В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

А. П. Фальковский. В поисках выразительности

А. П. ФальковскийВ начале приведем разговор, подслушанный в фойе цирка. Речь шла о представлении «Бахчисарайская легенда».

А. П. Фальковский

— Помните в сцене у дворца? — говорил один.
— Помню дворец, ограда, — отозвался уверенно собеседник.

Припомним и мы, что представляет собой оформление этой сцены? Ажурные ворота, две вазы по бокам на колоннах. И все. Этими немногими изобразительными средствами художник смог передать эпоху, место действия, оно разворачивалось перед дворцом богатого польского магната. Лаконичное и выразительное оформление пантомимы «Бахчисарайская легенда» получило высокую оценку на смотре новых цирковых номеров. Это результат долгой и вдумчивой работы Александра Павловича Фальковского.

В 1948 году театральный художник А. П. Фальковский познакомился с красочным, своеобразным искусством цирка и с тех пор щедро отдает ему свои творческие силы. Художник раскрыл существо циркового зрелища, его романтическую приподнятость. На манеже демонстрируются лучшие человеческие качества в их наивысшем проявлении: сила — фантастическая, бо­гатырская; ловкость — необычно виртуозная; смелость, граничащая с абсо­лютной неустрашимостью; юмор рождает взрывы хохота. На манеже могу­чий царь зверей послушен жесту укротительницы, гимна­сты, кажется, преодолели земное притяжение и легко совер­шают полеты под куполом. И, конечно же, краски художни­ка должны быть яркие, необычно выразительные, создаю­щие приподнятое настроение. И в то же время на манеже не установишь громоздкие декорации. Зритель, окружаю­щий арену, должен чувствовать себя как бы участником действия. Ковер, костюмы, реквизит — вот, пожалуй, все, через что художник должен передать зрителям изобрази­тельный образ номера или представления. А. Фальковский делает это мастерски. Он создает оригинальный художест­венный образ. Можно вспомнить одну из первых его работ в цирке — оформление клоунады «Вокруг света». На мане­же должен был появиться корабль. Но какой корабль мо­жет быть у клоуна? Да конечно же, смешной, раскрываю­щий характер реприз, как бы созданный самими клоунами, Труба у него — самоварная, мачтой служит швабра, па­рус—тельняшка. А море — огромное полотнище с отвер­стиями, куда бы могли нырять участники клоунады.

Совсем иного решения потребовало от Фальковского офоомление аттракциона народного артиста РСФСР В. Дурова. Не раз художник брался за эту ответственную работу. В одном случае он решил отразить связь веселого представления дрессировщика с народными традициями цирковых зрелищ. А. Фальковский при создании рекви­зита использовал мотивы своеобразной росписи хохломских мастеров. На манеже заиграли яркие народные узоры, в них вплетались цветы, ягоды, листья, птицы. Это обращение к народному творчеству характерно для художника. Он плодотворно черпает из него образы, крас­ки, линии рисунка. Тонкое изобразительное своеобразие старинных тарелей XVII века, их ясные чистые краски, плавные изящные линии рисунка послужили для создания ковра и костюмов парада при оформлении гастрольной поездки наших артистов в США.
ЭСКИЗЫ КЛОУНСКИХ КОСТЮМОВ  для А. Глущенко, А. Векшина, П. Клементьева, В. Масловского и  Б. Романова

ЭСКИЗЫ КЛОУНСКИХ КОСТЮМОВ  для А. Глущенко, А. Векшина, П. Клементьева, В. Масловского и  Б. Романова

На счету у Александра Павловича много оформитель­ских работ самого различного характера. Оформление номе­ра дрессировщиков шимпанзе Ивановых, большого музы­кального аттракциона Качуринера, аттракциона А. Сокола. Каждая работа решалась в своем ключе. Больше, чем где бы то ни было, в цирке костюм служит раскрытию образа. Костюмы, созданные Фальковским, по­могают зрителю увидеть характерное в персонаже. Это результаты кропотливой работы, долгих поисков.

Эскизы оформления панюмимы «Знак на скале»Эскизы оформления панюмимы «Знак на скале»

Каза­лось  бы,  в  костюме  Юрия  Никулина  ничего  необычного зрители не увидели: полосатые брюки, кургузый пиджачок, но в ином виде они себе и не представляют талантливого артиста на манеже. Никто из них не догадывается, сколько было создано вариантов этих брюк и пиджаков, прежде чем и артист и художник были удовлетворены. В основе любого циркового номера лежит трюк. А. Фальковский справедливо считает, что трюк должен присутство­вать и в художественном оформлении. Оно должно содер­жать действенный, запоминающийся зрителям эффект, трансформацию в костюме, в реквизите, наконец, в ковре и т. п.

Яркие лучи цветов солнечного спектра разбегаются от центра манежа к зрителям. В одно мгновение эти красоч­ные полосы становятся знаменами в руках артистов. Такой ковер был изготовлен по эскизам Фальковского для гастро­лей советских артистов в Индии. В другой программе ко­вер превращается в огромную декоративную юбку Олега Попова, а сарафаны девушек в одно мгновение трансфор­мируются в легкие цирковые костюмы гимнасток.

Эскиз к пантомиме Эскиз к пантомиме "Бахчисарайская легенда»

Наиболее сложная область работы Александра Павло­вича — оформление цирковых спектаклей. Вслед за первой клоунской пантомимой «Вокруг света» им была оформлена в 1952 году пантомима «На Дону», посвященная жизни конного завода. Позднее Фальковский оформил «Пароход идет «Анюта». Этот цирковой спектакль за несколько лет просмотрели жители многих городов страны. И, наконец, одна из последних работ художника — пантомима «Бахчи­сарайская легенда». В этих работах перед ним стояла задача создать цельный образ циркового спектакля. Требо­валось передать место и время событий, атмосферу и об­щую настроенность спектакля. Но нельзя было забывать о главном — об артисте. Оформление должно помогать артистам различного жанра, дать им возможность рас­крыть свое мастерство.

А. Фальковский добивается, чтобы выразительна была каждая деталь оформления, чтобы все служило основной идее. Когда знакомишься с работами художника, вспоми­нается чеховское высказывание: «Словам тесно, а мыслям просторно». Перефразируя это требование большого писа­теля к прозе, можно сказать, что «изобразительным сред­ствам тесно, а мыслям художника просторно». Работает Александр Павлович напряженно. Нельзя за­бывать, что оформление номера не ограничивается лишь созданием эскизов. Надо собрать материал. Кроме того, художнику приходится откладывать карандаши и краски, чтобы встретиться с артистами, побывать у них на репетициях, даже если они происходят на манеже цирка в да­леком городе. Эскизы готовы, теперь путь художника ле­жит в производственные мастерские. Здесь он подбирает материалы, определяет возможности новых синтетических материалов, которые дает нам химия. Наконец, осуще­ствляет контроль за тем, как выполняется заказ.

Оформление манежа для клоунского обозрения «Лечение смехом» с участием О. ПоповаОформление манежа для клоунского обозрения «Лечение смехом» с участием О. Попова

А. Фальковский — член Художественного совета Союз­госцирка, есть у него большие общественные обязанности. День у Александра Павловича заполнен до предела, но о своей работе, о месте художника в цирке он говорит обстоятельно, увлеченно, чувствуется, что это является глав­ным   в   жизни. Фальковский познакомил нас со своими новыми рабо­тами. Одна из них — оформление пантомимы «Знак на ска­ле», которую готовит азербайджанский коллектив. События в ней занимают большой отрезок времени: это годы до Великого Октября и наши дни. Совершенно разные эпо­хи, но художник ищет единое стилевое решение спектакля, тактично использует он народное творчество Азербай­джана. Он участвует в подготовке новых произведений цирко­вого искусства к смотру, посвященному пятидесятилетию Советской власти. Самое значительное и увлекательное сейчас, — говорит художник, — работа с Олегом Поповым над оформлением клоунского обозрения, которое готовит Московский цирк».

Манеж превратится в поликлинику, где «доктор» — Олег Попов лечит смехом моральные уродства. Художнику предстоит создать на манеже обстановку необычной по­ликлиники. Машина «Скорой помощи» для тех, кому тре­буется лечение смехом, конечно, должна быть своеобраз­ной. По ходу действия необходима сложная кибернетиче­ская машина для... измерения температуры. В погоне за модой (кибернетику в быт!) кое-кто ею решил заменить «примитивный» термометр. Как же должна выглядеть ма­шина-карикатура? Художник должен не отстать от фан­тазии известного клоуна, авторов спектакля, режиссера; более того — внести что-то свое, творчески обогатить спек­такль. Теперь никто не возражает, что в советском цирке художник — полноправный создатель представления нарав­не с автором текстов, режиссером и композитором.

Знакомясь с работами А. Фальковского, его устремле­ниями, убеждаешься: чем труднее задачи, тем с большим увлечением он берется за ее разрешение. Это качество на­стоящего художника.
 

С. СЕРГЕЕВА

Журнал Советский цирк. Декабрь 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100