В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Первый русский стационарный цирк братьев Никитиных

В 1873 году, в Саратове был открыт первый русский стационарный цирк братьев Никитиных. Бродячими артистами начинали братья Никитины — Аким, Петр и Дмитрий.

Со временем они проявили себя, как одаренные исполнители в различных жанрах, как постановщики программ и пантомим, как энергичные организаторы циркового дела. Никитины стремились придать своим выступлениям национальное своеобразие. Они много сделали для поддержки русских артистов, внесли весомый вклад в развитие отечественного циркового искусства.

Сейчас саратовский стационар по праву считается одним из лучших наших цирков. В городе на берегу Волги прошли премьеры многих новых интересных номеров и целых программ, в том числе национальных, в Саратове велись репетиции и состоялся выпуск Казахского циркового коллектива. Здесь были подготовлены и выпущены оригинальные номера и аттракционы воздушных гимнастов Запашных, канатоходцев на наклонном канате Магомедовых, жонглеров и эквилибристов Черняускас, гимнастов на параллельных брусьях с батудом Салминых, эквилибристов на двойной проволоке Хмыровых, акробатов-прыгунов с шестами Замоткиных и другие. Артисты, приезжающие в Саратов, неизменно встречают доброе внимание и заботу, им всегда охотно идут навстречу, когда нужно усовершенствовать номер, обновить аппарат и реквизит.

Многие молодые исполнители начали свой путь в профессиональном искусстве с манежа саратовского стационара. И не случайно здесь утвердилась хорошая традиция торжественного посвящения в артисты.

Работники саратовского стационара регулярно организуют творческие отчеты, шефские выступления мастеров манежа на предприятиях города и перед тружениками села. Ежегодно цирк посещает более миллиона жителей Саратова и области.

В Саратовском цирке сложился крепкий творческий коллектив, которым вот уже более десяти лет руководит заслуженный работник культуры РСФСР И. Дубинский. Много энергии и труда отдают работе в родном цирке главный дирижер С. Данилов, главный инженер Л. Крупеников, режиссер-инспектор Б. Мамлеев, начальник электроцеха В. Мордовии, заведующая постановочной частью А. Юдкова, старший контролер А. Дискина, вахтер П. Бегчева и другие.

К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина Саратовский цирк был занесен в Ленинскую тетрадь лучших предприятий и учреждений города, а в дни празднования 50-летия образования СССР — награжден Юбилейной грамотой обкома КПСС, областного Совета депутатов трудящихся и облсовпрофа.

В этом номере мы публикуем статью профессора Ю. Дмитриева «Самородки», рассказывающую о жизни и деятельности Никитиных, и главу из документальной повести Р. Славского «Братья Никитины — основатели русского цирка».
Мы ничего не знаем о детстве и молодости Александра Никитовича Никитине, кроме того, что он был уроженцем Саратовской губернии, крепостным помещика Кропотова и в 50-х годах прошлого столетия, вместе со своей семьей, получил вольную. Тогда, а, может быть, и раньше, стал он ходить по городским дворам, трактирам и ярмаркам с шарманкой. Едва только находились хоть два-три человека, согласных его слушать, как шарманка устанавливалась на специальный костыль, владелец ее начинал вращать ручку, и из ящика неслись звуки популярной в то время песни «Прелестная Катерина». Кроме шарманки у Никитина были еще ширмы, из-за которых появлялся знаменитый Петрушка — молодой, веселый человек, не лезущий за словами в карман, собирающийся жениться на Варюшке и без всяких церемоний расправляющийся с немцем-доктором, полицейским (будочником-капралом) и даже со смертью.

Жена Никитина — Ирина Ивановна помогала мужу, а дети — Дмитрий (1835— 1919), Аким (1843—1917) и Петр (1846—1924) как только подрастали, также начинали выступать перед публикой: пели, плясали, показывали акробатические номера, смешили зрителей комическими выходками, играли на музыкальных инструментах.

Профессия уличных артистов была нелегкой, зимой и летом, в мороз и в жару, на любой площадке надо было показывать свое искусство. И хорошо, если публика расщедривалась и бросала деньги. А то исполнит бродячий артист весь свой репертуар, а зрители, почувствовав, что дело приближается к концу, постепенно разойдутся, никак не оплати» полученное удовольствие. Собирать деньги— это тоже была целая наука.

Конечно, уличные артисты обычно спешили туда, где собирался народ — на ярмарку, на большой базар, в город или село, где отмечался престольный или какой-либо другой праздник. Вскидывали на спину свой скарб и пешком отправлялись в путь в надежде на удачу.

Семья у Никитиных была дружная, трудовая. Ребята работали с душой, в самых сложных условиях они не ленились репетировать. Отец был человеком экономным и ребят приучал денег на ветер не бросать. Пьянства — этого вечного бича и порока уличных артистов, семья Никитиных не знала. И в результате ценою, разумеется, неимоверных усилий, удалось скопить достаточную сумму, чтобы в начале 70-х годов соорудить в Саратове на народном гулянии балаган.

Главное внимание здесь уделялось цирковым номерам, которые сами братья исполняли, кроме того в программу включалось выступление петрушечного театра. Им повезло в том смысле, что они встретились и соединились с неким К. О. Краузе, называвшим себя механиком и физиком. Этот Краузе показыввл «туманные картины», из которых особый успех имела серия «Извержения Везувия». Тогда «туманные картины», демонстрируемые на полотне при помощи волшебного фонаря, казались, особенно в провинции, удивительным чудом, и народ повалил в балаган Никитиных. Отец к тому времени скончался, но осталась мать — рачительная хозяйка: она торговала билетами, следила за сохранностью имущества, шила, стирала, штопала костюмы. Несмотря на постоянные переезды, у нее всегда все находилось в идеальном порядке. Что касается Дмитрия, то он, кроме выступлений на сцене, играл на гармонике, аккомпанируя представлению. Положение премьера занял Петр, великолепно исполнявший номера в разных жанрах, да и Аким старался изо всех сил. И братья мечтали о том времени, когда они смогут, наконец, открыть настоящий цирк.

Заметим, что с начала XIX века цирковые представления все чаще устраиваются в провинции. Даже в отдаленные города проникают берейторы, эквилибристы, акробаты, фокусники и другие артисты. Иногда они выстраивали амфитеатры или балаганы, иногда давали представления прямо на площади или в манежах богатых господ. Иные труппы штукмейстеров, кочевавшие по ярмаркам, оставались в России на годы и десятилетия. Интересно, что знаменитая картина Леонардо да Винчи «Мадонна Бенуа», сейчас находящаяся в «Эрмитаже» а Ленинграде, была обнаружена в начале прошлого века в Астрахани, в цирке Франческо Пикколомини, где она служила иконой.

Естествен вопрос: а были ли тогда русские цирковые артисты? Можно с уверенностью ответить утвердительно — были, хотя и в небольшом количестве. Почему же в таком случае русский цирк не получал сколько-нибудь заметного развития? Главная причина заключалась в том, что в условиях крепостного права артистам трудно было выдвигаться, к тому же русское дворянство, по своему обыкновению, предпочитало иностранное своему доморощенному и уж особенно мужицкому. Поэтому, даже если русский артист и появлялся, то он обычно спешил взять иностранный псевдоним. Церковь неодобрительно смотрела на все формы зрелищ и спешила заклеймить всякую попытку их организовать, тем более, если эти попытки предпринимались крестьянами. И полиция, более или менее охотно разрешавшая иностранцам их выступления, сдерживала все попытки, особенно простых русских людей, давать спектакли.

Конечно, при таких условиях выдвижение русских цирковых артистов было затруднено, и все-таки такие артисты были.

Существовали немногочисленные крепостные цирки. Один из них принадлежал С. С. Апраксину. Судя по рисункам, приведенным на афише этого цирка, уровень мастерства в нем был достаточно высок. Исполнялось сальто-мортале через экипаж, запряженный парой лошадей. Эквилибрист с мальчиком, стоящим у него на плечах, ходил по канату, садился на него и снова вставал. Исполнялись танцы на ходулях. Акробат стоял на голове на руке нижнего акробата.

Можно предположить, что такие же квалифицированные русские исполнители поступали и в другие цирки. Долго оставаясь в России, путешествуя по провинциальным городам, иностранные антрепренеры бывали вынуждены брать русских учеников, расширяя таким образом свои труппы и пополняя в них естественную убыль.

На гулянии в Москве 1 мая 1802 года выступал молодой поселянин, показывавший лошадь в очках' Как писала газета «Московские ведомости», «лошадь в очках возбудила общий смех и общее любопытство».

Купец Федор Иванович Никитин поднимался на воздушном шаре и опускался на парашюте, проделывая в воздухе «различные вольтижирования». На шаре также поднимался и прыгал с парашютом русский штаб-лекарь Кашинский. И это делалось публично, для этого специально выстраивались амфитеатры.

В Москве, за Тверской и Рогожской заставами, имелись амфитеатры, куда собирались посмотреть на травлю медведей собаками. Здесь иногда показывали и «медвожью комедию», причем вожаками выступали русские люди.

И все-таки постоянного русского цирка не было. Были русские артисты, часто талантливые, но выступали они в предприятиях, возглавляемых иностранными антрепренерами.

Заслуга создания первого русского профессионального, постоянно действующего цирка безусловно принадлежит братьям Никитиным.

В 1873 году Никитины прибыли со своим балаганом в Пензу, туда же приехал немецкий антрепренер Барнек, готовящийся открыть цирк. По каким-то причинам ему этого сделать не удалось, но он много задолжал городу, и, чтобы выйти из положения, соглашался дешево продать передвижной цирк со всеми принадлежностями и лошадьми. И Никитины этот цирк купили. Но тут выяснилось, что все хорошие земельные участки на ярмарке уже заняты. И тогда братья решили, благо была зима и река замерзла, установить свое предприятие на льду Суры, делящей город на две две части. Нельзя не учитывать, что цирк был летний, крыша у него была брезентовая и, чтобы ее укрепить, оттяжки привязывали к кольям, а колья вмораживали в лед. Работа была тяжелейшая. И все же в назначенный день над цирком взвился флаг. Заиграл оркестр, и зрители вступили под брезентовую цирковую крышу. Хорошо* что в том году зима была не особенно лютой, а то замерзли бы и зрители и артисты. Положим, зрители могли и не ходить на представления, но артистам да и антрепренерам тогда пришлось бы лихо. Но и мягкой зимой работать в летнем цирке тоже было нелегко.

В новом цирке мать, как и прежде, сидела в кассе, а в большинстве номеров выступали братья. Без всяких натяжек они могли назвать свой цирк семейным.

Из Пензы Никитины перебрались в Саратов и здесь также открыли цирк. Но если раньше они робели — а как публика примет русское предприятие? — то теперь действовали решительно. Слова «Русский цирк» были написаны очень крупными буквами, так же, как и сообщение, что в программе выступают русские артисты во главе с русскими директорами. И дело сразу пошло хорошо. Таким образом, если кратковременная работа в Пензе была для Никитиных случайным эпизодом, то с Саратовом они связались на долгие годы, и именно в этом городе их русский цирк по-настоящему встал на ноги, получил первое и высокое признание.

С этих пор Никитины путешествовали с цирком из города в город. Участник труппы И. А. Зайцев вспоминал: «Мы стояли в городе с цирком-балаганом Никитина от двух недель до месяца, играли до 18 сеансов в день, по 15 минут каждый. Ездило нас 16 артистов, б музыкантов, 5 человек технического персонала, из них один конюх, один реквизитор. Вещи везли на двух лошадях, а сами шли пешком. Зимой балаган закрывался, и мы втроем — мать Никитина, я и шарманщик — отправлялись с театром марионеток в низовья Волги. Так же поступали и остальные члены труппы».

Постепенно Никитины богатели, причин для этого было несколько. В семье, как я уже говорил, все были работящими и трезвыми людьми. Мать, как всегда, сидела в кассе, смотрела за хозяйством, ре. монтировала старые и шила новью костюмы. Дмитрий пел, плясал, показывал упражнения с гирями. Аким выступал как жонглер, клишник, клоун — Иванушка-дурачок (по-другому — Иван Кирпич: он носил рыжий парик). Петр глотал шпаги, вольтижировал на лошади, работал на трапеции. Кроме того, все три брата выступали в групповых акробатических номерах, участвовали в представлениях кукольного театра, играли в пантомимах. Это были неизменные премьеры труппы.

Что касается Петра, то по общему признанию, он был первоклассным универсальным артистом: дрессировщиком лошадей, наездником, акробатом, гимнастом. При помощи трамплина он делал двойное сальто-мортале через препятствие. Лучшим его номером считался воздушный полет. Перелетая с одной трапеции на другую, он исполнял в воздухе сначала одинарное, потом двойное сальто-мортале, пролетал через обруч, заклеенный бумагой, и через огненное кольцо. Оттолкнувшись от трапеции, Никитин делал в воздухе двойное сальто-мортале и приходил ногами на мостик, подвешенный под куполом. Это и для нашего времени выдающийся трюк. Свой воздушный полет Никитин исполнял без предохранительной сетки, хотя к тому времени она была известна. Кроме того, Петр Никитин выступал с гимнастическим номером на двух турниках, перелетая с одного на другой. Выступал он и как дрессировщик техасских быков. Один из рецензентов писал в 1887 году: «Тупоумные быки проделывали благодаря дрессировке П. А. Никитина изумительные вещи».

Бесспорно, Никитины были людьми одаренными. Не случайно замечательный журналист В. А. Гиляровский (дядя Гиляй) написал к ним в альбом:

«Во имя правды и добра. Не признаю я взглядов узких,

Люблю Акима и Петра,

Люблю я самородков русских».

Первый русский цирк встал в уровень с крупнейшими иностранными антрепризами. Никитины построили деревянные стационарные цирки в Саратове, Киеве, Казани, Нижнем-Новгороде. Отлично зная артистов, выступающих в балаганах и на народных гуляниях, они охотно приглашали их для работы в свои предприятия, иногда помогая им сшить новые костюмы, изготовить реквизит. Среди приглашенных нередко встречались выдающиеся мастера. И программы цирка Никитиных, состоящие по преимуществу из русских или обрусевших артистов, становились яркими, интересными, привлекающими внимание зрителей.

В 1882 году Никитины во главе труппы артистов приехали в Москву. В столице было два цирка: один принадлежал Альберту Саламонскому и находился на Цветном бульваре (там, где сейчас старый Московский цирк), другой — на Воздвиженке (позже улица Калинина) и принадлежал Карлу Гинне (на этом месте теперь Дом дружбы и культурных связей с зарубежными странами). Это здание Никитины арендовали.

Вполне естественно, что владелец Московского цирка Саламонский перепугался: конкуренция была слишком очевидной и опасной. Он поспешил заключить с Никитиными «мирный договор» и выплатил им изрядную сумму отступного, чтобы они навсегда покинули Москву. Уезжая, Никитины через газету поблагодарили московскую публику «за благосклонное внимание и радушный приём, которым пользовался русский цирк».

После этого они снова вернулись в провинцию. Теперь был выработан чрезвычайно удобный маршрут поездок. Зимой цирк играл в Тифлисе, оттуда переезжал о Баку, потом — по морю и Волге

—    опускался в Астрахань. Далее в течение лета цирк посещал Царицын, Самару, Саратов, работал во время ярмарки в Нижнем Новгороде, откуда неполным составом переезжал в Иваново-Вознесенск, где также устраивалась ярмарка, но значительно меньших масштабов. Тем временем, пока шли представления в Иваново-Вознесенске, Никитины обновляли труппу, раздобывали сценарии новых пантомим, узнавали о всех новинках циркового мира. Ездили они в Москву, Петербург, Варшаву, чтобы посмотреть идущие там программы и законтрактовать наиболее выдающихся исполнителей. Иногда Никитины открывали отделения своего цирка и в других городах — Киеве, Харькове, Курске, Ельце. И это не удивительно: труппа у них была огромная, и на конюшне стояло более ста лошадей. Было чем поражать народ.

И можно себе представить, как удивился и рассердился Саламонский, когда в 1886 году снова увидел на московских заборах афиши, извещавшие об открытии русского цирка. И где — в непосредственной близости от своего предприятия, на Цветном бульваре, в здании панорамы художника Георга Валингтона «Вступление русских войск в крепость Карс» (теперь на этом месте помещается кинотеатр «Мир»), Таким образом, цирк Никитиных находился буквально стена в стену с цирком Саламонского. Разъяренный Саламонский подал в суд, он же заплатил отступные и получил письменные гарантии, что в Москву Никитины больше не вернутся. На суде, однако, выяснилась любопытная деталь. Гарантии, оказывается, подписал Дмитрий Никитин, а он теперь в деле не участвовал. Что же касается Акима и Петра Никитиных, то они никаких обязательств на себя не принимали.

В новом помещении Никитины еще более отчетливо подчеркивали русский характер своего предприятия. В день открытия цирка в Москве, на Цветном бульваре, — впрочем, так бывало и в провинции— вся труппа вышла на арену в боярских костюмах; особенным великолепием отличались костюмы самих Никитиных, сшитые из бархата и парчи.

В своем большинстве труппа состояла из русских или обрусевших артистов. В ней были клоун-дрессировщик В. Л. Дуров, акробаты Дейке (Давыдовы), наездники М. и А. Сур, Николаев, Маслов, Николай Козлов, Лукашенко, Г. Полтавцев, жонглер Пащенко. Петр Никитин выводил дрессированных лошадей и предлагал вниманию зрителей медведя, который не только стоял на спинс галопирующей лошади, но и перепрыгивал через ленты и обручи. В то же время Никитины приглашали крупнейших гастролеров-иностранцев. Московская публика видела дрессировщика слонов Э. Томсона, укротительницу львов Зениду, выдающихся музыкальных клоунов Джиретти, исполнителя номера «Таинственный шар» Альфреда, укротительницу змей Наль Дамаянти, силача Эмиля Фосса, сальтоморталиста на лошади Нони Бедени. Впервые в России дрессировщик Альфонсо показывал лошадь, ходившую по канату. Никогда прежде Москва не видела такого сильного состава артистов. Но и расходы оказались непомерно велики. Проработав сезон, Никитины снова покинули Москву.

Цирк братьев Никитиных — явление весьма противоречивое. С одной стороны, братья явно стремились к утверждению тех квазипатриотичсских принципов, которые импонировали правящим кругам и купечеству. И не случайно именно этот цирк выступал на Ходынском поле в дни торжеств по случаю коронации Александра III и Николая II.

И вместе с тем нельзя не признать, что в развитии отечественного цирка Никитины сыграли большую и несомненно положительную роль. Все чаще премьерами в их программах становятся русские артисты. Сами выходцы из числа уличных артистов, братья всячески выдвигают и поддерживают русских исполнителей. Среди них и прямые воспитанники Никитиных, прошедшие у них профессиональную школу, и те, кто пришел к ним из маленьких цирков и балаганов огда и из среды уличных артистов. Проработав у Никитиных несколько лет, артисты от них уходили, но где бы они потом ни выступали — а России или за границей, — они, как правило, не отказывались от своих русских имен, занимая при этом ведущее положение. Всей практикой своего цирка Никитины доказывали, что русские артисты не только не уступают своим иностранным коллегам, но часто превосходят их. Всероссийской, а иногда и мировой известности добились тарие выученики Никитиных, как наездники Гавриил Полтавцев, Валентина, Тамара и Клара Гамсахурдиа, Петр Орлов, Бочаров, Петров, Николаев, Маслов, Трофим Трофимов, Лукашенко, Николай Козлов, Есипов, Наталья Иванова, клоуны Бабушкин, Козлов, Семен Кастанов, Матвей Бекетов, Зиновские, Лаврентий Лавров (Селяхин), Сергей Кристов, Корсуцкие. Борисов, акробат Иосиф Сосин, гимнаст и эквилибрист Степанов, эквилибрист на проволоке Корженевский, эквилибристы на перше Красильниковы, жонглеры Бабошин, Ксения и Михаил Пащенко и многие другие.

Репетиции в цирке Никитиных обычно начинались рано. Первыми репетировали наездники и дрессировщики лошадей. Потом час отдавался обучению детей, с ними занимался специально приглашенный балетмейстер. Если кто-нибудь из родителей хотел поставить ребенка на лошадь, ее беспрепятственно выводили из конюшни. Никитины часто присутствовали на этих репетициях и поощряли лучших. Кроме бесспорной любви к цирковому делу, здесь сказывался и расчет — нужны были талантливые молодые артисты. Свои представления Никитины по преимуществу рассчитывали на демократическую публику.

Шли годы, дело Никитиных разрасталось. Впрочем, надо сказать, что теперь цирком управлял один Аким Александрович, другой Никитин — Петр Александрович, замечательный и разносторонний артист — в административные заботы почти не входил. Постарев, испытывая все большие трудности при выступлении на манеже, он нашел в себе мужество в начале XX века прекратить артистическую деятельность. С тех пор он навсегда поселился в Саратове. И только когда в этом городе проходили гастроли цирка, на вывеске которого, как и прежде, стояло «Братья Никитины», он приходил в цирк и следил, если брат отсутствовал, чтобы все было в порядке. А в традиционный день своего бенефиса Петр Никитин появлялся на арене, демонстрируя группу дрессированных лошадей, которых теперь для него подготовляли берейторы.

Труппа же, возглавляемая Акимом Никитиным, в начале XX века выступала в Нижнем Новгороде, Казани, Ярославле, Саратове, Иваново-Вознесенске, Астрахани, Тифлисе, Баку, Ростове-на-Дону, Харькове, Киеве и других городах. И во многих из них у Никитина имелись собственные зимние и летние стационары.

В 1909 году А. Никитин купил за 150 тысяч рублей у графа Шереметева участок земли в Москве, почти на углу Большой Садовой и Тверской улиц. И здесь по проекту архитектора Б. Нилуса был воздвигнут цирк. Открытие состоялось 29 сентября 1911 года.

Особой гордостью дирекции был спускавшийся и поднимавшийся манеж, дававший множество возможностей при постановке водяных пантомим. Покрыт манеж был специальным кокосовым ковром. К неудобствам цирка надо отнести то, что конюшни помещались в подвале и были относительно невелики.

В 1913 году А. Никитин отметил свой 70-летний юбилей и получил «за отличное ведение дела» почетное и потомственное гражданство, золотую и серебряную медали на андреевской и анненской лентах. Сам он выпустил в честь юбилея специальные жетоны.

Никитин принадлежал к тем немногим цирковым директорам, которые могли помочь артистам и творчески. Была во всех действиях Акима Никитина какая-то открытость и то, что в цирке определяется, как кураж, то есть соединение лихости, даже бесшабашности, с самым строгим расчетом. Он любил сенсацию и умело ею пользовался. Сколько раз в дни своих бенефисов он входил в клетки ко львам| А вот воспоминание известного фельетониста В. М. Дорошевича:

«В Нижний приехал какой-то воздухоплаватель, чтобы летать на парашюте. Но испугался и отдумал.

Шар лежал без дела и Никитин его заарендовал. Шар надули светильным газом, подвязали трапецию. А. А. Никитин сел на трапецию. Ему сказали:

— Когда захотите опуститься, дерните за эту веревку.

И он полетел на воздушном шаре, сидя на трапеции. Без балласта. О воздухоплавании зная только то, что надо дергать за веревку, чтобы спуститься. Для того только, чтобы, пролетая над ярмаркой, бросить пук анонсов о своем бенефисе».

Когда началась мировая война, Никитин насыщал свои программы ура-патриотическими произведениями, идя в этом смысле в общем русле буржуазного искусства. Перед началом представления показывался кавалерийский маневр представителей всех дружественных России государств. Возглавляли отряд союзников русские казаки.

В сентябре того же года пошла военно-патриотическая пантомима «Взятие Львова» или «Ужасы Калиша», ставил ее сам Никитин.

Аким Александрович Никитин умер от припадка грудной жабы вскоре после Февральской революции, сохранив и почетное гражданство и медали, которыми очень гордился (к тому времени их просто еще не успели отменить.) Цирки по наследству перешли к его сыну Николаю Акимовичу — выдающемуся цирковому артисту, жонглеру на лошади, дрессировщику лошадей, акробату, исполнителю главных ролей в пантомимах. В 1919 году его предприятия были национализированы. Сам же Николай Никитин в течение многих лет выступал на аренах советских цирков, получил за свой творческий труд высокое звание заслуженного артиста РСФСР и орден «Знак Почета».

Советский цирк заслуженно добился выдающихся успехов и по праву считается лучшим цирком в мире. Но когда мы обращаемся к истории, нельзя не отметить, что в дело становления русского циркового искусства большой вклад внесли братья Аким, Петр и Дмитрий Никитины, прошедшие путь от уличных артистов и балаганщиков до корифеев отечественного циркового искусства.


Ю. ДМИТРИЕВ, доктор искусствоведения

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100