В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Ян Полюс и ночныe тренировки. Из книги А. Мазура «Путь борца»

B Нижнем Тагиле тогда выстyпал большой и силь­ный по своему составу чемпионат. B нем боролись Фе­дор Кожемяка, Василий Ярков, негр Франк Буль, Васи­лий Боровских, Клементий Буль, Иван Спуль и многие другие известные всей стране боpцы.

Меня познакомили с ними. С восхищением и некото­рой робостью наблюдал я, как они борются. Через несколько дней после моего приезда в Нижний Тагил пришла телеграмма из Москвы, в которой Управ­ление цирков просило сделать мне просмотр и дать свое заключение. Такой просмотр был сделан, и в Москву отослали заключение такого приблизительно содержания: «Борец Александр Богатырев (Мазур) имеет хорошие природные данные и при соответствующей тренировке из него может выйти отличный борец. B настоящее время Александр Богатырев по своему классу равен Яну Полюсу» .

Сколько раз я ни пытался узнать y Яркова, котoрый от­носился ко мне очень хорошо, кто же такой Ян Полюс, он только смеялся в ответ и от­вечал:

— Ян Полюс — это замеча­тельный борец. Настолько за­мечательный, что мне даже трудно сравнить его с кем-нибудь из борцов нашего чемпионата... Ну ничего, не рас­страивайся. Скоро сам его увидишь и узнаешь, кто такой Ян Полюс...

B этих ответах я чувствовал какой-то подвох, но не мог догадаться, в чем же дело. Другие борцы также отделы­вались шуточками и прибау­точками. C все возрастающим нетерпением ждал я встречи c Якон Полюсом, потому что силы но хотелось узнать, ка­кую же мне дали оценку рyководители чемпионата, и увидеть борца, котоpый, очевидно, и по силе и по технике равен мне. Через год мы встретились. Каково же было мое удив­ление и обида, когда я, вместо сильного молодого борца, увидел дряхлого и лысого старика, который по каким-то одному ему известным причинам все еще не уходил из цирка. Вот, оказывается, почему Василий Ярков не хо­тел мне говорить, кто такой Ян Полюс. Не хотелось ему меня расстраивать. Долго думал я над тем, почему же в заключении, вы­данном в Нижнем Тагиле, меня сравнили с каким-то беcперспективным, сошедшим c арены борцом. Дело было в том, что Главное управление цирков объединило всех борцов только в 1933 году, a до этого все чемпио­наты носили частный характер. И вот сейчас те, кто раньше зарабатывал на устройствах чемпионатов беше­нные деньги, были совершенно не заинтересованы в том, чтобы помочь молодым борцам выйти на широкую до­рогу борцовского искусства.

Тогда же я окончательно понял, что мимо борьбы мне в жизни пути нет. Надо было по-настоящему взяться за тренировки, чтобы, встречаясь на ковре со знаменитостя­ми, чувствовать себя не новичком, a как равный c рав­ными. Первая трудность, с которой пришлось столкнуться, это отсутствие помещения для тренировок. Здесь не надо путать цирковых борцов-профессионалов c борцами-любителями. К услугам любителей в тo время уже были сотни спортивных залов, площадок, квалифициро­ванные тренеры. Подумали мы, несколько молодых борцов, подумали и нашли выход. Правда, не лучший, но все-таки выход. Заканчивалось представление в цирке, служители принимались за уборку помещения. Мы оставались в цирке и ждали, пока все разойдутся. Наконец все погружалось в тишину.

— Кажется, все ушли,— докладывал борец, стояв­ший y двери «на часах». — Пошли, ребята.

Мы выбирались из своего укрытия. Дежyрный мон­тeр уже поджидал нас на манеже. Обычно между нами происходил такой разговор.

— Ну что? Опять пришли, полуночники! — строгим голосом спрашивал монтер, чувствуя себя хозяином по­ложения.
— Нам бы немного потренироваться, Матвей Си­лыц, — просили мы.
— Потренироваться!.. Знаю, что не за спичками при­шли, a потренироваться... А вот как узнает директор, что я ночью свет жгу, что мне тогда будет, a? — задавал он всегда один и тот же вопрос.
— Не узнает, Матвей Силыч, — убеждали мы его. — А если вдруг что и случится, мы скажем, что сами, без вашего ведома, свет включили...
— Мы вас отстоим, Матвей Силыч!..
— Нам бы хотя на полчасика...
— Ну ладно, уговорили, — махал рукой монтер, со­глашаясь. Сейчас включу только y вас, ребята, закурить ничего не будет, a? А то у меня папиросы все вышли, вот оказия!  — сокрушенно произносил  он,

Вот этой просьбой «нет ли у вас, ребята, чего-нибудь закурить?» обычно и заканчивались наши дeбаты c дежурным монтером. Две пачки лучших папирос, специально купленные для этой цели, моментально перекочевывали в карман Матвея Силыча. Через несколько минут при тусклом свете маленькой лампочки начиналась тренировка. Домой мы приходили часа в три ночи.
Охотников тренироваться по ночам нашлось не очень-то много. Обычно приходило четыре-пять человек. Когда же об этом узнали руководители чемпионата, то никаких решительно мер не было предпринято для того, чтобы устроить тренировки днем, хотя возможности для этого были.

Тут нужно оговориться. Если руководители чемпионата не интересовались и не заботились o тренировке борцов, a даже иногда и запрещали занятия, это еще, Конечно, не значило, что борцы не тренировались. Разу­меется, тренировались. Но как? Это вопрос другой. Каж­дый тренировался отдельно, тщательно скрывая от своих товарищей свой метод, свои приемы. Василий Ярков го­ворил мне, что так обычно тренируются все цирковые борцы. После того как какой-нибудь борец считал, что он может претендовать на выстyплeния c лучшими борца­м, он делал вызов сильнейшим, предлагая им побо­роться. Если выигрывал, еме было обеспечено место в лучшем чемпионате, c высшей оплатой, если нет, прихо­дилось ждать следующего подходящего случая...

Обмена опытом между борцами, конечно, никакого не существовало. У каждого был свой арсенал приемов, свой стиль. Правда, иногда ведущие борцы приглашали для совместных тренировок молодых, но лишь тех, в ко­торых не видели своих будущих конкурентов. Молодые борцы очень внимательно следили за выступлениями старших, особенно когда выступал кто-нибудь из прославленных борцов, стараясь запомнить, как он проводит приемы, чтобы потом эти приемы изучить самому. Такой метод был самым попyляpным. Понимая, что так дальше продолжаться не может и класс цирковых борцов может снизитьcя, Главное управление цирков ввело c 1937 года обязательные тренировки три раза в неделю. Наши мытарства кончились, и мы получили возможность тренироваться не по ночам, a днем, да еще под руководством тренера.

Пеpвым тренером у нас был A. Тойванен, которому мы многим oбязaны за его чуткое отношение к молодым борцам, за то, что он тренировал нас не жалея ни сил, ни времени, передавая нам свой богатый oпыт. От услуг монтера Матвея Силыча мы с радостью от­казались...
 

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

жк альпика