В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Первый успех Жанны Мареевой

Жанна МарееваМожет это и не очeнь педаго­гично писать об артистке, чей исполнительский стаж исчисляется вcero годом c небольшим. Но, право, выступление Жанны Мареевой настолько выделялось даже в той профессионально крепкой програм­ме, которую мне довелось увидеть, что умолчать o ней было 6ы просто несправедливо.

Ее атрибуты — хлысты, лассо, хула-хупы. Когда мы говорим o хлыстах и лассо, то перед мысленным взором невольно встают ковбои в пестроклетчатых рубашках, штанах, украшенных щегольской бахромой, в огромных шляпах, c револьверами, из которых они оглушительно палят в воздух. Жанна удержалась от искушения стать цирковым «ков­боем», a точнее «каугерл», что означает девушка-ковбой. Она предстает перед зрителями во всем обаянии своих восемнадцати лет, хорошей «фактурности», которой не нужно прибегать к каким-либо ухищрениям, рядиться в экзотические кoстюмы.

Ее номер — это маленькая сюита, слагаемая из эквилибристики, акробатики, жонглирования и танца. Вот исполнительница выхoдит на манеж, вращая пятиметровое лассо, прыгает в ero середину, демонстри­рует кульбиты. A лacco все кру­тится и крутится, словно это не веревка, а волчок. Потом девушка берет в руки хлысты. Они тоже словно живы е. Артистка сбивает ими воздушные шары, пальцы-наконечники c руки ассистента, извлекает из ваз букеты цветов, мeтким уда­ром тех же хлыстов с поворотом га­сит пламя факелов, горящих в разных концах манежа. Стремительные манипуляции вызывают восхищение, Может быть, еще и потому, что в их основе — искусное владение профессиональными орудиями труда, к каковым относятся также и хлысты и лассо — принадлежности пасту­хов, скотоводов, а это всегда интерес­но смотреть.

Заключительная часть номера — игра c гимнастическим обручем. Жан­на подкатывает их к себе с трех сто­рон пpи помощи все тех же хлыстов. Обручи бегут к ней как намагни­ченные. Кульминацией этой игры является вращение «бачки», Состоящей из восемнадцати обручей. Номер Mареевой не стереотипен.

От него веет удивительной свежестью. Молодая исполнительница держится на манеже раскованно, непринужденно. Но это отнюдь не развязность. Просто артистка живет цирковым искусством, дышит его праздничной атмосферой, чувствуя в ней себя легко, свободно, подобно птице, купающейся в небесной синеве. Ей весело выступать перед зрителями, быть ловкой, смелой и чуточку эксцентричной. На ее лице отражаются самые разнообразные чувства: восторг (по поводу удавше­гося трюка), удивление (если трюк на месте вместо того, может быть сбитым хлыстом) и т. д. Отсюда и те громкие и радостные восклицания, которыми она завершает трюки, как бы окончательно выплескивая свои эмоции и в то же время ставя завершающую точку.

Жанна не училась в специальной студии. Не кончала циркового училища. Она вообще не собиралась стать артисткой, хотя и родилась в цирковой семье. Ее мать, Альбина Мареева, восемнадцать лет вы ступа­ла в силовой акробатике в паре c Кларой Дворядкиной, a затем еще девять лет демонстрировала/сольный зквилибр. Отец, Евгений Мареев, тридцать лет выступает в паре c Вениамином Карсеевым. Жанна спо­койно заканчивала десятилетку. O том, чтобы выступать на манеже, повторяю, не помышляла, Так бы оно, наверное, и оставалось, если 6ы не случай.

B руки девушки попал хлыст, которым ее Отец пользовался, испол­няя репризу «Лошадка». Хлыст заин­тересовал. Сперва Жанна просто хлопала c непосредственностью ре­бенка, забавляющегося игрушкой. Затем стала пробовать сбивать раз­ные предметы. B ход пошли после­довательно, по степени уменьшения в размерах, бутылки из-под шам­пуня, мячики, спичечные коробки, расчески. Оказалось, что все пре­красно получается, что y Жанны твердая рука и превосходный глазо­мер. Не случайно, еще учась в шко­ле, она всегда показывала хорошие результаты в тире: пятью патронам и выбивала сорок очков из пятидесяти. От первых попыток, выполнявшихся «перстами робкой ученицы», девушка перешла к серьезной репетиционной работе. Отец сделал ей хлысты дли­ной в четырe c половиной метра (чем хлыст длиннее, тем сильнее удар и тем вернее можно попасть даже в самую маленькую точку). Потом изготовил лассо. Первым тре­нером и первым постановщиком номера, балетмейстером и художником по костюмам стала мать. Много помог советами Петр Пекшев, бывший участник цыганского циркового ан­самбля, демонстрировавший когда‑то игру c хлыстами.

Совсем не просто оказалось овла­деть хлыстами. Вначале Жанна по­падала не столько по предметам, которые намеревалась сбить, сколько по самой себе. Такие же сложности были и c лассо и хула-хупами. Не­которые недоверчивые зрители вы­сказываются порою, что обручи в цирке пластмассовые. Но обручи в цирке железные. И если хлысты остав­ляли полосы на лице и на теле исполнительницы, то обручи лупили главным образом по ногам. Но кто из цирковых артистов в пору обучения не набивал синяки и шишки?

Когда номер был готов, с ним познакомилась в Москве авторитетная комиссия. Мнение было единодушным: - Номер удался! В работу!

М. Медведев

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1986 г.

оставить комментарий


 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100