В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Колизей в Эль-Джеме   

 

Эль-Джем, небольшой город в Тунисе, далеко не так известен, как Рим. Между тем с точки зрения истории цирка Эль-Джем представляет значительный интерес. Здесь, на месте некогда существовавшего древнего города Тиздры, сохранились руины амфи­театра, почти не уступавшего знаменитому римскому Колизею. Впрочем, амфитеатр этот так и   называют —   Колизей Эль-Джема.

Со II века до нашей эры и в течение последующих шести столетий в северных областях Африки господствовали римляне. Огнем и мечом оттеснив сопротивлявшихся берберов в горы, завоеватели приступили к выкачиванию богатств из страны (главным образом пшеницы) и к романизации приморских поселений. Оставшиеся местные жи­тели стали носить римские имена и одежды. В городах начали сооружать триумфальные арки и храмы, библиотеки и термы-купальни, театры и цирки-амфитеатры. Самым боль­шим из африканских цирков являлся амфитеатр в Тиздре; до сих пор остается загад­кой, почему именно там при императорах Севера, более 1600 лет назад, построили та­кой   колосс.

Славой Африки римляне считали наличие в стране многих пород диких живот­ных. Вот почему на аренах африканских амфитеатров, в том числе и в Тиздре, в пер­вую очередь  выступали   звери.

Программа представлений была достаточно разнообразной. Свое мастерство де­монстрировали дрессировщики. Публика с большим интересом смотрела на диких бы­ков, которые разъезжали в повозках, стоя на задних ногах. Бесконечный смех сопро­вождал выступления обезьян, державших хлысты и носившихся галопом на лошадях. Восторженные возгласы встречали слонов, игравших на музыкальных инструментах — кимвалах  и танцевавших   под эту музыку.

Любопытным свидетельством тех давних времен является дошедшее до нас настав­ление укротителям. «Берегись бить диких зверей, — говорится в этом наставлении, — так как в них пробуждается чувство мести. Но не ласкай хищников чересчур и не вы­казывай страха перед ними, ибо животные становятся надменны и непослушны. Что­бы быстрее  приручить зверя,  чаще поглаживай  его по  шкуре  рукой».

При всех таких благих советах даже опытные дрессировщики перед выходом на арену предпочитали, однако, вымазывать пасть львам, пантерам и медведям особым соком. Приготовленный из различных трав и кореньев, сок обладал столь вяжущим свойством, что при  показе номеров кусаться звери уже не могли.

Умение дрессировать животных было развито главным образом в Александрии египетской и считалось профессией важной и почетной. Бродячие астрологи-шарлатаны, постоянно обретавшиеся возле цирков, предсказывали за мелкую монету будущность укротителя всем родившимся под «звериными» созвездиями (например, Льва или же Тельца).

Но далеко не всегда зрелища со зверями носили безобидный характер: на манер Рима зачастую устраивались кровавые бои между животными. Пользуясь разнообрази­ем африканской фауны, люди заставляли участвовать в таких травлях даже мирных по своей природе зверей и птиц — обезьян, жирафов, антилоп, страусов. К примеру, две антилопы бодались до тех пор, пока одна из них, а то и обе, истерзанные, не па­дали замертво на песок арены.

Борьба со львом (североамериканская мозаика IV в. н. э.)

 

В борьбе с хищными зверями участвовали и люди, причем не только рабы, преступ­ники или военнопленные. Охотники, вылавливавшие львов в пустынях Атласа, не прочь были показать свою ловкость и удаль в цирке. «Есть люди, — писал о них один карфагенский автор, — которые выходят сражаться с хищниками, несмотря на то, что никто их к этому не приговаривал. Люди эти находятся в цветущем возрасте, краси­вы, хорошо одеты... Они борются с дикими зверями не за какое-нибудь преступление, а  из безумия страсти».

Кроме зрелищ со зверями, в программу представлений входили бои гладиаторов. На арене выступали смуглые мавры с Атласа и негры из глубинных областей страны, обученные в гладиаторской школе Александрии. Как и в Риме, на потеху зрителям люди  безжалостно  убивали   и   калечили  друг друга.

Наконец, зрелищами являлись ионные состязания на колесницах. Переселенцы из Рима привезли с собой это цирковое увлечение, которое пышно расцвело в Африке, из­давна славившейся своими лошадьми. Еще на Олимпийских играх в Греции берберские жеребцы часто оказывались победителями. На замечательных пастбищах средиземно­морского побережья выращивали для амфитеатров не только мавританских и киренских коней, но и горячих скакунов испанских кровей.

В гробницах североафриканских городов археологи находят много металлических пластинок с обращениями людей к подземным божествам. Пластинки эти чаще всего «подкапывали» в могилы цирковые возницы, которые в предстоящих состязаниях стре­мились избавиться от соперников, «Остановите их лошадей, — написано на одной такой пластинке, — обессильте их! Пусть они не в состоянии будут выйти из конюшни, пройти в беговые ворота, сделать хоть шаг по арене! Парализуйте руки возницам, пусть они не смогут править возжами! Ослепите возниц, свалите их с колесниц, пусть их растоп­чут свои же кони! Без промедления, без промедления! Тотчас же, тотчас!!»

Африканские звери на арене (вариант реконструкции представления в цирке)

 

В эти заклинания верили, и все возницы увешивали себя разными амулетами, а ло­шадей — колокольчиками, «устраняющими» вмешательство в бега «демонов». Вместе с тем подобные ожесточенные мольбы свидетельствуют о той пылкости, которая проявля­лась в цирке при  конных состязаниях.

Таковы были зрелища, которые происходили некогда на арене Колизея в Эль-Джеме.

«Биография» этого амфитеатра интересна еще одной подробностью. Из всех сущест­вовавших в древности цирков он был, пожалуй, единственным, использовавшимся в дальнейшем как крепость.

С течением времени римлян из Африки вытеснили вандалы, вандалов — византий­цы, а последних — арабы. Города превратились в развалины, но амфитеатр-исполин продолжал возвышаться  над руинами, внушая чужеземцам суеверный страх.

Триумф победителей – возницы и коней – в беге колесниц (североамериканская мозаика IV в. н. э.)

 

Арабские авторы сохранили сведения о полулегендарной женщине по имени Каз­на, жрице одного из храмов Тиздры. Возглавив в 689 году борьбу против халифа Абдэль-Мелика, Казна потерпела поражение и укрылась в цирке. По ее приказу сквозные аркады первого яруса здания были забаррикадированы выломанными каменными ступенями лестниц и скамьями для зрителей. Когда же воины халифа пробились в ам­фитеатр, отважная женщина вывела осажденных через подземную сводчатую галерею, где когда-то рычали в своих клетках звери.

Использовали амфитеатр как крепость и сами арабы при своих междоусобицах. Так около 1695 года некий Мухаммед-бей велел пробить огромную брешь в одном из фасадов цирка, чтобы в нем  не могли более укрываться восставшие.

С той поры и почти до конца прошлого столетия жители Эль-Джема расхищали для своих нужд превосходно обтесанные блоки песчаника, из которых был построен амфи­театр Но каким разрушениям ни подвергался Колизей, он и в наши дни высится над городом, в то время как от остальных цирков в Африке остались, можно сказать, одни   воспоминания.

Жонглер и дрессировщик зверей (изображение на светильнике)

 

 

ВЛ. БРАБИЧ, Г. ПЛЕТНЕВА,

Журнал «Советский цирк» июнь 1960

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100