В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Слово о пантомиме

В издательстве «Искусство» вышла книга «Современная зару­бежная пантомима». Автор этой книги Елена Маркова уже известна читателям как сeрьезный исследователь пантомимы, постоянно откликающийся статьями на заметные явления в этой области. Каждая рецензия, написанная Марковой, перерастает во вдумчивое раз­мышлeние o коренных проблемах и перспективах развития пластического искусства.

C 60-70-х годов, когда в разных стра­нах мира и в Советском Союзе началось возрождение пантомимы, теоретические труды пo этому вопросу стали особенно необходимы. Одним из первых вышедших y Нас научных ис­следований явилась монография Марковой «Марсель Марсо», выпущенная издательством «Искусство» в 1975 году. Она была удостоена французской медали «За развитие и популяризацию пантомимы», которой награждались очень немногие и которая впервые былa вручена самому Марсо.

B наши дни пантомима распространилась широко и в разнообразных формах. Появились самобытные мимы-солисты и ам­намбли пластики. Усилилось Внимание к зрелищной выразительности в других жанрах эстрады — вспомните, хотя бы, последнюю программу джазового коллектива «Арсенал», в которой щедро используются приемы пантомимы. Пантомима преображает цирковые жанры, превращая демонстрацию трюков в выразительные эксцентрические сценки и спектакли. Она поро­дила популярное ныне направление — клоун-мим-театр. Она проникает в театр и кино, дополняя зрелищные возможности этих искусств. Продолжает развиваться и классическая пантоми­ма, которой Маркова в своих книгах уделяет особое внима­ние, справедливо считая, что «школа чистого мима» является основой для дальнейших модификаций авторской пластики.

Oсновные принципы «искусства мима» были выработаны в зо-е годы в парижской школе Этьeна Декру. Увлеченный идеями английского режиссера Гордона Крэга, он мечтал преообразить сценичeское творчество, освободив его от штампов, и предложил для этого систему пластического воспитания актеров. Из школы Декру вышли такие крупнейшие артисты, как Жан-Луи Барро и Марсель Марсо.

Система «языка безмолвия», породившая современную пан­томиму, в сущности, рассчитана на подготовку не только мимов, но всех актеров. Декру считал, что пластика — «суть способа драматической игры», первооснова актерского творчества. В ней артист может легко проявить творческую самостоятельность, a значит, свою индивидуальность, ведь пластика — сугубо его, исполнителя, стихия, не ограниченная авторским текстом, партитурой композитора или сценографией художника.

C начала нынешнeго века многие деятели искусства утверж­дались в мысли, что «слово — это искра, вспыхивающая на конце жеста». Так, K. C. Станиславский полагал первым этапом сценического освоения образа метод физических действий, дей­ственный анализ роли. B. Э. Мейерхольд предлагал записать «на теaтральных скрижалях закон: слова в театре лишь узоры на канве движений». В пластической вы разительности спектаклей A. Я. Таирова разрабатывался «эмоциональный жестю, предваряю­щий слово. A выдающийся мастер кинопантомимы, углубив­ший и расширивший содержательные возможности современ­ной эксцентрики, Чарльз Спенсер Чаплин говорил: «Я не преяставляю способного актера сцены или кино, который не владел бы в совершенстве искусством пантомимы».

Этьен Декру открыл и выстроил в систему принципы «искусства мима», позволяющие актеру только средствами движе­ния воплощать на сцене целую вселенную — превращаться в кого и во что угодно, трансформировать время и пространство спектакля, при этом максимально выявляя свое творческое мировоззрение, ведь воображаемые образы «беспредметной» пантомимы предстают перед зрителями именно такими, какими их видит и показывает артист.

B книге «Современная зарубежная пантомима», рисуя портрет Этьена Декру — педагога, режиссера и артиста, натуры противоречивой и своеобразной,— Маркова излагает главные принципы его школы. Автор умело сочетает занимательность повествования c содержательной весомостью, анализирует обширный материал. Сам Декру, как правило, не запиcывал своих открытий, и во всем мире существуют считанные учебники пан­томимы. А они требуются. Без них мимам зачастую приходится «Изобретать велосипед» в постижении законов своего искусства. Далее автор рассматривает, как идеи Декру по-разному пpeтворялись его талантливейшими учениками — Барро и Марсо, сопоставляет их творческие методы. Впоследствии коллективы и солисты пантомимы появляются в разных странах мира.

B ГДР это искусство утверждают Эберхард Кубе и Фолькмар Отте. B Польше возникает своеобразное направление пантомимы, близкое балету, — в ансамбле Генрика Томашевского. Мимам Чехословакии в театре Ладислава Фиалки сродни выразитель­ность эксцентрики. Продолжает жить так называемая «чистая» пантомима, одним из виднейших представителей которой на мировой сцене является Сэми Молхо. Деятельность каждого из этик художников представлена в книге описанием номеров и спектаклей, подкрепленным анализом приемов, принципов по­строения сценариев, изначальных задач и путей воплощения.

Явления современной пантомимы сопоставляются c приме­рами из истории этого искусстве от римских пирих до спектаклей парижского Театра канатных плясунов Фюнамбюль, славу которому принес талант величайшего мима ХIХ века Жана батиста Гаспара Дебюро. Автор размышляет o сходстве и различиях «языка безмолвия» и традиционной пантомимы. Материал книги дает для такого сопоставления благоприятную почву, посколь­ку практически все мимы в тот или иной период своего творчества обращались к мотивам прошлого, например, к белой пантомиме Пьеро — персонажа Дебюро: в фильме «Дети райка» и спектакле «Батист» образ Дебюро сыграл Барро, воплотив постановки Декру. «Вечер в Фюнамбюле» был в репертуаре Марсо, «Фюнамбюль-77» играл театр «На забрадли» Фиалки.

Рассказ o зарубежной пантомиме читается c большим инте­ресом еще и потому, что все направления современной пластики существуют и в нашей стране. Действительно, вслед за Томашев­ским создал каунасский ансамбль пантомимы Модрюс Тенисон, чье начинание ныне продолжают в Литве — Кястутис Адамайтис, в Москве — Гедрюс Мацкявичус. Ленинградский клоун-мим‑театр «Лицедеи» во главе c Вячеславом Полуниным немала почерпнул из опыта чешской пантомимы. A классическое «искусство мима» на советской сцене представляет Анатолий Елизаров.

Несмотря на достаточно широкое распространение пантомимы в практике современного искусства, теоретических работ по этой теме появляется очень мало. Тем более ценно, что новая книга Елены Марковой существенно дополняет наши знания o современной зарубежной пантомиме.
 

НИНА ТИХОНОВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Декабрь1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

купить бюстгальтер большой объем