В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Телевизионный взгляд на цирк

На Центральном телевидении снят новый документальный фильм. Он посвящен цирку. Просто ли промелькнет эта картина в программе или обратит на себя внимание, зависит от ее художественных достоинств. Но нас-то судьба этого фильма интересует именно потому, что он о цирке.

Нельзя утверждать, что цирк обойден вниканием телевидения. Неизбежно утрачивая, часть своих зрелищных достоинств, цирковые представления все же нередко попадают на маленький домашний экран.

Богатство возможностей, связанных с цирком, куда больше тех, что использует пока телевидение. Почему-то выходит, что, скажем, театр дает повод к размышлениям и исследованиям, ему посвящены тематические передачи, обзоры премьер и гастролей, диалоги и дискуссии, творческие портреты и исповеди, а о цирке всерьез словно и говорить-то нечего. Вспоминается прошедший несколько лет назад на телевидении творческий вечор режиссера цирка А. Арнольда: цирковая режиссура обладает, если судить по той передаче, лишь изобретательностью внешнего порядка, в котором процесс образного мышления занимает очень скромное место. Хотя это и остается пока исключением, справедливости ради нужно сказать, что на телеэкране можно увидеть и неискаженное отражение цирка. Серьезным отношением к нему, пониманием существа циркового искусства отличались телевизионные фильмы сценариста В. Васильева и режиссера И. Сахаровой «Конный цирк». «Приготовьтесь, ваш выход!» и их большая юбилейная картина к пятидесятилетию нашего цирка. Это были фильмы документальные, строгие, отмеченные наблюдательностью их авторов.

Но что представляют собой некоторые картины, которые по формальным признакам относятся к художественным? Чаще всего, это обозрения. Как правило, совершенно необходимым для их создания считается игровой сюжет. Но какой! Здесь обязательно кто-то кого-то ловит, кто-то за кем-то гонится, и все, конечно, не всерьез — цирк ведь! Конечно, хорошие художественные ленты нашего кино, герои которых связаны с цирком, к этой «продукции» отношения не имеют.

Недавно почти подряд по Центральному телевидению показали две игровые картины про цирк.

В первой из них пожилой и нерасторопный униформист пытается поймать двух мальчишек, пробравшихся за кулисы... На арене конечно, репетируют, мальчишки, конечно, милы и симпатичны в своей любви к цирку, а прекрасный комедийный актер Г. Тусузов прилагает максимум усилий, чтобы его униформист был смешон. Но пустой, лишенный выдумки сценарий исправить они не в силах.

В другой картине — Олег Попов с партнерами охотится за «таинственным незнакомцем», оказавшимся на генеральной репетиции новой программы. Незнакомец оказывается художником. что зрителю ясно с самого начала, а цирковым артистам не ясно. Пока действие вертится вокруг арены еще ничего, но вот оно вырывается за кулисы, на улицу, и коверные, вполне органичные на арене, становятся нелепыми и непривлекательными в реальном бытовом окружении И не смешными. Настойчивое напоминание о том. что это пародия на ковбойский боевик (!), дела не улучшает. Потому что пародия — это жанр искусства, которому противопоказаны банальность и дурной вкус. Изо всех сил стараясь поддержать угасающий юмор, участники отнимают у художника папку с рисунками, и оказывается, что все было затеяно ради того, чтобы превратить эти графические листы в заставки к номерам. На все это потрачена львиная доля времени, и остаются минуты, в которые скороговоркой рассказывается о цирке. Номера сняты неинтересно и к тому же представлены в некоем усеченном виде, так как времени на внимание к цирку не осталось.

Да, «богатство» фантазии в двух этих фильмах не увлечет и ребенка, хоть раз-другой побывавшего на представлениях и знакомого с их праздничной яркостью.

Сходство приемов оставляет удручающее впечатление: ведь у этих картин не только разные авторы, но и сняты они на разных студиях. На первой стоит марка Центрального телевидения. на второй — телевизионного объединения «Мосфильма».

Уже дважды побывала в эфире картина с «таинственным незнакомцем», и оба paза не хватало времени показать титры с именами авторов — так они и остались неизвестными. Конечно, узнать их не составило бы труда. И если бы они заслуживали добрых слов и пожеланий, фамилии, авторов стоило бы назвать. А так неизвестность может быть, им и приятнее.

Но, Олега Попова мы. конечно, узнал», и хочется с горечью сказать., что не стоило прикрывать его добрым именем столь посредственный замысел.

Подобные сюжеты одна лишь видимость. те самые белые нитки, которыми на скорую руку цирковые номера сметаны в лоскутное одеяло. Поэтому предпочитаешь репортажи с манежа или просто номера, хорошо показанные или снятые на пленку без гарнира.

Фильм, о котором пойдет речь, как раз и нарушает эти почти вошедшие в традицию отношения между телевидением и цирком. Он сделан отнюдь не с полемических позиций — этот фильм свободен от каких-либо привычек и штампов Впрочем, назвать его фильмом о цирке было бы чрезмерным обобщением поскольку это лишь эпизоды из жизни артистки, штрихи к портрету известной воздушной гимнастки Раисы Немчинской, и цирк выступает в этой картине не как антураж, а, скорее, как среда, неотъемлемая от характеристики героини фильма.

Из очень простых примет жизни цирка складывается представление о незаурядном человеке, о рыцарском служении искусству, о редкостном творческом долголетии гимнастки. В Немчинской есть какая-то особая одержимость, даже аскетизм, есть вера в свое дело. Все это не исключительно и в то же время переходит границы привычного. Когда Немчинская говорит, что не представляет своей жизни без цирка, то фильм убеждает нас, что это не фраза, а искрение признание мастера

Авторы картины дали нам и полной мере почувствовать. что быть артистом цирка, тем более воздушной гимнасткой, нелегко, что возможности циркового артиста ограничены самой природой, и лишь максимальное напряжение сил и высший класс мастерства позволяют их несколько расширить.

Авторы нашли ненавязчивое решение наиболее важного для их картины нравственного аспекта темы. Картина имеет право подчеркнуть, что есть случаи, когда артистическое долголетие входит в качество номера и составляет достоинство цирка. Но для артиста не выносить свой возраст «на суд зрителей» есть вопрос профессиональной этики и чести И одно из достоинств фильма в том. что он не заставляет нас удивляться и восхищаться Немчинской, а предлагает нам, скорее, раздумье о труде артиста.

Хорошо и то, что картина показывает повседневную атмосферу цирка достоверно и честно, без напыщенных фраз. Работа артистки показана не приукрашенно и не выдается за «таинство». Естественность и простота отдельных кадров говорят об умении авторов быть наблюдательными. Отличным вышел эпизод подготовки к репетиции в только что возведенном шапито. Хотя, казалось бы, разговор здесь не предназначен для посторонних и в нем много непонятных непосвященному зрителю терминов и названий, но снят эпизод не как бесстрастная хроника быта, а как исследование характера.

Есть еще несколько отлично подмеченных рабочих моментов, например подготовка гимнастки к выходу на манеж и возвращение с манежа. И просто милых штрихов: несколько фраз, брошенных наезднице, выступающей вслед за Немчинской, сожаление о забытом сахаре для лошадей — нее это живые детали.

Мне кажется только, что картине остро недостает снятого от начала и до конца номера Раисы Немчинской, снятого лучшим (как только это может кино) образом. Не знаю, должен ли он стоять в центре фильма или его место на «периферии» темы. Но в том, что он должен быть в фильме, я абсолютно уверен. Без него в картине несколько смешаются акцепты, и сохранение артистической формы может показаться самоцелью.

Есть в этом фильме и лишнее, некоторая затянутость из-за чрезмерного увлечения «естественностью» происходящего. Из длинного разговора в кабинете главного режиссера Московского цирка М. Местечкина, видимо, следовало бы оставить только самое главное: из-за чего затеяла этот разговор Немчинская. Сам по себе эпизод хорош, он и слушается и смотрится, но фильм должен извлекать из разговоров полезную для себя информацию.

Явно не получился разбор производственного конфликта. Нам хотели показать, что рядом со «святым искусством» существует и производственная безалаберность, которая «треплет нервы;» артиста. Конечно, скрывать это нечего. Но в фильме суть конфликта остается для нас неясной я потому оставляет равнодушным. В общем есть что подрезать и что можно убрать совсем.

Вероятно, просчеты фильма объясняются отчасти и тем, что это режиссерский дебют оператора Марины Голдовской. Она выступила в трех лицах, написав вместе с Д. Ливневым и сценарий картины. Наверное, от дебюта идет и немного дерзкое и чуть сумбурное стремление к "открытиям", недостаточно подкрепленное солидной профессиональностью.

И все же этот фильм — собственное творение телевидения, и цирк в таком содружестве ничего не теряет, а лишь приобретает. В иных формах такого хорошего отражения цирка пока не существует Его мастера еше ни разу не были увидены телевидением столь пристально и в таком верном ракурсе.

Это вовсе не значит, что нужно тут же начать с изнанки цирка, выторговывать оптом и в розницу «секреты кулис». Как, впрочем, не нужно увлекаться изнанкой любого искусства. к чему, на мой взгляд, есть склонность у телевидения. Пусть тот, кто задумает фильм о цирке, вынашивает свой замысел, пока он не станет законченным и четким. Как было бы хорошо, если б он понимал и любил своих героев, дорожил их дружбой! Вот тогда может быть...

Когда я смотрел эту только что законченную картину, она называлась "Любите ли вы цирк?" (хотя на телеэкран она вышла под названием "Раиса Немчинская — артистка цирка"). Смысл фильма показался мне точно выраженным в этом названии

В. ЮГОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100