В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Рыцарь Малого театра ‑ Александр Иванович Сумбатов-Южин

B 2006 году Малый театр наряду c Александринским из Санкт-Петербурга отпраздновал 250-летие как первый государ­ственный театр в России.

B 2007-м – Малый отмечает 150-ле­тие со дня рождения выдающегося актера и театрального де­ятеля Александра Ивановича Сум6атова-Южина (псевдоним по сцене – Южин). Сквозь время и пространство из прошлого в настоящее подобно двум мощным прожекторам пробиваются лучи этих дат, сближая то, что было, c тем, что так актуально сегодня.

Александр Иванович Южин (1857-1927) отличался разно­образными художественными дарованиями. Актер-романтик, он занимал ведущее положение в Малом театре. Был автором нескольких пьес, которые с успехом шли на театральных сце­нах. Профессионально анализировал спектакли, помогал своим коллегам актерами вскоре стал художественным руководите­лем Малого театра.

По национальности и социальному положению он был гру­зинский князь. Его настоящая фамилия Сумбаташвили. Рус­ский вариант – Сумбатов. Он родился 4 (16) сентября в селе Кукуевка Тульской губернии в имении своего отца, человека умного, образованного, отличавшегося передовым мировоззре­нием. Молодой Южин хорошо знал русский язык, русские нра­вы и обычаи. Отец дал ему хорошее воспитание и образование. После окончания гимназии Южин учился на юридическом факультете прославленного Петербургского университета. Слу­шал лекции профессора А.Д. Градовского по теории государственного права. Александр Дмитриевич Градовский (1841‑ 1889) был представителем русского либерализма и призывал к постепенному продвижению по пути прогресса, Градовский изучал исторически сложившееся государственное устройство России в контексте господства законодательства. Он создал систему науки русского государственного права. Таков трехтомник « Начала русского государственного права» (1876-1883). Градовский написал курс лекций «Государственное право важнейших европейских держав» (1886), который был первым в европейской литературе общим курсом государственного права, составленным по сравнительному методу. Научные труды Градовского: «Высшая администрация в России XVIII столетия в генерал-прокуроры» (1866)» и « История местного управления в России» (1868), ценны своими фактическими данными. Несо­мненно, лекции и научные труды A.Д. Градовского имели боль­шое значение для идейного формирования Южина.

Но особенно интересовало Южина искусство театра. Еще обучаясь в средних классах гимназии, он начал выступать в театральных любительских коллективах. Позднее он перешел в   коллективы полулю6ительские и полупрофессиональные, и, наконец, – в профессиональные. Став профессиональным ак­тером, Южин поначалу избрал псевдоним – Сольцев. Было это в   Летнем театре Тифлиса в 1876 году. Южину исполнилось де­вятнадцать лет.

B 1878-1839 годах Южин играл на клубных сценах Петер­бурга. B 1881 году он был принят в театр Анны Бренко в Мо­скве, Анна Алексеевна Бренко (1848– 49? –1934) организовала в 1880 году один из первых профессиональных частных теа­тров в столице. Кроме самой Бренко художественной частью театра руководили выдающиеся деятели театра Василий Нико­лаевич Андреев-Бурлаки Михаил Иванович Писарев. B труп­пе работали талантливые актеры: П.A. Стрепетова, A.Я. Глама -Мещерская, M.T. Иванов-Козельский, B.П. Долматов, Спектак­ли пользовались успехом, однако в связи c финансовыми за­труднениями в 1882 году театр этот был закрыт. Тогда актер, перейдя в Малый театр, и стал Южиным и оставался в нем до конца своих дней.

Как актер, Южин обладал рядом бесспорных достоинств. Прежде всего, он поражал огромным актерским обаянием. По­явившись на сцене, он приковывал внимание зрителей и, под­давшись магии его таланта, они безоговорочно верили в то, что он делали говорил. Южина отличал великолепный, от приро­ды хорошо поставленный голос. Его звучание захватывало си­дящих в зале. Будучи актером-романтиком, он увлекал своими переживаниями, силой темперамента.

Страдания его героев находили отклик в сердцах зрителей. Герои, которых играл Южин, вступали в борьбу за спра­ведливость, защищая честь и достоинство человека, обличали порок и лицемерие, утверждали правду. Актер Южин полно­стью перевоплощался в своих героев, и таинственная сила этого  актерского перевоплощения оказывала мощное воздействие на зрительный зал.

C 1877 года в двадцатилетнем возрасте начинается драматургическая деятельность Южина. Первая пьеса – «Пра­ва жизни». B Малом театре была поставлена пьеса Южина «Листья шелестят» в 1881 году еще до поступления его актером в Малый театр. Ранние пьесы Южина были проникнуты либе­ральными идеями. Их герои отстаивали свое человеческое до­стоинство, вступали в борьбу c обывательским окружением. Сценичность написанного, обилие эффектов, участие в спек­таклях выдающихся актеров обеспечили успех пьесам Южина. Немаловажное значение имел тот факт, что некоторые роли заранее создавались c учетом игры конкретных исполнителей, a это придавало им особый колорит.

Однако следует сказать, что подчас реалистические тен­денции подчинялись в драмах Южина условной театральности. Это было присуще первым драматургическим опытам. B их числе – «Листья шелестят», «Соколы и вороны», написан­ные совместно c Вл.И. Немировичем-Данченко (1895) и постав­ленные в Театре Корша, «Арказановы» (1886, Малый театр), «Цепи» (1888, Малый театр), где Волынцеву играла Гликерия Николаевна Федотова, a Ольгу Николаевну – Мария Никола­евна Ермолова.

B конце 1890-x годов Южин зарекомендовал себя как автор комедий. В них он выступал как остроумный и зоркий наблю­датель жизни крупной буржуазии – «Джентльмен» (1897, Ма­лый театр), вырождающегося барства – «закат» (1899, Малый театр), петербургской бюрократии – «Невод» (1905, Алексан­дринский театр, Малый театр).

Особое место в драматургии Южина занимала пьеса периода эпохи покорения Кавказа «Старый закал» (1895, Ма­лый театр). В главных ролях в «Старом закале» были заняты: M. Ермолова – Вера, K. Рыбаков – Олтин, M. Садовский – Кор­нев, О, Садовская – Дарья Кировна. Романтическим характе­ром отличалась «Измена», посвященная легенде далекого про­шлого Грузии. Она была написана в 1903 году и поставлена в Малом театре. Главную героиню Зейнаб играла Ермолова.

Морально-этические проблемы были подняты Южиным в пьесе «Ночной туман» (1916, Малый театр). Человек умный, вдумчивый, работоспособный, c большой ответственностью относящийся к актерской профессии, Южин работал над ролями постоянно, систематически, помногу. Он занимался дома изучением новых пьес, a приходя в Малый театр, уси­ленно репетировал. Его отличало умение разобрать даже са­мые сложные роли, понять их внутреннее содержание. Он умел сливаться c теми персонажами, которых ему приходи­лось играть. Не казаться ими, a, так сказать, ими становиться. Южина отличал большой темперамент, искренность чувств, умение понимать характеры играемых им людей и становить­ся ими. Он умел зажить жизнью показываемых им героев, быть взволнованным их чувствами и переживаниями. По своему амплуа Южин и был, как говорили в ту пору в теа­тре, героем-любовником. Сыграв на протяжении многих лет огромное число ролей, Южин, конечно, знали отрицательных персонажей. Но таковых в его репертуаре было относительно немного. Больше ему нравилось играть положительных геро­ев, людей умных, жизнестойких, решительных, вступающих в борьбу против зла, пошлости, трусости, беспринципности и других человеческих пороков. Причем борьбу c человеческими недостатками Южин вел c большой активностью, взволнован­ностью и глубиной переживаний. Зрители бывали поражены и даже потрясены тем, c какой страстью герои Южина всту­пали в борьбу за высокие идеалы. А это значит, за подлинные моральные устои, честность и справедливость. При этом су­щественно следующее обстоятельство. Южин заботился не только о том, чтобы c максимальной глубиной раскрыть своих персонажей, показать их человеческую сущность. Он делал все для того, чтобы его партнеры по спектаклю также про­никались значимостью играемых ролей. Фактически, Южин становился художественным руководителем. Еще до великих начинаний Художественного театра, до великих новаторов K.C. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко,  Южин зарекомендовал себя как художественный руководитель от­дельных спектаклей, a затем – и всего Малого театра. В этом одно из главных достоинств Александра Ивановича Южина и его непреходящее значение для истории не только Малого, но и всего отечественного театра. В то же время Южин стремил­ся использовать достижения других постановщиков и, прежде всего, великого деятеля Малого театра Александра Павловича Ленскогo.

Большинство актеров c удовольствием соглашалось работать под началом Южина. B 1909 году он был назначен Дирек­цией Императорских театров управляющим актерской труп­пой Малого театра.

Ни в каких специальных театральных училищах Южин никогда не обучался. Но, работая в разных театрах, сталкива­ясь c многочисленными партнерами, в том числе – с весьма та­лантливыми, используя их опыт, он, как актер и постановщик, все более совершенствовался.

Теперь расскажем о некоторых ролях, Южиным сыгран­ных.

Y мемуаристов и в записях самого Южина можно найти не­мало свидетельств того, что первоначально и труппа и публика встретили его недоверчиво, потому главным образом, что ему предстояло заменить Ленского. Но Южин упорно и честно за­воевывал прочные позиции в Малом театре. «Пресса 80-x годов все время бросала ему камни под ноги и, случалось, пре6оль­но, – вспоминал Амфитеатров. – А он морщился, да шел впе­ред, кряхтел, да шел!.. Нельзя видеть перед собою длящуюся работу железного характера без того, чтобы не проникнуться уважением к нему. И вот Южиным начинают интересоваться, потом увлекаться. Южина начинают понимать. Южин становится нравственным центром труппы, интеллектом его слож­ного организма, магнитом публики».

Южин умел ставить перед собой максимальные творческие задачи и методично трудился над их осуществлением, вызывая уважение и восхищение не только своей работоспособностью, но и значительностью достигаемых результатов.

Наиболее заметна была эволюция, которую претерпел Южинский Чацкий. Дебютируя в этой роли на сцене Малого театра, актер вел ее темпераментно и увлеченно, но со време­нем подробно разработал линии взаимоотношений c Софьей, нашел общий тон поведения Чацкого, вводил в сценический рисунок точные бытовые подробности.

Свою художественную цель Южин видел в эти годы в утверждении героического репертуара. Он подхватывал тен­денцию, которая к тому времени достаточно полно выявилась в творчестве его старших товарищей – Ермоловой, Федото­вой, Ленского. Это стремление глубоко отвечало пафосу его творческой индивидуальности. «Пропеть гимн человеку, его мощи, величию и красоте его страстей, их правящей роли в жизни... вот, на мой взгляд, то, что, может быть, поначалу и совсем бессознательно, устремило натуру Южина в актер­ское искусство... Все его актерское творчество будет, если брать его в целом, рассказом o большом человеке c торже­ствующей волей. Южин иногда играет недостаточно слож­но, но он никогда не играет тускло... Тонкая психологическая изощренность его не очень уж увлекает. Но ему непременно нужна наполненность чувства. И она y него, эта наполнен­ность, всегда есть. И таким же образом ему не нужно само­забвение. Но ему нужно, и это всегда y него есть, чтобы чув­ство было красиво выражено».

Бесспорные победы были одержаны Южиным в пьесах Шиллера и Гюго. Роль Дюнуа в «Орлеанской деве» Шиллера, в которой он заменил Ленского, была сыграна Южиным «с бла­городной романтической приподнятостью» и «широким разли­вом красивых юношеских чувств».

А.А. Яблочкина вспоминала: «Какой необыкновенный подъ­ем охватывал весь театр, что делалось с молодежью, когда он своим мощным бархатным баритоном восклицал:

« – K оружию! Бей сбор! Все войско в строй!
Вся Франция, беги за нами в бой!» –

и, обнажая меч, c гро­мадной силой взывал:

– Все за нее, всей крови нашей мало...
Спасти ее, во что бы то ни стало!»

Казалось, он своим увлечением заражал весь театр, a мо­лодежь c галерки готова была прыгнуть на сцену и вместе c Южиным спасать Ермолову – Орлеанскую деву».

После того как в 1886 году Южин c «пламенностью, дра­матическим напряжением» и «вскипанием энтузиазма» сыграл Мортимера в «Марии Стюарт» Шиллера, он безоговорочно за­воевал всеобщее признание. Продолжая работать упорно и пла­номерно, он год за годом играет Эгмонта в трагедии Гёте (1888), Карла ц в «Эрнани» (1889), Макбета (1890), Рюи Блаза (1891), Гамлета (1891) и, наконец, маркиза Позу в «Дон Карлосе» (1894). Роль Эгмонта, которая давала «меньше простора разливным чувствам, приподнятой лирике», но зато больше места для величественности, для монументальности и для речевой красоты исполнения», критика называла «одним из наиболее живопис­ных исполнении» Южина. Южинский Карл ц в «Эрнани» и че­рез десятилетия жил в памяти зрителей «одним из самых пленительных воспоминаний». Труднейшая сцена – монолог Карла V перед гробницей Карла Великого – была «полным триумфом актера, его красивого пафоса, его декламационного искусства, его хорошей сценической напевности и изукрашенной правды, не становящейся от того ложью». B роли Рюи Блаза артисту не удались лирические сцены, но «пафос негодования, сарказм, ирония» заслоняли «недочет в любовном ворковании».

К роли маркиза Позы Южин «готовился как к священно­действию». B сознании русского общества 80-90-x годов XIX ве­ка шиллеровский маркиз Поза и его смелые речи перед тираном занимали совершенно особое место. Южин насыщал шилле­ровские стихи «самоотверженным мужеством», «с громадным сценическим тактом он находил равнодействующую между ис­кренностью и торжественностью, между эмоциональностью и диалектикой и был подлинно шиллеровским героем». 06 ат­мосфере, возникавшей в театральном зале во время южинских монологов, в рецензии на этот спектакль говорилось: «Не оста­ется ни одного обычно тусклого, апатичного лица. Будто дохнуло другим воздухом»8. Именно в этом своем создании Южин оказался «в наибольшем созвучии c современной ему русской общественностью».

Южин упорно работал над шекспировским репертуаром. Благодаря ему Шекспир не сходил c афиш Малого театра. Однако для шекспировских ролей, как артист, он был «менее приспособлен свойствами своей артистической натуры», чем для Шиллера. Южин был в этих ролях «больше романти­чен, чем трагичен», он «отлично показывал того, кто втянут в трагедию, но недостаточно демонстрировал самую трагедию, при большом внешнем движении внутренняя игра оставалась статичного». Это относилось и к Макбету, в котором актера «увлекала внутренняя мощь, огромная, сверхчеловеческая сила натуры бесстрашного, первозданного гиганта, гибнуще­го под властью непреодолимого честолю6ия». Его Гамлет казался «впавшим в скорбь и меланхолию сильным практи­ческим деятелем». Он играл философа, который «способен возвыситься до мировой правды не инстинктом сердца, но математическим вычислением». B Ричарде III он также пьг тался, прежде всего, выявить «громадную душевную силу», обратившуюся под давлением обстоятельств «в ненасытное честолюбие и громадное презрение к людям». Он строил роль крупно, большими штрихами, по определению Эфроса — «глыбасто».

Помимо множества центральных ролей в текущем репертуаре Южин в 90-e годы играет несколько ролей в пьесах Островского. Заметной победой артиста стал Беркутов в «Вол­ках и oвцax». Играя Беркутова, Южин «тщательно собрал все, что только характеризует Одиссея новейшего времени: человека, превосходно обделывающего свои дела при всяких об­стоятельствах, умеющего с первого взгляда оценить своих про­тивников и поле битвы и поэтому неизбежно питающего почти ко всем людям чувство иронии, почти обидной снисходитель­ности и терпимости». Этот метод работы определял впослед­ствии победы Южина в характерных ролях.

После октябрьской революции Южин продолжал играть на сцене Малого театра. Первой постановкой советского Малого театра были «Бешеные деньги» A.H. Островского. Премьера состоялась 20 декабря 1917 года. Самым интересным в спекта­кле был Южин — Телятев. «Весь мой восторг старого театрала я отдаю ему», — писал Э.M. Бескин. Южин изображал Теля­тева несколько старомодным русским барином. B нем не было никакого европейского шика. Это был представитель того ро­довитого дворянства, которое никогда не знало никакого труда. Южинский Телятев брал от жизни все лучшее, не задумываясь o будущем. Но был он в то же время умница и скептик. Южин придавал ему налет легкомыслия, что делало Телятева даже привлекательным. Так играл артист до революции.

Но в условиях новой зрительской аудитории и на выездных спектаклях Южин увидел иное восприятие его легкомысленного и порхающего Телятева. Он начал видоизменять интерпретацию роли, окрашивая образ в сатирические тона. Играя комедийные роли, актер стремился к характерности, сохраняя приподнятость тона и несколько нарочитую театральность.

Большое значение для Малого театра имела постановка «Посадника» A.K. Толстого. Премьера состоялась 22 октября 1918 года. «Посадник» в постановке режиссера А.А. Санина был интересен тем, что впервые на сцене Малого театра геро­ем стал народ. Роль Посадника исполнял Южин. B домашней обстановке актер показывал его человеком мягким, добрым, по-стариковски ворчливым. Но на площади, когда решалась судьба Новгорода, Южин поднимался до подлинной монумен­тальности.

19 января 1920 года Малый театр показал «Ричарда III» в режиссуре А.А. Санина и H.O. Волконского. Большинство актеров в ролях были неинтересны. Исключение составля­ли: Южин – Ричард III, M.H. Ермолова – королева Маргарита, B.H. Пашенная – Анна. Южин играл Ричарда III откровенным злодеем. Но что было очень характерно для Южина, – он, играя хромого урода-горбуна, – оставался по-своему красив, во вся­ком случае, благороден.

18 апреля 1920 года Малый театр выпустил премьеру  «Женить6у Фигаро» Бомарше в постановке И.C. Платона. Спектакль публике понравился. «Что-то бесконечно бодрое за­ключалось в нем. Весь он был пропитан мощной и заразитель­ной радостью»16. Конечно, Южин и E.K. Лешковская – Фигаро и Сюзанна – были староваты и тяжеловаты для своих героев. зато ритм, изящество, искрометность их диалогов не могли не восхищать. Южин c таким увлечением произнес последний монолог, что в зале долго звучали аплодисменты. B его Фигаро было много жизненного опыта и иронии.

5 апреля 1921 года после капитального ремонта Малый театр открылся комедией «Горе от ума» Грибоедова (режис­сер – Санин). До премьеры Южин рассказал в журнале «Куль­тура театра» o своем понимании великой комедии, утверж­дая, что «протест набатом звучит не только в речах Чацкого, но и во всем организме пьесы, во всех ее отдельных положениях. Протест этот полон такого высокого и благородного порыва, такой великой художественной красоты, обличен в такую живую неумирающую силу слова и стиха, что самый придирчивый зритель не в силах устоять против его зажи­гающей силы».

Что касается Фамусова, то Южин понимал, что в новых условиях эту роль следует играть по-новому: «B эпоху Грибо­едова Фамусов – объект сатиры гениального автора. B нашу эпоху – это историческая фигура, типизирующая весь уклад русской жизни той полосы... Фамусов не только представитель, он – творец, один из творцов того мира, который его окружает и создает горе уму».

Южинский Фамусов был аристократом, и казалось стран­ным, что он не носил титула. Этот тонкий дипломат в то же время был искренен в стремлении служить не делу, a лицам ради корыстных интересов. Ему свойственно презрение к ни­жестоящим, пренебрежение к подчиненным и смертельная борьба со всякой Свежей мыслью, которая пытается проник­нуть в Фамусовский дом. «Умело выдвигая социальный фон, Южин не оставляет без внимания индивидуальных черт изо­бражаемого им персонажа»19. Сатирический образ он окраши­вал лирическими чертами. Достаточно вспомнить, c каким Вос­торгом, упоением даже поэтически он рисовал образ Максима Петровича. Когда он заставал B сенях Чацкого c Софьей, то поднимался до трагедии.

Актер виртуозно декламировал текст, используя богатейшие возможности голоса. Он оттенял каждую мысль как Тем­бральной окраской, таки модуляцией голоса, причем чуть ли не каждое давно знакомое слово звучало новой прелестью.

Южин – Фамусов был одет во фрак, украшенный звездой, на ногах чулки, туфли c пряжками.

Сохранилось драгоценное свидетельство о том, как играл Южин – письмо П.A. Кропоткина. Напомним, что по происхо­ждению Кропоткин был князем, значит, он мог наблюдать если не самих Фамусовых, то их потомков. Он писал: «И вот, уважа­емый Александр Иванович, позвольте сказать, что именно этот тип Вы превосходно воспроизвели, не упустив необходимой черточки русского дОбродушия (Ну хоть в том, как BЫ кинули замечание Петрушке: «Вечно Ты с обновкой»).

Наряду c актерской игрой, Южин принимал активное уча­стие в работе театрального комитета входящего в состав Нар­компроса. Он постоянно участвовал в диспутах, посвященных деятельности театров, в частности Малого театра, спорил c B.Э. Мейерхольдом, утверждая, что классические произведе­ния не подлежат переделке, что и так они раскрывают глав­ное существо жизни. Южин настаивал на том, чтобы классика занимала главенствующее место в репертуаре Малого театра. Однако Южин считал, что Малый театр должен обращаться к современной драматургии, и 7 ноября 1921 года Платон вместе c художником M.Б. Аобужинским выпустил премьеру пьесы А.B. Луначарского «Оливер Кромвель». Южин играл заглавную роль. B его исполнении Кромвель был фанатически предан идее борьбы. Это был суровый, решительный вождь и такая трактовка образа импонировала зрителям.

На протяжении исторически короткого срока, c 1917 по 1921 год, Малый театр прошел большой и сложный путь развития. Изменения в его деятельности были очевидны. Быть художественным руководителем Малого театра Южину стано­вилось все труднее из-за болезни. Но, тем не менее, он был вынужден в марте 1923 года принять пост директора Малого театра и занимал его до 1 января 1926 года. Он оставался почетным директором и председателем Художественного совета.

Но даже болезни не могли отвлечь Южина от насущных проблем Малого театра. И хотя в Малом театре была Сильней­шая труппа драматических артистов, Южин думал об актерской молодежи. B 1918 году он привел в театр молодую актрису E.H. Гоголеву, увидев ее в одном из районных коллективов. По инициативе Южина было открыто Театральное училище, но­сящее ныне имя M.C. Щепкина. B 1926 году был открыт музей Малого театра. Со здоровьем у Южина становилось все хуже и он отправился лечиться во Францию. 17 сентября 1927 года в местечке Жуан ле Пэн великий актер и великий театральный деятель отечественного театра скончался. Гроб c телом был до­ставлен морем в Батум. Оттуда специальным поездом отправ­лен в Москву.

На каждой большой станции устраивались траурные ми­тинги: «Ни один артист не знал такого огромного посмертно­го чествования, такого выражения любви и уважения, какими Москва провожала гроб Александра Ивановича».

B год 150-летия со дня рождения Александра Ивановича Южина, вспоминая о нем, мы еще раз отметим ту огромную роль, какую сыграл он в сохранении лучших традиций Малого театра и всего театрального дела в России.

 Ю.A. Дмитриев

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

обмен валюты швейцарских франков