В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Наталья Варлей: Цирк в моей сердце

Несмотря на свою молодость и сравнительно недолгий срок работы в искусстве, Наталья Варлей хорошо известна поклонникам разных муз. Любители цирка узнали ее совсем юной девушкой, когда она выступала на манежах разных городов с номером воздушного эквилибра на штейн-трапе, играя при этом на оригинальных музыкальных инструментах.

Миллионам кинозрителей полюбилась ее смелая, обаятельная «кавказская пленница» Нина, продемонстрировавшая на экране каскад увлекательных трюков и поведавшая нам в своей задорной, ставшей очень популярной песенке о забавном медведе, который «трется о земную ось». Театральная публика познакомилась с ней как с одной из основных исполнительниц столичного драматического театра имени К. С. Станиславского. А обширнейшей аудитории голубого экрана надолго запомнилась очаровательная «Машенька», трогательный образ которой Н. Варлей создала в одноименном телевизионном спектакле по пьесе драматурга А. Афиногенова.

Восемь лет прошло с той поры, как юная Наташа дебютировала под куполом цирка. Выпускница ГУЦЭИ, она в дальнейшем получила второе специальное образование — закончила Театральное училище имени В. В. Щукина. За эти годы молодая актриса снялась в двенадцати кинофильмах, среди которых: «Золото», «Бег», «Вий», «Черные сухари» и др. В ее театральном репертуаре ведущие роли в спектаклях: «Прощание в нюне» (Таня), «Коварство и любовь» (Луиза), «Черт» (Эльза-нахалка), «Живой труп» (Маша). Впереди новые планы, новые постановки. раздумья о новых ролях...

Ну а как же с цирком, со старым испытанным другом, открывшим Варлей дорогу в искусство? Об этом я спросил актрису, беседуя с ней в театральном фойе в перерыве между двумя репетициями. Наталья Варлей радостно сообщила, что с цирком у нее недавно состоялась новая, несколько своеобразная встреча, зафиксированная на пленку зорким оком кинокамеры. Целые дни проводила она на манежах Куйбышевского и Калининского цирков, где группа режиссера В. Георгиева вела натурные съемки нового художественного фильма «Последний аттракцион». Н. Варлей в этой киноленте словно бы возвращается к истокам своей артистической карьеры. Она играет роль молодой табунщицы с конного завода Даши Калашниковой, которая, впервые в жизни попав в цирк, Н. Варлей выступает на манеже проникается к нему большой любовью и после множества приключений и сложных перипетий становится воздушной гимнасткой.

Конечно, детали чисто биографического порядка в судьбах актрисы и ее экранной героини далеко не во всем совпадают. Варлей, например, никогда не была табунщицей (хотя и уверенно скачет на лошади), но так нее, как и Даша, страстно влюбившись в цирк, упорно добивалась осуществления заветной мечты — выйти самой на арену. Разница еще и в том, что Даша Калашникова впервые увидела залитый огнями манеж уже взрослой девушкой, а Наташа...

—    Я была совсем маленькой, — рассказывает Н. Варлей. — когда в первый раз попала в цирк. Что со мной творилось, когда я увидела Маргариту Назарову с ее изумительной походкой, необычайной грациозностью, свободной и непринужденной манерой работы с дрессированными тиграми. С тех пор Назарова стала для меня идеалом женственности, смелости и гармоничности. А номер искусной гимнастки на трапеции Раисы Немчинской! Вся в белом, легкая, гибкая... Сказочно прекрасными казались мне и она сама и ее ловкие, изящные трюки на «луне».

—    Я росла слабым, неспортивным ребенком, меня всячески оберегали от ушибов, резких движений. Поэтому то, что делалось в цирке, казалось мне истинным чудом.

Наталья в детстве занималась музыкой, рисованием. Здесь и должна она. как казалось ее родителям, искать свое призвание. Но случилось по-другому. Отправились как-то Наташа с матерью в цирк на Цветном бульваре. Пришли задолго до начала представления, и вдруг хлынул дождь. Пришлось укрыться в помещении касс. А там на стене висел плакатик: «Объявляется набор в детскую студию пои цирке».

—    Вот это для меня! — решительно сказала девочка. Родителям так и не удалось ее переспорить.

Как увлекательны были уроки, которые проводил с ребятами педагог студни Виктор Захарьин, в прошлом артист цирка! Занимались гимнастикой, акробатикой, жонглированием, а балетмейстер П. Гродницкий обучал детей элементам сценического танца.

Наташа с радостью убеждалась, что не такая уж она слабенькая и хрупкая. Все у нее получалось не хуже, чем у других. Значит, не заказана ей дорога на манеж.

—    Я подала твои документы в художественное училище, — сказала однажды мама. — Занеси завтра в канцелярию свои рисунки.

—    Рисунки я припрятала подальше в шкаф, — вспоминает моя собеседница. — А сама с подружкой на утро отправилась на улицу Правды поступать в ГУЦЭИ. Мы, конечно. не блистали талантами, да и подготовка была не ахти какая, но случаются же в жизни удачи — приняли нас с Лидой (она теперь работает в акробатическом трио под руководством Ю. Шубина).

Н. Варлей с любовью и признательностью вспоминает имена 3. Б. Гуревича, Ю. Г. Мандыча, К. И. Филатовой и других педагогов ГУЦЭИ:

—    Занимаясь и общаясь с ними, я постепенно рассталась с девчоночьими мечтами о каких-то сверхсудьбах артистов цирка, с наивными представлениями об их «исключительности».

Наши наставники оказались не только опытными, взыскательными преподавателями, но и прекрасными, чуткими воспитателями, прививавшими нам — зеленым подросткам — вкус к систематическому упорному труду, воспитавшими в нас чувство ответственности, дисциплины, глубокий интерес к искусству.

На втором курсе, когда пришла пора подумать о специализации, Зиновий Бонич Гуревич, зная о стремлении Варлей стать гимнасткой, предложил ей готовить номер воздушного эквилибра.

—    Ты ведь занималась музыкой,  — говорил он, — играешь на пианино? Ну а теперь попробуй и другие музыкальные инструменты. Будешь выступать гимнасткой на качающейся трапеции и одновременно играть на концертино, флексатоне, кастаньетах... С этим номером восемнадцатилетняя выпускница ГУЦЭИ и стала потом выступать на манеже.

—    Кто из мастеров цирка, — спросил я Н. Варлей, — был для вас, начинающей артистки, примером не только в профессиональном, но и в чисто человеческом плане?

—    Не ждите, что я буду оригинальной в своем ответе. И тогда и сейчас для меня, как и для многих моих друзей были и остаются высоким эталоном творческого и нравственного порядка такие подлинные энтузиасты советского манежа, как Юрий Владимирович Никулин, семья Волжанских, Нина Логачева... Их жизнь, творчество, полная самоотдача любимому делу — достойный образец для каждого молодого актера, в какой бы области искусства он ни работал.

—    Я знаю, что вы выступали в цирке два года, а потом вас «умыкнули» в кино, подобно тому как в «Кавказской пленнице» Сааков вместе с комической «троицей» умыкнули Нину? Как это произошло?

—    Все началось опять же с манежа. Киноработники увидели мой номер, когда я выступала в Одесском цирке, и пригласили на пробу в фильм «Формула радуги». А потом — вызов в Москву на съемки «Кавказской пленницы». Режиссер Л. Гайдай решил, что на роль Нины нужна исполнительница с хорошей физической подготовкой, а еще лучше — профессиональная актриса цирка. По ходу съемок необходимо было лазать по отвесной скале, прыгать со второго этажа, выполнять различные трюки чисто циркового плана.

Особо ответственным в фильме оказался эпизод, в котором Нина должна была прыгать в горную речку, спасая незадачливого Шурика.

—    Нет, нет, Варлей не полезет воду, — сказал решительно Гайдай. — И не просите. Наташа, рисковать не будем, впереди еще столько съемок...

Обрядили долговязого парня в женский купальник. Оператор заглянул в глазок своей камеры и ахнул: «У него же синева от бритых усов видна».

Ассистент нашел девушку-дублера. Начали репетицию.

—    Слушайте, — говорит режиссер, — вы же уверяли, что умеете прыгать в воду! Ах. не умеете, но хотели сниматься в кино... Ну. хватит! Где Варлей?

—    Я подошла к обрыву, — вспоминает эту съемку актриса. — Страшно было смотреть на бежавшую внизу быструю речку. «А может быть, лучше пусть тот усатый ныряет», — подумала я. И в этот момент услышала, как кто-то тихо сказал: «Не прыгнет». — «Ах так! Ну я вам сейчас покажу...».

Приготовилась.

—    Порядок! — обрадовался оператор, — никаких усов, и кадр отличный!..
—    Но такие сомнения на съемках были у меня редко, — говорит Варлей. — Мне нравится всегда все делать самой. К этому приучил манеж. Открытая со всех сторон цирковая арена учит актера быть собранным, решительным в любых ситуациях. Тяжелее всего для меня были игровые сцены в фильме. Хоть в цирковом училище мы и занимались уроками актерского мастерства, мне все же было очень трудно передавать чувства и переживания моей героини. Тогда на съемках от ощущения неудовлетворенности своей работой и родилось мое решение поступить в театральное училище.

—    И тогда вы ушли из цирка?
—    Расставанье с ним, — пожалуй, самый грустный момент в моей жизни. Но это должно было произойти, потому что цирк, как нн одно искусство, не терпит непостоянства. Начались приглашения сниматься в кино — это было, конечно, заманчиво. На первые съемки я пыталась брать с собой цирковую аппаратуру. Съемочная группа в своем багаже дополнительно везла 290 килограммов груза. Но времени для тренировок не хватало, я теряла форму, и после возвращения со съемок надо было практически начинать все репетиции заново.

...Получив театральное образование и став драматической актрисой. Варлей часто с сожалением думала о том, что ей уж никогда больше не ощутить волнующего чувства, которое испытывала она, поднимаясь под купол цирка. Тем радостнее для нее оказалась недавняя работа в фильме «Последний аттракцион». С увлечением окунулась она в родную атмосферу арены. С трепетным чувством после долгого перерыва вновь взобралась на качающуюся трапецию.

И опять актрисе помогал ее учитель из ГУЦЭИ, известный цирковой педагог и режиссер Ю. Мандыч. помогали девушки-гимнастки из воздушного аттракциона «Галактика», исполнявшие в качестве дублеров рекордные трюки, которые самой Варлей не под силу.

—    Месяцы, проведенные на съемках «Последнего аттракциона», — говорит она. — стали словно бы новой встречей с цирком. Впрочем, сердечные связи с ним у меня никогда не обрывались. Я чувствую себя внутренне обедненной, если два-три месяца не побываю в цирке, не увижу, как стоят в проходах артисты, наблюдая и сопереживая своим коллегам. Такого глубокого ощущения товарищества, подлинного коллективизма не увидишь ни в какой другой области искусства. Побывав всякий раз на цирковом представлении, я уношу с собой заряд бодрости, собранности, помогающий мне в моей повседневной работе на сцене и в кино.

Моя собеседница улыбнулась и потом очень серьезно сказала:

—    Вы. наверное, удивляетесь. — сама же ушла из цирка, а теперь объясняется ему в любви. Думайте что хотите, а цирк я действительно очень люблю, хоть и увели меня от него неисповедимые житейские пути. Если бы я смогла совместить сцену, киносъемки с постоянной работой в цирке, не было бы. наверное, счастливее меня человека на всем свете...

Заканчивали мы наше интервью дома у Варлей. Здесь царит культ двух малышей. Один из них — симпатичнейший трехлетний Вася, сын актрисы, другой — его неразлучный приятель, пресмешной пуделек Кузя. Все в семье так или иначе «вертится» вокруг этих двух крохотных персон. Наблюдая неутомимую возню мальчугана с его четвероногим другом, я спросил Наталью Владимировну:

— Не приходила вам в голову мысль, что ваш Вася, когда вырастет, может стать артистом цирка?

Варлей оглянулась на дверь в другую комнату, где находилась ее мать. Ада Сергеевна.

—    Бабушка, конечно, осталась бы верной себе и не одобрила внука в таком выборе профессии. А я — за! С радостью увидела бы Васю на манеже.


А. АМАСОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100