В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Возраст – категория относительная

 

 

7 октября 2008 года народная артистка России Эльвина Подчерникова отметила 80-летие.

 Эльвине Михайловне – 80? Ни за что не поверю. Да и многие из тех, кто знает эту полную энергии женщину, тоже немало удивятся такой метаморфозе. Наверное, действительно утверждение, что возраст определяется  не прожитыми годами, а состоянием души. И пример Эльвины Подчерниковой – убедительное тому доказательство. Она вечно в движении, вечно спешит кому-то на помощь. А дел и впрямь немало. Вчера через фонд Ю.Никулина оформляла направление заболевшему ветерану манежа в больницу, до этого помогла уложить в офтальмологический центр вышедшую на пенсию артистку. Своей энергичностью она не уступит многим молодым. Помню, как еще совсем недавно с нетерпением  и волнением ждала она окончания строительства Центра циркового искусства, где для ветеранов манежа готовилось помещение для реабилитационного центра. Каждый день измерялся неизменным маршрутом – от главка до метро Фрунзенская, где подходило к завершению строительство здания, в котором уже были выделены комнаты для лечебных процедур…

 

Цирк был предопределен для нее с самого начала. Иначе не могло быть, ведь родилась она в семье известных артистов Эльворти и кем станет девочка, когда подрастет, сомнений ни у кого не было. Начиналась династия с дедушки, который служил ветврачом в Костромском цирке.

Отец, Михаила Дмитриевича Эльворти, был одним из тех, кто вписывал первые страницы историю советского цирка. Начинал турнистом, затем создал воздушный полет, в котором  был вольтижером, а позже – ловитором.

С самого детства Эльвина помнит папу только на манеже, там он пропадал дни напролет – с утра до поздней ночи. Он был человеком, ратующем за чистоту жанра в его классическом виде и, создавая свой воздушный полет, хотел, чтобы номер этот рождал у зрителя чувства возвышенные, прекрасные, чтобы люди восхищались той красотой, что творится под куполом. И для достижения этого постоянно работал над шлифовкой трюков, построением общей композиции. И даже, несмотря на то, что номер этот неизменно проходил «на ура», у отца всегда оставалась внутренняя неудовлетворенность сделанным. Поэтому часто даже после представления трюки повторялись вновь и вновь.

Еще позже он занялся дрессурой белых медведей, показывал на манеже вместе с женой необычный, созвучный духу времени номер «Во льдах Арктики», который им передал Борис Эдер.

Приобщалась к цирку и дочь. Обладая с детства врожденной пластикой, Эльвина с ранних лет легко выполняла начальные элементы акробатики и гимнастики. Родители старались воспитать ее разносторонне развитым человеком, духовно богатым и отзывчивым к людям. И потому всегда выделялась среди ровесников не только физически, но и интеллектом, неплохо разбираясь в живописи, истории, литературе, как и все дети цирка занималась хореографией, знала наизусть множество стихотворений. За одно из них – «Смерть пионерки» Эдуарда Багрицкого, прочитанное на конкурсе-викторине в Московском зоопарке, 12-летняя Эльвина услышала первые в свой адрес аплодисменты жюри и даже завоевала приз – живого попугая.

– Стихи в моей жизни всегда занимали особое место, – вспоминает Эльвина Михайловна. – И этим я обязана своей маме, Нине Андреевне. Она была страстно влюблена в музыку, литературу. И любовь эту передала мне. Сколько чудесных книг прочли мы вместе – не сосчитать. Кстати, тот попугай, которого мне преподнесли в качестве приза за стихотворение, оказался обычным щеглом. Но таким забавным и понятливым, что он стал всеобщим нашим любимцем. Я очень подружилась с ним, обучала его разным премудростям. Конечно, это были детские забавы, о профессиональной дрессуре я тогда и думать не могла

.

– Но, наверное, все же втайне ждали момента, когда самостоятельно выйдете на манеж?

 

– Кто из цирковых детей не мечтает об этом!? Но ведь время было какое… Не до мечтаний. Тот наш с мамой поход в зоопарк состоялся незадолго до начала войны. Это были последние мирные дни, которыми жила страна. А через несколько дней по радио объявили о нападении гитлеровской Германии. Началась всеобщая мобилизация, которая коснулась и артистов цирка. Ушли на фронт и многие ребята из руководимого отцом воздушного номера. Не все из них вернулись домой. В цирке на проспекте Вернадского есть стена памяти мастеров арены – героев Великой Отечественной. Среди фотографий павших воинов – и многие знакомые мне с детства лица. Каждый год в День великой Победы, 9 мая мы, ветераны цирка собираемся у этой стены, чтоб почтить память наших товарищей.

И, конечно, вспоминаем те годы. Мы, хоть и не были на фронтах, тоже вносили свой посильный вклад в будущую победу – давали шефские представления, выступали перед ранеными в госпиталях. Чтоб хоть как-то поддержать семьи артистов, оставшихся без ушедших на фронт мужей, отцов, приноровились изготовлять самодельные папиросы, шили модельные туфельки и после представлений все это продавали на базаре. Первым эшелоном мы выехали в освобожденный Орел, наша бригада выступала по госпиталям, партизанским отрядам. Со Стуаром Бирюковым мы представляли разговорный жанр, а с Валентиной Лерри исполняли пластический этюд.

Я к тому времени в цирке была уже своим человеком. Когда мне исполнилось 15 лет, стала ассистенткой в номере отца «Во льдах Арктики», это был 1943 год. Потом – работала в номере велофигуристов Каминских.

И, конечно, представляла в своем воображении себя на манеже с дрессированными медведями. Мечта эта осуществилась в 1953 году. Только медведи были не белые, а бурые, герои русских народных сказок. Медведей-канатоходцев мне передал Борис Эдер.

 

– А почему вы «изменили» псевдониму, с которым успешно выступали много лет родители и вышли на манеж с «нераскрученной», никому неизвестной фамилией?

 

– Для меня самой это было неожиданностью. За несколько дней до премьеры иду на репетицию, и вдруг вижу на одном из зданий на Цветном бульваре большую афишу – свое изображение и рядом мишки. А через все полотнище крупными буквами: «Елена Подчерникова». Кинулась к директору Николаю Семеновичу Байкалову, а он мне: «Номер в исконно русском стиле, с исконно русскими животными. И дрессировщица – русская девица-красавица в кокошнике. Ну не вяжется со всем этим заморское имя Эльвина да еще Эльворти. Не поймет нас зритель». Доводы были довольно убедительными. Ну ладно, согласилась я, пусть Подчерникова, но какая я Елена! Хоть имя-то оставьте. Так появилась артистка Эльвина Подчерникова.

Номер сразу был замечен критикой, полюбился зрителю. Перенесемся в то время и представим, как это было.

…Манеж преображен в ярко зеленеющий луг, на котором появляется русская красавица – в кокошнике, в сарафане, расписанном хохломскими узорами, а вместе с ней – добры молодцы, то бишь, неуклюжие мишки. Впрочем, так ли они неуклюжи? Вряд ли многие из зрителей смогли бы повторить за ними и стойку на голове, и прыжки через барьеры, и еще множество других трюков, которые мишки проделывали с видимым удовольствием. Они крутили круговые кульбиты, бегали по натянутому меж двух березок канату. Создавая этот номер, Эльвина Подчерникова следовала той истине, что дрессировщик — не просто демонстратор трюков с животными, но и артист, притом ведущий, который в то же время должен быть как бы на втором плане, в тени, предоставляя инициативу своим четвероногим партнерам. Поэтому и кажется, что все происходит само собой – так естественно и просто исполняют медведи свои трюки. Кажется, эти четвероногие артисты освоили все жанры цирка: они канатоходцы и эквилибристы, акробаты и прыгуны, гимнасты на турниках и танцоры…

 

– Трудно было создавать такой номер?

 

– Когда я приступала к нему, мне было важно не копировать уже существующее на манеже, а сделать что-то свое, оригинальное. Не сразу пришло решение. Основой пластического решения всей композиции стал русский танец и каждый медвежий трюк как бы включался в общую в общую атмосферу спектакля, в его сюжетную линию. Ведь показывать отдельные трюки, пусть и непростые – это лишь половина успеха. Главное – объединить их в единый сюжет, в котором органически бы слились и трюки, и идея номера. Главное, чтобы у зрителя оставалось впечатление от увиденного.

С этим номером я проработала 47 лет, а в  2000 году оставила манеж.

 

– Общественная работа в фонде помощи артистам цирка стала сегодня для вас основным делом жизни. И, покинув манеж, вы не расстались с цирком…

 

– Я этого просто не смогла бы сделать. Ведь цирк – это моя жизнь. И сегодня я – президент региональной общественной организации «Общество инвалидов – артистов цирка «Милосердие и благотворительность». Среди учредителей фонда были Юрий Никулин, Лев Осинский, Леонид Костюк, моя мама Нина Подчерникова. Кстати, наша организация была образована 17 лет назад, еще тогда, когда я активно выступала на арене. И во всех тех городах, где проходили гастроли, мы, оказывая помощь тем, кто отдал всю жизнь манежу и в старости остался наедине со своей скудной пенсией, организовывали отделения фонда – в Саратове, Харькове, Ростове, Одессе. Не случайно символом нашей организации стала стилизованная ромашка, лепестки которой – филиалы фонда. В 1989 году в Одессе мы создали общество ветеранов цирка, подготовили выставку «Одесса цирковая». А в Ростове, во время представления, я провела наш первый аукцион – прямо на манеже. Для розыгрыша выставлялись портативный телевизор, часы, стиральная машина, различная бытовая техника. Все это, узнав, с какой целью проводится аукцион, нам предоставили по заводской цене. От себя я выставила на розыгрыш плакат своего номера, раритетные календари, буклеты. Публике объявили, что все вырученные деньги пойдут для ветеранов и инвалидов цирка.

Аукцион тот прошел с очень большим успехом, и подобные розыгрыши мы повторяли во всех последующих городах, разнообразя их, делая все более зрелищными. Разыгрывались три лота – плакат с моим автографом и пожеланием медвежьего здоровья, буклет с автографами всех артистов, участвовавших в программе и книжка «200 анекдотов от Никулина». Ведущим аукциона был клоун. Он выходил на манеж с огромным надувным молотком, которым отсчитывал назначенные ставки. Всех нас очень тронул один из зрителей, который, выйдя на арену, сказал: «Денег у меня нет, торговаться не могу. Но я очень люблю цирк и его людей, артистов, поэтому просто возьмите мои 30 рублей, которые я хочу внести в ваш фонд».

После завершения каждого аукциона все вырученные деньги оформлялись протоколом и передавались нуждающимся пенсионерам. В одном из городов, прознав об аукционе, к нам нагрянули налоговики, стали требовать выплаты с каждой покупки. Я объяснила им, куда идут полученные деньги. Они поняли, и даже прониклись сочувствием – сами внесли какую-то сумму в наш фонд.

Занимаемся мы и увековечиванием славных имен, создавших славу нашему цирку. В Харькове, на родине Ирины Бугримовой, усилиями старейших артистов и руководства цирка, одна из площадей теперь носит имя великой дрессировщицы. В фойе Харьковского цирка появилась стена «Звезды цирка». Сейчас активисты фонда ходатайствуют о присвоении Харьковскому цирку имени Фреда Дмитриевича Яшинова, который на протяжении многих лет был здесь директором и много сделал и для артистов, и для циркового искусства.

И все же главная наша забота – пенсионеры, ушедшие с манежа по возрасту или в результате полученных травм. У 99 процентов из них профессиональные заболевания. А на одну пенсию сейчас прожить нелегко. Вот мы и помогаем своим коллегам, которые живут в разных городах страны и ближнего зарубежья. Помогаем получить квоту на операции, порой дорогостоящие, помогаем с лечением, выделяем небольшую сумму, которая является прибавкой к пенсии.

Как изыскиваем средства? Они поступают из многих городов. Недавно я отправила благодарность в адрес Тверского цирка – за многолетнее сотрудничество и материальную помощь. В Пензе пока нет отделения нашего фонда, но на протяжении многих лет коллектив цирка перечисляет в наш фонд средства. Директор Пензенского цирка  Владимир Голубев преподнес в дар фонду три инвалидные коляски, около ста теплых пледов, выплачивает деньги ветеранам пензенского цирка. Устраиваем мы чаепития, коллективные посещения в цирк на проспекте Вернадского, цирк Никулина, цирк «Радуга» на Речном вокзале. Работа в фонде трудная, кропотливая. Но все окупается сторицей, когда получаешь трогательные, полные благодарных слез и признательности письма от старых артистов, такие, как вот это: «Милый фонд милосердия! Ваша хоть и небольшая материальная помощь меня очень обрадовала. И дело не только в деньгах. Это первая весточка из моего недавнего прошлого, единственное, что меня связывает сейчас с цирком. Ваши внимание и помощь очень поддерживают меня морально».

Одноразово или систематически пополняют наш фонд многие артисты, цирковые коллективы. Активно помогает фонду директор цирка Леонид Костюк. Он предоставляет в дни открытия очередной новой программы билеты для ветеранов. Из зарубежной поездки он привез так нужные для нас три инвалидные коляски. А коллектив Евгения Майхровского  привез нам из Японии гастроскоп  – современный аппарат для исследования и лечения желудочных заболеваний. Постоянно помогает нам коллектив, руководимый Тамерланом Нугзаровым. Среди тех, кто сотрудничает с фондом – артисты Николай Павленко, Таисия Корнилова. Вся получаемая от них материальная помощь распределяется среди пенсионеров, живущих в разных городах страны. Для самых активных наших помощников учреждена грамота «За доброту и благотворительность».

С недавних пор у нашего фонда появилась постоянная прописка в Центре циркового искусства на Фрунзенской. Одна из комнат оборудована необходимым оборудованием, массажной тахтой, которую подарил фонду Юрий Дуров. Лечение проводит квалифицированный специалист. А наши пациенты – ветераны манежа. Их благодарные улыбки, письма, полные признательности за проявляемую заботу – лучшая награда для меня.

 

Николай АРАКЕЛОВ. "Парад-Алле"

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100