В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Евгений Милаев

 

Путь к сложному номеру, насыщен­ному рекордными трюками, был для Е. Милаева нелегким. Вот уже более тридцати лет выступает он на арене советского цирка, придя на ма­неж из спорта. Евгений Милаев успешно занимался боксом, борьбой, работал на гим­настических снарядах, был отличным бегу­ном, но его стихией всегда являлась акро­батика.

Нам вспоминаются выступления этого выдающегося мастера до войны в номере художественной акробатики, носившем на­звание 4-Жак.

Милаев был унтерманом. Внешние дан­ные артиста — высокий рост, широкие плечи, стройная легкая фигура, отлично развитые, словно вырезанные резцом вая­теля мышцы, плавность и ритмичность дви­жений — все это радовало глаз зрителя.

Сложные акробатические трюки выпол­нялись в оригинальной манере и носили на себе отпечаток индивидуальности артистов. Номер имел большой успех у зрителей, и казалось, артисты могут быть удовлетворе­ны достигнутым. И все-таки Е. Милаев был полон  творческих  замыслов.

Мы очень мало пишем о творческой ла­боратории циркового артиста, мало изу­чаем ее, да что греха таить, у нас еще нет ничего систематизированного в этой обла­сти. Как рождается замысел нового номе­ра? Как рождается трюк? Как сочетается фантастика с точными расчетами при устройстве того или иного циркового аппа­рата?

В 1928 году молодой ростовчанин Евге­ний Милаев — ученик, а затем рабочий обувной фабрики — собирался идти в стро­ительный институт. Он уже проштудировал учебники, но жизнь внесла свои поправки: Евгений Милаев стал цирковым акробатом. Возможно, что в цирке, склоняясь над чер­тежами будущего номера, Евгений Тимо­феевич не раз вспоминал свою юность.

Да, номер рождался в чертежах. Милаев нарисовал арену, лежащего человека. Ар­тист держал на ногах лестницу. Что ж, по­добное уже есть в цирке. В этом не было ничего новаторского, ничего своего. Копи­ровать? Быть эпигоном? Нет, это не удел настоящего артиста. Милаеву хотелось сказать свое слово.

Он ездил с партнерами из города в го­род, и чертежи будущего номера неизмен­но выкладывались на стол. В цирковых уборных, в неуютных комнатах гостиниц, где по условиям военного времени прихо­дилось жить-, как в общежитиях, он про­должал работать над чертежами. Милаев задумывался: что еще добавить, как обо­гатить номер новыми трюками и какими? Он нарисовал человека, стоящего наверху лестницы   и  держащего   на   плече  шест.

Один из партнеров Милаева посмотрел рисунок,  усмехнулся:

        Достаточно,  Евгений Тимофеевич. Что­бы сделать этот трюк, тоже надо потратить несколько лет.

Милаев поднял на него глаза и ответил:

        Потратить. Это не то слово, мой друг. Артист должен не тратить, а отдавать люби­мому делу — не  только  годы,  но  и  жизнь.

В 1943 году Милаев почти завершил ра­боту над композицией номера. В сотый раз переписанный чертеж выглядел необычно. На арене лежал артист и держал лестницу на ногах; на вершине лестницы, достигав­шей семи метров, лежал партнер и держал на ногах вторую лестницу. Она касалась купола. Но композиция была «мертвой» для Милаева, и он пририсовал третьего партнера, выжимающего стойку на лест­нице.

Это был завершающий этап обдумыва­ния композиции номера. Существуют кино­граммы, по которым опытные мастера спорта изучают движения бегуна или плов­ца, весь комплекс упражнений спортсме­на — паузу, рывок, положения корпуса, рук, ног, темп, даже дыхание. Так в чертежах Милаева был сделан точный расчет рабо­ты каждого партнера.

Но чертеж оставался чертежом. А как все это «ляжет» на арене? Начинался самый серьезный  этап  работы.

Основа нового номера, задуманного Е. Милаевым, заключалась в точном балан­се живых и мертвых тел. С 1943 по 1950 год подготовка номера велась непосред­ственно на арене. Он отрабатывался по эта­пам: баланс с лестницей, потом с двумя, затем с партнерами. Репетировали и ран­ним утром и после выступлений, использо­вали каждую минуту свободного времени. Милаев как создатель номера проявлял исключительную требовательность к себе и партнерам.

        Как   бы   ни   был   талантлив   и   опытен артист, без повседневного труда он не до­бьется   успеха, — напоминал   он   товарищам.

В номере есть такой трюк: один из ар­тистов, одиннадцатилетний сын Евгения Ти­мофеевича Саша Милаев, поднимается по лестнице и стоит наверху. Милаев держит лестницу на ногах и совершает с ней не­сколько упражнений: лестница с партнером переходит с одной ноги на другую, потом Милаев держит ее на одной ноге, затем резко, стремительно вращает ее на ноге. Трюк этот, являющийся рекордным до­стижением, занимает секунды. А работал над ним Евгений Тимофеевич более шести лет. А с каким трудом дался финальный трюк: групповая пирамида из пяти человек с резко смещенными точками баланса. У каждого из пяти партнеров на лестнице есть своя задача, которая выполняется чет­ко,  плавко  и  ритмично.

Во время гастролей в Китае к Милаеву подошел застенчивый, смущенный юноша, крепко пожал руку и восторженно сказал по-русски:

  

        Хорошо, красиво!..

Затем через переводчика юноша сказал, что он и его три товарища из армейского ансамбля песни и пляски уже в который раз приходят на представление, чтобы посмотреть выступления группы Милаева.

        Мы тоже мечтаем о цирке, — закончил юноша.

Евгений Милаев познакомился с молодыми артистами и предложил им свою помощь в создании номера с шестами и лестницами.

Вас нельзя повторить, — ответил один из китайских товарищей.

У нас, русских, есть пословица, — сказал  Милаев, — воля  и  труд див­ные всходы дают. Давайте заниматься.

Поездка по Китаю была очень напряженной. Гастроли продолжались там с октября 1955 года по февраль 1956 года, и за это время под руко­водством советского артиста китайские товарищи создали интересный цир­ковой номер. Он был принят государственной комиссией, которая выра­зила   Е.   Т.   Милаеву  братскую   благодарность.

Над  чем  новым вы  сейчас  работаете,  Евгений  Тимофеевич?

Планов,  как  всегда,  много,   Сейчас   я   с  партнерами   готовлю   новые
трюки. Например, перенос по ножной переходной лестнице шеста с партнером.   Впрочем, — улыбается   Милаев, — это   все-таки   лучше   увидеть   на манеже.

Опытный мастер, Евгений Тимофеевич щедр на помощь и советы. Это повседневно ощущают его партнеры Борис Ярчевич, который работает с ним более двадцати лет, Зинаида Ярчевич, Юрий Кочнев, Михаил Жаренов. Сын Милаева Саша знает, что отец не сделает ему никакой скидки, и поэтому много работает над собой, А ведь этот артист еще сидит за школьной партой в четвертом классе.

        Я никогда не работал  в  цирке один. Всегда с  группой, всегда с товарищами, — рассказывает   Евгений   Тимофеевич. — Жизнь   и   опыт   показы­вают,  что  если   вся   группа  будет  дружна,  сплочена,  едина,   как   хорошая семья,   тогда   можно   всего   добиться,   преодолеть   любые   трудности.   Как говорится,   в   полплеча   работа   тяжела,   оба   подставить — легче   справить.

И стоит только посмотреть, как тщательно занимается с партнерами Милаев на репетиции, как внимательно, с любовью следит он во время ра­боты за каждым, чтобы понять, сколь близки и дороги ему успехи това­рищей.

После каждого выступления Милаев накоротке анализирует работу. Это стало нерушимым правилом.

Именно коллективность в работе, когда партнеры, выражаясь армей­ским языком, чувствуют «локоть друг друга», обеспечивает успех. Выступ­ления Евгения Милаева с партнерами в Китае, Англии, Швеции явились убедительной   демонстрацией   отличного  мастерства   советского   цирка.

В Англии в 1957 году в программе, собранной для больших цирковых представлений во время традиционных рождественских праздников, было 22 номера из Англии, Америки, Франции, Италии, Мексики и других стран.

        Наша   группа   и   эквилибристка   В.   Сербина   представляли   советский цирк. Мы понимали, что товарищи по труду спросят нас по возвращении, как  мы   вышли   из   соревнования   с   иностранными   артистами, — рассказы­вает Е. Милаев.

Сорок пять дней гастролей в Лондоне, отзывы прессы и знатоков цир­кового искусства, теплый прием взыскательного зрителя показали, что Е. Милаев и его партнеры высоко пронесли знамя нашего советского цирка.

В заключение хочется сказать и еще об одном качестве, которое от­личает номер Е. Милаева. Его профессиональное совершенство бесспорно, но есть в работе Милаева и его партнеров артистизм, изящество, такт, без которых   немыслимо   творчество   подлинного   артиста.

Е. Милаев много и неустанно занимался с партнерами, стремясь, что­бы каждый держал себя на арене легко, непринужденно, свободно, но не развязно. Посмотрите, как выходит Милаев с партнерами на манеж, как скромно они отвечают на аплодисменты зрителей, как сдержанны в по­клонах, как прощаются, уходя с манежа. Во всем этом видна высокая ар­тистическая культура. Милаев не стремится подчеркнуть трудность исполняемых трюков, но достоинство и спокойствие, которым проникнуты ар­тисты, как бы  утверждают:  «Да, это очень трудно,  но это  возможно».

В этой естественной художественной простоте впечатляющая сила боль­шого артиста.

 

 

ЗОРИН, И. ШУЛЬКИНА

Журнал «Советский цирк» апрель 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100