В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Второе дыхание

Новые цирки-дворцы, им отдают предпочтение, ими гордятся и артисты и зрители. Да это и понятно: красивые современные строятся здания. Но у старых есть одно преимущество — их многолетняя история. Входишь в цирк на Цветном бульваре, и тебя невольно охватывает трепет, с волнением глядишь на стены, которые помнят столь много, и с почтением — не манеж, по которому прошли все знаменитости прошлого...

Сколько раз в этом цирке зрители рукоплескали известным артистам Е. Синьковской и В. Лисину и взрывом аплодисментов встречали номер «икарийцев» под руководством В. Плинера.

Стоит только закрыть глаза, как перед моим внутренним взором высоко-высоко под куполом возникают две скульптурно четкие фигуры: Елена Синьковская и Виктор Лисин исполняют свое классическое воздушное па-де-де. Не менее отчетливо вижу я и блистательный номер Виктора Плинера — «Икарийские игры». Восстанавливая его в памяти, видишь не только универсальные трюки актеров, но в основном вспоминается умение Плинера вылепить яркую, запоминающуюся картинку, превратить номер в задорную шутку, в искрометную игру.

Теперь актеры на пенсии. Но они по-прежнему в цирке, работают для него, обучают молодых артистов искусству радостному, жизнеутверждающему. И старый манеж радушно встречает учеников Лиснна и Плинера, еще раз наглядно демонстрируя этим тесную связь и преемственность поколений.

...На манеж готовились выйти ученики Лисина — Валентина Краснощекова и Евгений Антипов. При первых звуках музыки занавес распахнулся, открыв взорам публики молодых артистов: юноша нее на плечах девушку в бесконечно длинной развевающейся накидке. И уже одно это появление актеров воспринималось зрителями как некий образ-символ. Здесь сказался почерк художника-романтика. Заслуженные артисты РСФСР Синьковская и Лисин являлись создателями ряда гимнастических номеров. Один из них — полет на ракете — был создан в преддверии полетов в космос. Но полеты эти оставались тогда лишь мечтой, и номер только предсказывал эту мечту будущего, а потому Лисин не одевался в костюм «реального» космонавта, а представал как сказочный принц, покоряющий пространства.

К романтическому стилю он прибегает и сейчас, выпуская новый номер молодых гимнастов. Сложные трюки, образный строй номера и его оформление — все служит главной мысли: юные одерживают победу над стихией и, преодолев ее, ликуют искренне и самозабвенно. Мысль эта предопределила компоцию произведения, которое начинается торжественным восхождением по канату, и тогда плащ девушки кажется струей упруго рассекаемого воздуха. Преодолевая расстояния, гимнасты устремляются ввысь. Несколько замедленная первая часть номера и стремительная вторая знаменуют собой и борьбу и радость победы над пределом человеческих возможностей. И потому такие трюки, как круговое движение гимнаста на моноцикле вниз головой с партнершей, которую он держит в зубнике, все «обрывы», кульбиты, четкая вольтижная работа не выглядят обычными гимнастическими упражнениями, а помогают раскрыть суть номера.

Когда-то на таком же аппарате выступали Е. Синьковская и В. Лисин. Я поинтересовалась, насколько детально восстановлен реквизит и трюки. Виктор Матвеевич рассказал, что, восстанавливая, предполагал сделать номер предельно современным. И в первую очередь был заказан новый, усовершенствованный реквизит. Тут надо оговориться, что Лисин всю жизнь сам делал наброски чертежей будущего рекзизита и непосредственно участвовал в изготовлении его. Данный случай не был исключением. Артист стремился сделать реквизит как можно легче, ажурней, невесомей. По его мнению, цирковая аппаратура должна соответствовать техническим достижениям времени.

Продумав реквизит, Лисин приступил к подбору участников. Судьба Евгения Антипова напомнила ему его собственную судьбу. Лисин некоторое время, правда, уже будучи молодым актером, стоял в униформе в родном Новосибирском цирке. Евгений Антипов, отслужив в армии, тоже работал униформистом, но только в Москве. Отметив хорошие внешние данные молодого человека и его влюбленность в искусство цирка, Лисии решил готовить из него гимнаста.

Валентина Краснощекова — выпускница ГУЦЭИ, но выпускалась в совершенно ином жанре, с номером «диаболо». Однако режиссеру-постановщику требовалась актриса изящная и пластичная, могущая исполнять в романтическом ключе любые сложные трюки. Мягкость, пластичность, изящество — эти качества у Валентины были, ну а гимнастическим трюкам Лисин брался обучить девушку. В расчете на этих исполнителей он продумал и трюки и композицию номера. В результате зрители смогли увидеть произведение новое, современное, праздничное.

Когда я беседовала с Лисиным о номере Краснощековой и Антипова, он несколько раз извинялся и прерывал наш разговор, чтобы сделать замечание своим новым ученикам — Алле Клевцовой и Павлу Коновалову. Он опять готовил новый номер. И снова им придуман реквизит (и многое з нем сделано своими руками), и оиовь продуманы не только трюки, но и переходы от одного к другому, эффектные подъемы и спуски на пьедестале, что придавало номеру формы близкие к скульптурным. Словом, режиссеру хочется подготовить не просто еще одии «жвилибр», а используя трюки-ноты, сложить номер, как хорошую песню.

Поэтому он часто прерывает наш разговор и выходит на манеж. Алла и Павел еще и еще раз повторяют трюк. Лисин советует партнеру изменить поворот головы, отходит, смотрит и, замечая, что девушка довольно напряженно держит простертую вперед руку, просит ее вложить в кисть руки «как можно больше смысла». И поясняет ей (и мне одновременно), что и рука и каждый палец должны быть «наполнены смысла». И поясняет ей (и мне одновременно), что и рука и каждый палец должны быть «наполнены смыслом», должны «играть на образ».

Так вдумчиво трудится Лисин-режиссер. Не меньше физических усилий и творческих мыслей вкладывает в свои постановки Виктор Плинер — режиссер, тренер и воспитатель. Ведь помимо занятий со взрослыми, он тренирует еще детвору — будущих исполнителей номеров.

Вот одна из его работ с артистами Валентиной Кирюшиной, Виктором Титовым и Станиславом Макаровым.

На арену вышли трое: двое юношей и высокая красивая девушка. В следующее мгновение юноши положили на плечи шест, как будто протянули между собою канат, и девушка проделала на чем целый каскад трюков, завершившихся почти неуловимым сходом на манеж. И вот она уже стоит на ковре и сдержанно, чуть-чуть горделиво кланяется публике. А затем новый вихрь трюков на тонком шесте: тут и обычные сальто-мортале, и боковое «арабское», девушка взлетает и точно приходит на палку-канат, взлетает и... кажется, промахнулась, летит вниз, но нет, повисла на подколенках (оказывается, так задумано) и уже с подколенок крутит сальто-мортале на манеж и опять стоит спокойная и сдержанная.

Удивительная красота исполнения, своеобразное чередование ритмов — стремительной акробатики и спокойно-сдержанных поклонов, черно-белая гамма костюмов — все помогает создать произведение гармоничное и высокохудожественное.

Прежде чем говорить о второй работе Плинера, мне хочется отметить: после ухода актера на пенсию можно было лишь пожалеть, что в цирке не стало такого великолепного номера. Но вот прошло время, и режиссер-актер, подготовив молодых, передел им эстафету. И на арену вновь выбегает группа веселых «икарийцев». "Икарийские игры" под руководством А. Кузякова явятся, на мой взгляд, украшением любой программы. В номере очень разнообразные сложные трюки и каждый из них может служить финалом всего произведения.

Но только ли эти двойные сальто-мортале, трижды повторенные в темп, и дважды в темп повторенные пируэты и десяток финальных пируэтов поражают публику? Поражают? Может быть. Но откровенно радует зрителей легкость исполнения, естественность поведения актеров, искрящийся смех, наполняющий и пронизывающий весь номер.

Каждая мизансцена, каждый трюк и жест были тщательно продуманы и выверены Плинером. Не менее тщательно была им продумана и подготовка будущих исполнителей. Все участники номера — и взрослые и дети — упорно занимались хореографией.

Сам Виктор Львович мальчиком тренировался в детской балетной группе Айседоры Дункан. Занятия были недолгими, но оставили глубокий след в душе ребенке. Став впоследствии цирковым артистом, Плинер всегда считал хореографию основой истинно красивого исполнения акробатических упрожнений, отмечая, что только в сочетании с пластикой акробатика сможет производить должное эмоциональное воздействие на зрителей. Но, отрабатывая с учениками поклоны, движения, манеру держаться, Виктор Львович не заставляет их заучивать, зазубривать эти движения, а приучает к творческой, свободной манере поведения на манеже. Это глубокое знание цирка, особое видение его законов основаны на большом личном опыте талантливого мастера.

А ведь иногда бывает и так. Балетмейстер показал артистам поклоны и точное место, где их следует выполнять. Но, вот беда, после какого-то трюка артистка оказывается в стороне «от заданной точки» на несколько метров. Тут бы ой и раскланяться! Но балетмейстер-то учил делать поклон точно в центре (или в правом переднем углу), вот она и семенит к «этой точке» и там проделывает заученный комплимент.

Подобного не случается, если балетмейстер и режиссер опытны и постигли, что в основе циркового искусства лежит трюк, а остальное — поклоны, обыгровки, костюмы, музыка — важные, очень важные компоненты, но обязательно взаимосвязанные с трюком и подчиненные ему.

Режиссеры В. Лисин и В. Плинер работают в плодотворном содружестве с балетмейстером П. Гродницким. Когда я спрашивала их, с чего они начинают подготовку молодых актеров, оба отвечали: в первую очередь с занятий в классе Гродницкого, где новички постигают основы хореографии. Затем оба режиссера, продумывая композицию номеров, учат исполнителей творчески отбирать все необходимое из богатого арсенала хореографических приемов, которые им преподал балетмейстер.

Овладение сложными трюками, обучение основам хореографии, творческое переосмысление всех приобретенных навыков, исходя из индивидуальных особенностей каждого исполнителя,— вот основные методы и приемы, которыми пользуются оба режиссера-практика. И поэтому актеры в номерах, ими подготовленных, всегда действуют естественно и непринужденно, и потому иэ номера так нравятся зрителям.

А меня просмотр этих номеров заставил задуматься и о проблеме режиссуры, о том, какую значительную пользу может принести цирку талантливый актер, всегда обладавший режиссерским видением, всегда стремившийся сказать новое слово в искусстве и теперь передающий свое умение молодым.

Отличительно, что и Лисин и Плинер могут не только оформить номера и не только составить композицию из трюков, имеющихся в запасе исполнителей, но стремятся к тому, чтобы постоянно придумывать новое и обучать этому молодежь.

А что может быть прекраснее возможности готовить молодое поколение артистов, выпускать их на добрый старый московский манеж, видеть в их работе продолжение своей артистической деятельности и вместе с ними переживать на этом манеже спою вторую молодость в искусстве!

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА

оставить комменарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100