В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Андрей Николаев и его Комедийный цирк

 

В 1955 году на экспериментальный курс отделения клоунады циркового училища поступил десятиклассник Андрей Николаев. Больше всего новичка привлекали занятия по акробатике и жонглированию. На выпускных экзаменах за отличное пародирование этих номеров он получил пятерку.

Первые годы Николаев выходил на манеж московского цирка с единственной репликой: «Ау! Вы Карандаша не видели Карандаша сменял Берман, Бермана — Попов, а Николаев по-прежнему смотрел на них из-за кулис или с галерки. Таким образом он познакомился с работой всех корифеев смеха, а это для начинающего актера всегда полезно.

Потом с группой Цирк на сцене он ездил по селам дона и Кубани, работал с аттракционном Э. Т. Кио, был коверным в молодежном коллективе, который выпустил А. Арнольд. Он побывал и за рубежом — в ФРГ, Болгарии, Польше, Австралии, Швеции, Норвегии, Дании.

Андрей Николаев как коверный дебютировал в Москве в 1971 году, когда он был уже заслуженным артистом республики, лауреатом международного фестиваля циркового юмора в Софии, обладателем золотой «Маски Грока» — награды, которая раз в два года присуждается лучшему клоуну мира.

У нас его называли Андрюшей, а рубежом — Нико. Выходя на манеж, он больше действовал как мим, говорил мало. Но если говорил, то в Мадриде — по-испански, в Токио — по-японски, а в Милане пел песни по-итальянски.

Мадридская газета  Пуэбло рецензируя выступления советского цирка, писала: Специальной главы заслуживает блестящий клоун А. Николаев с восхитительной мимикой и целым рядом вызывающих смех совершенно оригинальных находок. Так же, как Гримальди и Ориоль в прошлом и его соотечественники Карандаш и Попов в настоящем, этот ослепительный клоун, оживляющий своим искусством промежутки между номерами, является одно временно акробатом, жонглером и джигитом. Его пародии на предыдущие номера полны изящного юмора и поэзии

Его репризы не походили на репризы других коверных, потому что он придумывал их сам. Как только Андрюша — лукавый, чуть застенчивый человек, мастер на озорные выдумки, появлялся из-за кулис в своем неизменном синем костюме и красной майке в белую полоску, зал настраивался на смех. У смеха много разных оттенков. Смех, который сопровождал его интермедии, не был безудержно беззаботным. Веселые сценки А. Николаева были лиричны и заставляли не только смеяться, но и думать.

Но как долго взрослый человек может быть на манеже беспредельно наивным, всерьез внушая зрителям, что у него интеллект восторженного мальчугана? Николаев не хотел, чтобы из-за детской маски проглядывала его уже начавшая седеть голова. И он нарушил традиции цирка.

В свой клоунский костюм он переодевался теперь прямо на манеже, чтобы дети и взрослые знали — он серьезный человек, а  Андрюша — это маска, которую он надевает лишь для того, чтобы доставить им радость. И зрители приняли его условия игры, тем самым гарантировав коверному завидное долголетие.

Но вдруг ... В цирке, как и в жизни, много всяких вдруг. В разгар известности, окутанный благожелательностью газетных рецензий, Николаев изменил манежу. Нет, он не изменил цирку, он остался верен ему. Просто по вечерам он перестал выходить на арену и поставил на театральной сцене спектакль «Я работаю клоуном». Как говорится, между делом, а точнее, между гастролями, он закончил ГИТИС и стал режиссером. Спектакль получился по-цирковому красочный и по-эстрадному музыкальный. Андрей Николаев стал в нем главным действующим лицом и в прямом и в переносном смысле слова. Играя клоуна, он придумал и поставил на эстрадных подмостках все сюжетные номера акробатов, эквилибристов, эксцентриков.

Но сцена все-таки не манеж. Арена манила к себе. И Николаев вернулся в цирк. Вернулся не один, а с целым актерским коллективом, который получил название Комедийный цирк. Любой его номер включает в себя элементы юмора. И если раньше «Андрюша» появлялся главным образом в паузах между номерами, сейчас он на манеже буквально весь вечер. Жонглирует в номере «Акселерат», скачет на лошади в «Ковбойских страстях» и появляется на батуте в Бале шутов. Он проделывает свои веселые трюки, декламирует и поет.

Пересказывать цирковой спектакль, особенно комедийного плана это все равно, что писать аннотации на книги юмористов. Как правило, получается и не смешно.

 Спектакль надо видеть, тем более, что его поставил клоун.

О своей профессии Андрей Николаев не забывает ни на минуту. И даже лома вместе с ним живут 865 клоунов: клоуны из фарфора, пластмассы, папье-маше, материи и железа со всех пяти материков. И на стенах — тоже клоуны: рисунки, сделанные уличными художниками на берегах Сены и Тибра.

Возвращаясь домой, Николаев дружески подмигивает им и садится за книги. Читает много, гораздо больше, чем читал в детстве и юности. Это нужно для работы не только на манеже.

Вот уже несколько лет Андрей Николаевич Николаев — доцент ГИТИСа, института, который когда-то окончил. Преподает мастерство актера и режиссера, ведет практические занятия. И сверх программы» стремится привить своим слушателям близкое ему эксцентричное мышление, пусть немного алогичное, но помогающее жить и работать. Недавно состоялся первый выпуск его курса ре жиссеров эстрады. Среди тех, с кем он распрощался как со студентами, — Алла Пугачева, Сергей Дитятин, руководитель ансамбля «Веселые ребята» Павел Слободкин.

А впереди у него — новый курс в институте, новые репризы и новые спектакли в цирке. То, каким вы видите «Андрюшу» сегодня, для народного артиста РСФСР Андрея Николаевича Николаева уже вчера. Сегодня он думает о том, каким будет «Андрюша» завтра.

 

Е. Гортинский

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100