В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Творчество - всегда борьба за совершенство

Случилось так, что я попал на представление цирка-шапито, расположенного в Москве в Центральном парке культуры и отдыха, как раз в то время, когда во Дворце спорта проходило первенство мира по спортивной акробатике.

И поэтому особенно остро почувствовал разницу между акробатикой в спортивном зале и на цирковой арене. Спору нет, акробаты-спортсмены ушли далеко вперед, особенно в области прыжков. К сожалению. никто из цирковых артистов даже не приближается к достижениям Н. Маслобойщиковой, исполняющей двойное сальто-мортале в партере, да еще в сложной прыжковой комбинации. Да и двойные сальто-мортале с двойными пируэтами, показанные В. Скакуном, — поражают и восхищают. И этому акробату в цирке нет равных. Само собой разумеется, тройное сальто-мортале в партере должно быть уподоблено акробатическому чуду. которое пока в цирке отсутствует.

Но спортсмены прежде всего стремятся поразить самими упражнениями, они не создают номера как отдельного. законченного художественного произведения, в котором каждая деталь служит раскрытию определенного художественного образа, номера, в котором исполнители актерски общаются друг с другом и со зрителями. Посмотрите, как невыразительны выходы акробатов-спортсменов на помост и уходы с него после того, как упражнения исполнены, как однообразны поклоны, как неловко себя чувствуют акробаты, прежде чем приступить к исполнению упражнений. В моих словах нет упрека, потому что я прекрасно понимаю, что существует специфика спортивных соревнований, и она прежде всего требует спортивных достижений, а отнюдь не актерской игры.

Что до меня, то я убежден, что спортивная и цирковая акробатика будут развиваться параллельно, в чем-то близко соприкасаясь, в чем-то даже пересекаясь, обогащая друг друга, но не сливаясь.

Однако цирковое искусство, как и всякое другое, нельзя брать изолированно. И коли спортивная акробатика существует, как существует гимнастика, современный балет, драматический театр, эстрада, симфоническая музыка, кинематограф и другие виды искусства, то их достижения обязательно следует соотносить с происходящим на арене. Тем более сегодня, когда кино, радио, телевидение дают возможность буквально каждому соприкасаться с искусством и спортом в их высших образцах.

А теперь давайте посмотрим на арену цирка шапито. Прежде всего в программе выступают артисты явно не в спортивной форме. Это эквилибристка на проволоке Н. Теплова, дрессировщица собак В. Арзуманова, наездница И. Мозель. Когда они появляются на манеже в коротких платьях и трико, с особенной очевидностью обнаруживается, как мало они заботятся о своих фигурах. А в результате их прыжки и пируэты теряют красоту, изящество, совершенство.

Понимаю, женщинам иногда хочется полакомиться, съесть и пирожок и пончик. А иногда после вечернего застолья такая лень утром репетировать до седьмого пота... Но что же делать, коли они поступили на работу в цирк! Я ни разу не видел на сцене Большого театра или в ансамбле народного танца полных танцовщиц и танцовщиков. Недавно в «Литературной газете» Е. Максимова рассказывала, сколько пота проливают у станка и каким ограничениям вынуждены подвергать себя и самые прославленные балерины и те, которые выступают в кордебалете. Почему же в цирке продолжают выступать, выйдя из формы? И кажется, что никого из цирковой администрации это не смущает.

Выступают комические акробаты Л. и В. Ракитины. Во-первых, в их номере нет ничего комического, во-вторых, трюки, которые они демонстрируют. примитивны Артист делает рундат-флик-фляк — сальто-мортале боком — и это его максимальное достижение. Артистка показывает четыре флик-фляка, но так, что ее относит в сторону. Что же касается сальто-мортале с фуса, перекатов друг через друга, то это азы акробатики.

Не буду сравнивать спортивные достижения артистов с теми, которые были показаны на мировом чемпионате. Но говорю ответственно: по трюкам и по подаче номера Орловых (Леанс). Гельман. Масловых. Геллер, демонстрировавшиеся в двадцатые и тридцатые годы, были значительно выше. А ведь акробатика, в том числе цирковая, с тех пор совершенствовалась.

В. Сербина передала номер «Танцы на проволоке с трансформацией» молодой артистке Тепловой. Чем же она его обогатила? Да ничем, мало того — номер стал хуже: потерял бравурность. зажигательность, даже темп. Стал растянутым, а значит, вялым. Или номер Арзумановой с дрессированными собаками. Ну есть в нем хотя бы крошечное, но свое, непохожее на то, что имеется у других? Увы. ответ должен быть отрицательным. И к тому же исполнительница не находит контакта со зрителями. Вот здесь нужна была бы помощь режиссера или хотя бы инспектора манежа.

П. и Ю. Логиновы — жонглеры. Вероятно, в двадцатые годы их номер имел бы успех. Но рядом с тем, что демонстрируют А. Кисс, Н. Ширай, труппа Аберт, С. Игнатов, М. Рубцова, Е. Биляуэр и другие, их перекидки булавами кажутся примитивными. Скажут, не все же могут достигнуть уровня корифеев. Согласен, но ведь и средний уровень должен повышаться.

Хочу, чтобы мои слова были поняты правильно: они продиктованы только любовью к цирку, искренним стремлением, указывая на слабое, помочь его преодолеть. Догадываюсь, очень не легко в определенном возрасте отрепетировать рекордные трюки. может быть, это даже невозможно. Но задуматься об оригинальной композиции номера, своеобразном реквизите. об оригинальных трюках артисты обязаны.

В Харькове в первый раз я увидел артистов Антониновых, исполняющих гимнастический номер на вращающемся аппарате (режиссер В. М.Лисин). Так вот, в кем есть своеобразные «вертушки», удивительная стойка, показываемая на руках партнера во время вращения. А начинать свой номер артисты хотят в сопровождении Первого концерта Чайковского, для чего они приобрели запись этого концерта в исполнении Вана Клиберна. Вот это творческий подход к делу!

Да и в той же программе цирка-шапито были выступления своеобразные и яркие, в которых проявлялось очевидное творческое начало.

Помню В. Суркову гимнасткой на трапеции, потом гимнасткой на вертикальном канате (корд де парель). Сейчас она вместе с режиссером С. Морозовым создала номер «Бабочка в паутине». Может быть, в нем есть чуть-чуть излишний натурализм, но очевидно, что новый гимнастический аппарат дает множество возможностей для демонстрации оригинальных трюков. А главное, сколь выразительна борьба бабочки за жизнь, за свободу. Конечно, в таком номере важны и музыка и свет, но главное — та актерская наполненность, которая отличает Суркову.

Номер Н. Карсеева и Е. Мареева к считаю одним из лучших в цирковой системе. Хотя знаю, есть немало номеров, требующих гораздо большей физической отдачи. Зато актерски и режиссерски этот номер сделан очень хорошо. Артисты, держа перш, выходят на манеж и. не оставляя его. делают одновременно кульбит. Затем один — торопыга — хочет быстрее приступить к исполнению номера, другой — человек осторожный — сдерживает партнера. Сколько на этой почве возникает комических ситуаций, и какая здесь идет великолепная игра! Наконец, перш установлен на плечо нижнего. И тут верхний поднимается на вершину перша, идя по нему ногами и одновременно перебирая руками, по-обезьяньи. Сверху вниз он опускается кульбитами и вновь поднимается на вершину, теперь уже прыгая на руках. И все время артисты как бы переговариваются друг с другом. Наконец, следует стремительное скольжение верхнего вниз. Артисты снова берут перш за концы, снова делают кульбиты и удаляются за занавес.

Вот номер, который можно смотреть несколько раз. и он не надоедает. Пожалуй, только артистам следовало бы исполнить еще один трюк на бис или. как говорят в цирке, на «де капо», когда их снова и снова вызывают зрители.

Артисты Е. Захаров, С. Теплов и Е. Прудников не изобрели нового аппарата. Пружинящий канат, который нижние ловко подставляют под подошвы верхнего, был известен и ранее. Но зато в номере демонстрируются такие уникальные трюки, как двойное сальто-мортале боком на канате и семь боковых сальто-мортале з темп — также на канате. И исполняются трюки легко и элегантно.

И. наконец, номер Отара Ратиани «Человек-невидимка» — бесспорно один из интереснейших аттракционов современного цирка. Когда-то крупнейший советский иллюзионист Э.Т. Кио говорил режиссеру А. Г. Арнольду: «Дело не только в том, чтобы придумать новые трюки, — это еще не самое главное. Надо суметь дать принципиально новый ход всему номеру». Вот такой новый ход Ратиани и предлагает. Следует признать что принципиально новых трюков, кроме «мокрых следов на полу» у него нет. Но весь ход номера новый. Отталкиваясь от известного романа Герберта Уэллса, но по своему его интерпретируя. артист создает ряд забавных приключений, связанных с Человеком-невидимкой. Самое важное, что исчезновение человека происходит на круглой арене и при полном свете. Сначала исчезает голова, потом туловище и ноги. И став невидимым. Ратиани перебирает книги, поднимает телефонную трубку, ездит на мотоцикле, моется в душе. И постоянно разыгрывает наивных клоунов. Иногда Невидимка становится видимым, и тогда его даже сажают в клетку и запирают на замки, но через несколько секунд он освобождается, оставляя вместо себя то ассистенток, то клоунов.

Этот интересный и своеобразный аттракцион использует и старые цирковые чудеса и современную технику, вплоть до стереозвука. Номер, который с интересом и с пользой посмотрят и дети и взрослые.

И то. что артист, когда он становится видимым, одет в короткое пальто в крупную клетку, а на голове носит котелок (постановщик и художник А. П. Фальковский». привлекает к нему особое внимание. И хотя такой наряд, вероятно, был бы больше присущ доктору Ватсону, другу знаменитого сыщика Шерлока Холмса, созданного Конан Дойлем, но он также вполне присущ таинственному персонажу. каким Невидимка является.

Чего этому номеру пока не хватает? Темпа, разнообразия приемов у клоунов, циркового шика. И, само собой разумеется, было бы отлично, если бы появились какие-то совсем новые трюки. Но и в своем настоящем виде аттракцион Ратиани украшает любую цирковую программу. А ведь еще относительно недавно артист вместе с партнерами выступал как жонглер бильярдными киями и шарами. И вот он сумел себя найти и утвердить в принципиально новом жанре.

Я пишу об этом потому, что недавно мы ознакомились с приказом Министерства культуры СССР о проведении конкурсов на сценарии для взрослых и детских представлений, на новые аттракционы и номера. Будут также проходить конкурсы на лучший номер по основным цирковым жанрам. Значит, перед творческими людьми всех специальностей, работающими в цирке, открывается самое широкое поле деятельности, а жюри должно отобрать действительно интересные и новые явления в сфере циркового искусства. Такие явления есть, их не может не быть. Пропаганда нового, талантливого, яркого, своеобразного есть лучшая форма борьбы с отсталым, посредственным, не отвечающим современным требованиям в искусстве.

В нашем цирке есть на что ориентироваться. но есть и такое, что необходимо преодолевать.


Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100