульминации  создаёт  впечатление  праздника.  Сюда  входили:  мимический  пролог  (привал  каравана),  танцевальная  интермедия,  элементы  узбекских  народных  игр,  акробатика  и  джигитовка.  Трюковая  часть  аттракциона  основывалась  на  плечевой  акробатике.  В  кабриолет,  декорированный  под  узбекскую  арбу,  покрытую  ковром  с  национальным  орнаментом  запряжён  верблюд.  Он  бежит  рысью  по  кругу  манежа.  Чтобы  арба  правым  крайним  колесом  не  наезжала  и  не  билась  колесом  о  барьер  манежа,  оно  в  диаметре  должно  быть  больше  левого.  Все  движения  в  манеже  идут  против  часовой  стрелки.  Исключительной  сложностью  отличался  танец  с  подносом.  Исполнитель  держал  в  руках  по  два  отшлифованных камешка. 

Постукивая  ими  создавал  ритм  самого  танца,  одновременно  искусно  перемещая  поднос  с  головы на  спину.  Потом  выезжала  арба  запряжённая  верблюдом,  на  арбе  стоял  нижний,  он  принимал  на  свои  плечи  других  исполнителей.  Начиналась  пирамидная  работа.  Это  элементы  художественной  силовой  и  пластической  акробатики.  Групповое  расположение  исполнителей,  которые,  поддерживая  друг  друга,  образуют  сложные  композиционно  оформленные  фигуры.  Исполнение  их  усложняется  с  каждым  кругом  арбы  по  манежу. Тут  очень  важно  чтобы  бег  верблюда  был  равномерный,  без  рывков. Сбой  или  остановка,  и  вся  пирамида  развалится  вмиг  как  карточный  домик.  Это  не  просто  опасно,  это  очень  опасно.  При  рывке  или  неожиданной  остановке  все  исполнители  разлетаются  в  разные  стороны,  и  нет  никакой  возможности  кого  то  подстраховать.  Падения  в  этом аттракционе  не  предусмотрены. 

Высочайшее  мастерство  исключало  эту  возможность.  Но  это  ни  в  коем  мере  не  говорит  о  том,  что  этой  опасности  не  существует.  В  этих  артистах  было  развито  особое  чувство  к  движению  по  радиусу  круга.  Нижний  умышленно  заваливает  пирамиду.  По  закону  физики  она  должна  развалиться,  но  она  не  падает,  и  только  потому  что   одновременно  на  них  действует  другой  закон  физики.  То  самое  о  котором  я  уже  говорил  «движение  по  радиусу  круга».  Если  арба  равномерно  движется  по  кругу,  то  это  не  в  коем  мере  не  говорит  о  том,  что  верблюд  такой  умный.  Это  заслуга  другого  исполнителя,  который  стоит  в  центре  манежа  и  управляет  равномерным  ходом « кораблём  пустыни». 

В  манеже  засыпанными  опилками  всегда  есть  неровности.  Да  простая  складка  ковра,  на  которую  наезжает  колесо  арбы,  становится  для  верхнего  стоящего  в  пирамиде,   настоящим  трамплином.  Поэтому  ноги  нижнего  работают  асинхронно  как  две  мощные  рессоры.  Если  на  секунду  оторвать  взгляд  от  пирамиды  и остановить  его  на  ногах  нижнего,  то  можно  увидеть  удивительный  танец  ног  Владимира  Шумилина.  Его  мощь  и  мастерство,  гарантия  безопасности  для  всех партнёров.  Они  знают,  они  уверенны  он  не  допустит  ни  малейшей  ошибки.  Дальше  идёт  вольтижная  работа.  Цирковая  энциклопедия  подсказывает  нам:  Акробатика – (от  греч. слова – кто  ходит  на  цыпочках)  вот  и  всё.  Но  я  постараюсь  дать  более  развёрнутое  определение  что  такое  акробатика.

«Акробатика – физическое  развитие  человеческого  тела  в  умении  управлять  им  в  безопорном,  пространстве  в  трёх  плоскостях  свободного  вращения.  Это   набор  упражнений  (трюков)  в  основе  которых  перевороты  и  вращения  через  голову,  представляющие  большую  сложность  и  опасность.  Но  почему  она  называется  вольтижной?   Вольтиж  (от  французского слова – порхать),  это  перебрасывание нижними  друг  к  другу  верхних  партнёров.  Если  акробат  прыгун  зависит  только  от  самого  себя,  отталкиваясь  от  жёсткой  опоры  или  от  подкидывающего  устройства  (трамплина),  то  в  вольтижной  акробатике  он  полностью  зависит  от  своих  партнёров.  Проще  говоря,  вольтиж – это  безопорное  состояние  акробата,  в  котором  он  должен  продемонстрировать  своё  умение  вращаясь  вокруг  продольной  и  поперечной  оси  своего  тела.

На  верблюде,  запряжённым  в  арбу,  между  двух  горбов  установлена  площадка,  позволяющая  нижнему  партнёру  каким  то  невероятным  образом  стоять  во  весь  рост.  Чтобы  уверенно  стоять  на  этой  площадке,  нужна  опора  равная  площади  стопы,  но  этого  достаточно  в  том  случае,  если  акробат  мастерски владеет  навыками  эквилибриста,  умеющего  сохранять  равновесие,  на  непривычной  для  него  опоре.  Опора  на  которой  стоит  Эдик  Строкай  по  своей  природе  привычной  быть  не  может,  потому  что  верблюд  живое  существо.  Верблюд  никогда  не  бежит  одинаково. 

По  сложности  это  тоже самое,  что  стоять  на  свободной  проволоке,  с  той  лишь  разницей,  что  верблюд  может  (как  я  уже говорил  раньше),  сбиться,  остановиться,  или  хуже  того – взбрыкнуть.  Тогда  вылет  в  зрительный зал  вам обеспечен.  На  плечах  нижнего  стоит  верхний,  если  произойдёт  падение,  то  учитывая высоту  его  полёт  будет  непредсказуемым.  Просчитать  последствия  просто  невозможно.  Если  падение  происходит  в манеже,  то  артиста  можно  спассировать,  но  если  это  происходит  вне  пределов  манежа,  такое  падение  можно  только  сопроводить  взглядом.  Пассировщика  в  зрительный  зал  не  поставишь.  Значит  падать  при  любых  обстоятельствах  развития   событий  строго  запрещено.  То  что  происходит  дальше,  поражает даже  самое  смелое  воображение.

Верхний  с  плеч  нижнего  делает задний  сальто – морталь  в  плечи  нижнего  стоящего  на  арбе,  и  тот  минуя  паузу, отправляет  его  в  плечи  бегущего  за  арбой  партнёра,  и  тут  же  высокое  сальто  на  сход  в  манеж.  Бегущий  за  арбой  нижний  партнёр  испытывает  поистине  сверх – нагрузки.  Если  учесть  высоту  арбы, рост  партнёра,  то  вес  верхнего  с  высоты  более  трёх  метров,  превращается  в  живую  ударную  массу  весом  в  300 кг.  В  данном  трюке  нижний  ловит  верхнего  в  движении  по  радиусу  круга.  Принять  устойчивого  положения  с  опорой  на  две  ноги  он  не  может,  он  бежит,  он  ловит  верхнего  учитывая  снос  партнёра  по  законам  центробежной  силы.  Доведённая  до  совершенства  техника,  огромная  физическая  сила,  опыт,  интуиция  всё  то  чем  владеет  Владимир  Шумилин,  в  нём  90 кг  чистых  мышц,  он  приседает  с  весом  350 кг,  удерживает  на плечах  полтонны  веса.

Непонятно  каким  образом  этим  артистам  удалось  передать  вольные  порывы  отчаянной  души  в  шкале  ограниченных  возможностей.  Какие  возможности  могут  дать  верблюды,  разве  что  незначительный  элемент  экзотики,  в  остальном  же  одни  невозможности.  Верблюд  не  лошадь,  он  весь  какой  то  непредсказуемый,  как  им  удаётся  управлять  этими  животными,  для  меня  загадка.  Непокорное  животное  верблюд,   непокорные  и  эти  ребята,  все  как  один  вольнодумцы..

Театралы  жалуются,  что  им  запрещают  спектакли,  танцорам  «Большого  театра»  не  дают  танцевать  то  что  они  хотят.  Выберите  средством  выражения  своих  чувств – трюк  и  у  вас  не  будет  запретов.

Трюк,  как  сказал  мой  друг,  кандидат  искусствоведения  Владимир  Сергунин:  «мускульно – моторное,  физическое  действие,  представляющее  собой  отдельный  законченный  фрагмент  циркового  номера».  От  себя  хочу  добавить,  трюки  которыми  владеют  эти  артисты,  я  называю  классическими,  они  от  многообразия  форм  физического  развития.  Чтобы  овладеть  такими  трюками,  нужны годы  настойчивого  труда.

Запряжённый  в  арбу  верблюд  продолжает  бежать  рысью  по  замкнутому  кругу  арены.  Плечевая  акробатика  с  каждым  витком  движения  усложняется.  Вот  уже Эдик  Строкай  бросает  с  фуса  Моню  Туревского  идущего  высоким  сальто  на  бегущую  за  арбой  колонну.  Её  удерживает  Володя  Шумилин,  на нём  в  плечах  стоит  Юра  Зальцберг,  он  ловит  в  плечи  Моню,  колонна  продолжает  движение  вслед  за  арбой.  Бежать  с  колонной  на  плечах  (когда  на  тебе  два  исполнителя)  может только  Шумилин.  Идёт  лавина  трюков,  от  их  сложности,  лёгкости  и  многообразия  перехватывает  дыхание.  Неужели  ещё  можно  что  то  добавить  к  тому  что  они  уже  сделали? 

Неужели  их  творческая  фантазия  неистощима,  а  умение  и  мастерство  безгранично.  Темп  их  работы  нарастает  и  нарастает,  вот  уже  пошел  ханд–вольтиж,  это  броски  верхнего  со скрещённых  рук.  Чем  правильнее  отходит  верхний,  тем выше  и  выразительнее  его  трюки.  Создаётся  впечатление,  что  верхний  прыгает  как  на  батуте .Нет  даже  едва  заметного  напряжения,  он  взлетает  вверх,  делает  одно  сальто,  другое,  потом  его  трюки  становятся  разнообразнее:  идут  бланжи  пируэты,  всё  это  в  темп  без  остановки.  И  вот  немыслимый  по  сложности  трюк.  Два  нижних  стоя  на  арбе,  в  решётке  держат  верхнего,  на  одном из  них  в  плечах  стоит  второй  верхний.  Тот  что  в  решётке  идёт  заднее  сальто  в  плечи  к  нижнему,  а  второй  что  стоял  в  плечах,  идёт  в  плечи  бегущему  за  арбой  нижнему. Арба  уезжает,  идёт  джигитовка.  Эдик  Строкай  демонстрирует  весь  набор  трюков  на  скачущем  галопом  верблюде,  теперь  важно  сохранить  набранный темп. 

Начинается  кульминация  действия,  как  только  заканчивается  джигитовка,  начинаются  прыжки  через  верблюдов.  Старейший  мастер  Советского цирка  дядя  Ваня,   так  в  номере зовут  его ребята,  выбегает  на  на  манеж  держа  под  узцы  непокорного  верблюда  и  ставит  его  поперёк  центрального  форганга.  Один  за  одним  взлетают  ребята,  презрев  земное  притяжение,  в  акробатических  прыжках.  Вот  уже  рядом  с  первым,  ставят  второго  верблюда,  потом   третьего,  четвёртого,  и  наконец  пятого.  Через  пять  верблюдов  идёт  двойным  передним  сальто. Юра  Зальцберг  он  первый  исполнитель  этого  трюка,  свой  коронный  пируэт  исполняет   Юра  Саркисян.  Арабским  сальто  идёт  Моник  Туревский.  Взлетает  полпируэтом  Эдик  Строкай,  Володя  Шумилин  идёт  передний  сальто – морталь.  Заканчивает  прыжки  Володя  Кашеваров,  он  исполняет  целую  прыжковую  комбинацию:  переднее  сальто,  рондат  фляк  и  высокое  сальто  через  весь  манеж  за  барьер.

Зал  гудит,  потом  взрывается  громом  аплодисментов,  на  галёрке  свист  и  крики  мо-ло-дцы!  Они  пытаются  уйти  но  зрители  их не  отпускают.  Аплодисменты  становятся  организованными,  теперь  уже  кричит  весь  зал.  Они  делают  поклон  ещё  раз,  и  снова  пытаются  уйти,  но  инспектор  манежа  останавливает  их.  Никто  такого  приёма  не ожидал,  много  было  на  арене  прекрасных  номеров,  но  вот  такое  впервые.  Ни  одному  номеру,  никогда  не  доставалось  столько  аплодисментов  как  этим  ребятам.  Уставшие  но  радостные  они  выбежали  за  кулисы,  занавес  закрылся.  Зрители  не  унимались,  уже  в  который  раз  они  вызывают  их на  арену  своими  аплодисментами  и  криками  браво!  браво!  браво! Эти  ребята  изменили  моё  представление  о  цирке,  это  был  акробатический  балет, который  дал  огромный  импульс  в  развитии  всего  мирового  циркового  искусства  на  все  времена.  Это  был  безусловно  цирковой  шедевр.

Жаль  но  сам  этот  шедевр,  по  законам  этого  жанра  должен  был  исчезнуть  навсегда.  Такого  больше  никогда  не  будет.  Превзойти  их  невозможно,  их  невозможно  даже  повторить.  В  их  работе  были попытки  передать  бунтарские  взлёты  духа,  выразить  мечту  о  вольной,  независимой личности,  воскресить  пафос  сильных  и  беспримесных  чувств  в  интерпретации  Гюго  и  Флобера.  Каждый  трюк  в  этом  номере  был  не  сам  по  себе,  их  объединял сюжет  «Караван  верблюдов  идущих  по  бескрайним  пескам  пустыни».  «Акробаты  на  верблюдах»  оказались  самым  цельным  и  оригинальным  произведением,  не  только  нашего,  но  и  всего  мирового  цирка. 

- А  они  сюда  вернутся? – спрашивает  меня  мальчик  стоящий  у  занавеса  за  кулисами.

- Конечно  вернутся – отвечаю  я – караван  всегда  возвращается,  ты  только  верь.  Видишь  как их  принимают.  В  этом  цирке,  стоя  никому  не  аплодировали.

Время  не  стоит  на  месте,  всё  меняется,  всё  идёт  своим  чередом,  не  будет  этих  ребят,  придут  другие,  тоже  большие  мастера,  но  таких  как  эти  не  будет  никогда.  И  может  в  этом  самом  они  и  виноваты  более  всего,  потому  что  дерзнули  опередить  время  на  многие  десятилетия,  они  опередили  не  только  время,  но  и  самих  себя  Они  творили  не  понимая  до  конца  какими  пригоршнями  разбрасывали  бриллианты  своего  таланта.  В  искусстве  которому  они  служили, их   невозможно  было  остановить,  как  невозможно  остановить  движение  солнца,  как  не  остановить  движущий  в  пути  «караван». 

Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

                                
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100