В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Тревожась о конном цирке  

 

 

Современный цирк вырос в значительной мере на основе школ верховой езды. Еще в XIX столетии большинство показываемых в цирке номеров было так или иначе связано с лошадьми. Конные номера - самых разнообразных жанров всегда были укра­шением цирковых программ, привлекали к цирку не только знатоков, но и широкие круги любителей.

Тем более обидно и неверно, что в наше время кони все реже появляются на аре­нах. Говорят, это происходит потому, что лошадь почти исчезла из нашего быта. Но это не совсем так. Правда, лошадей в народном хозяйстве сильно потеснили тракторы и автомобили. Но есть еще целый ряд областей народного хозяйства, где они долго будут приносить пользу людям,  сохраняя свое положение верного друга человека.

А главное, о чем не следует забывать, это то, что лошадь — красивейшее и благо­роднейшее животное. Нет ничего красивее лошади на цирковом манеже! Как эффэктны и впечатляющи конные номера! Кто из видевших может забыть «Почту», когда на­ездник управляет большой группой коней. Полны изящества и грации номера гротес­ка на лошади. Силой и мужеством наполнены выступления парфорс-наездников. Лов­костью и легкостью отличаются номера жокееd-акробатов. Смелостью и четкостью поражают джигиты. А сколько благородной пластики и чарующего ритма в «Высшей школе верховой  езды»   или  «Дрессировке лошадей на  свободе»?

Почему же мы теперь фактически вычеркиваем все это из циркового репертуара? Почему никто и нигде организованно не готовит цирковых наездников и дрессиров­щиков? Почему количество конных номеров крайне ограниченно и они часто похожи один   на другой?

Конный цирк остро нуждается  во внимании.

Вот почему с глубоким удовлетворением я узнал, что намечено собрать второе со­вещание по вопросам конного цирка. Это, безусловно, нужно, даже необходимо, так как  назрело очень много вопросов, «старые требуют немедленного разрешения.

С огорчением вспоминается первое совещание по конному цирку, состоявшееся в 1953 году. С тех пор прошло семь лет. Срок немалый, а что мы сделали за этот пе­риод? Почти ничего. Те ценные предложения, которые были высказаны, одобрены и приняты, практически так и не претворены в жизнь. Мы не проявили должного вни­мания   и   интереса   к   конному цирку.

Достижений в этой области у нас нет, зато недостатков немало, и, к сожалению, очень серьезных. Они-то и привели к упадку конного цирка. Приходится отметить, что за последние годы на аренах нашего цирка почти не появляются новые номера. этого жанра. Из года в год зритель видит одно и. то же. Но дело не только в том, что не растет количество номеров. Во много раз хуже то, что и те номера, которые имеются, не могут  удовлетворить  зрителя   по  своим   художественным  качествам.

Многие конные коллективы годами совершенно не обновляют (программы. Не толь­ко сама работа, но даже оформление этих номеров страдает нагоняющим тоску одно­образием.

В появившихся же сравнительно недавно номерах бывает .наоборот. Красивые костюмы, блестящая сбруя, помпезная музыка, а работы фактически нет никакой, Еще большая беда заключается   в том,  что эти горе-наездники,   в особенности «наездницы» и «дрессировщицы», работая на приготов­ленных чужими руками, чужим трудом ло­шадях, воображают себя не только артис­тами, но и мастерами.

 

Конное табло Д. Кострюкова

 

Они хотят удивить нашего неизмеримо выросшего зрителя по­казным внешним эффектом и дешевой ми­шурой. Это глубокое и грустное заблуж­дение.

В первую очередь нужно добиваться от­личной, оригинальной и безукоризненно четкой работы, интересного композицион­ного построения номера. Кроме того, не­обходимы хорошее владение шамбарьером, хорошая школьная посадка, умерен­ные движения, грациозные манеры и уме­ние достойно, в то же время скромно, под­линно артистично держать себя в манеже. А потом уже можно думать об оформле­нии  и  заботиться  о хороших  нарядах.

Это о людях, работающих в жанрах кон­ного цирка.

А что можно оказать о конском пого­ловье? И тут печальная картина — конный состав у нас очень слабый. Лошади, приоб­ретаемые на конных заводах, нередко бы­вают не только с изъяном, но просто выбракованные, зачастую с очень плохими экстерьерными данными. Они совершенно не имеют вида в манеже.

 

«Па-де-труа» в исполнении М. Черной (Слева), В. Васильевой (верхняя) и В. Щетининой (руководитель номера)

 

И это в то время, когда в нашей стране выращены новые за­мечательные породы лошадей, которые мы должны показывать зрителям как гордость отечественного конезаводства! Вместо это­го мы показываем каких-то старых кляч. Имею в виду поголовье бывших конюшен Н. А. Никитина, М. Д. Анисимова, И. А. Лерри.

Кстати, хочу сказать несколько слов о таких маститых дрессировщиках, как Ники­тин и Анисимов. Очень далекий от мысли обидеть их и с надеждой, что они правиль­но поймут меня, не могу не спросить: ка­кое же наследство вы, дорогие друзья, оставили советскому цирку? Даже уходя на пенсию, вы почему-то не подготовили ни одного квалифицированного дрессировщи­ка из молодежи, не воспитали достойную себе замену.

Таким образом, и в отношении кадров исполнителей и качества работы и в отно­шении конского поголовья мы не видим никакого улучшения.

В чем же причины такого печального состояния  конного цирка?

Причин немало. И, прежде всего, мне хотелось бы сказать о той вине, которая ложится на самих нас, мастеров конного цирка. Мы работаем разобщенно, творчески не связаны друг с другом, заняты толь­ко благополучием собственного номера. Кустарщина, замкнутость, цеховщина, к со­жалению, присущие нашей работе, являют­ся серьезнейшим препятствием, сильно мешающим   развитию  конного   цирка.

У нас вместо творческого соревнования подчас существует какая-то нездоровая конкуренция, желание спрятать от всех свой опыт, не поделиться им ни с кем из това­рищей. Такая практика мстит за себя, и, прежде всего тем, кто ее придерживается.

Ведь при подлинном соревновании артист старается быть лучшим из лучших, а при таком положении получается, что артист старается быть лучшим из худших. Это приводит к тому, что руководители конных номеров теряют чувство критиче­ского отношения к своей работе, снижают требования к себе и к своим партнерам. К сожалению, и со стороны работников аппарата Союзгосцирка не чувствуется подлинной заинтересованности в развитии конного цирка.

В сущности, мы работаем бесконтроль­но. К нам не предъявляют серьезных твор­ческих требований, не ставят конкретных задач по улучшению программ. Очевидно, те товарищи, которым поручено руково­дить нами, плохо знают свое дело, слабо разбираются в конном цирке.

Отсутствие настоящей требовательности, критического отношения к существующему и практической помощи со стороны руко­водства, абсолютное отсутствие опытной режиссуры по конному цирку — вот, по-моему, главные причины застоя, а значит, и отставания, а развитии той части нашего цирка, в которую входят жанры, связанные с  работой на лошадях.

Только полным равнодушием к делу можно объяснить то, что до сих пор у нас нет конной студии, где можно было бы го­товить новые квалифицированные кадры наездников-жокеев,    гротеск-наездниц, джигитов, исполнителей высшей школы верховой езды, дрессировщиков и дресси­ровщиц, берейтеров и других специалис­тов. Именно создание такой студии, где вся репетиционная работа проводилась бы в нормальных условиях, централизованно, под творческим контролем опытной режиссуры, позволило бы покончить с кустар­ной подготовкой номеров. Наличие конной студии дало бы возможность сократить сроки выпуска номеров и повысить их ху­дожественную ценность. А мы не только не имеем такой студии, но даже не имеем специального конного отделения в цирко­вом училище. Спрашивается, откуда же и за счет кого можно пополнять кадры?

Джигитовка   (фрагмент  номера под руководством   М.   Коченова)

 

Когда обращаешься с этим вопросом в отдел кедров или в художественный отдел, то неизменно слышишь ответ: «Ищите и приглашайте людей сами». Как будто бы мы, артисты, являемся частными предпри­нимателями, владельцами своих номеров. Конечно, работники этих отделов могут в свою очередь опросить нас, откуда им брать кадры для конных номеров, если их нигде не подготавливают?

Вопрос этот очень трудный. Но при на­стоящем интересе к конному цирку даже в существующих условиях, когда еще нет специальной конной студии, можно практи­чески, хотя бы частично решить этот во­прос. Ведь имеются конно-спортивные об­щества и клубы, откуда и нужно приглашать, разумеется,  тщательно  отбирая,  в     какой-то мере уже подготовленных людей.

 

Высшая   школа   верховой   езды   под     руководством     заслуженного     деятеля Туркменской ССР А.   Калганова

 

Теперь несколько слов о конском пого­ловье. Давно уже «омское поголовье в цир­ке пополняется по старой пословице: «На тебе, боже, что мне не гаже». Причиной тому служит отсутствие деловой связи ап­парата Союзгосцирка с Министерством сель­ского хозяйства и с конными заводами. Причем лошади для цирка на заводах от­бираются почему-то даже без представи­теля Союзгосцирка.

Деляческий, бесперспективный подход к конному цирку приводит к тому, что на по­полнение поголовья отпускается слишком мало средств. Поэтому наше конское пого­ловье и представляет собой очень печаль­ную  картину.

Большой ущерб нашей работе наносят и те условия, в которых мы работаем. Во многих цирках нет самого необходимого — хороших помещений для лошадей. Как пра­вило, помещения эти малы, неудобны, не приспособлены для нормального содержа­ния коней. Спрашивается, куда смотрят строители цирков и те, кто им это строи­тельство   поручает?

Да и со стороны многих директоров цирков мы встречаем холодное, равнодуш­ное отношение к конникам. Исключением из этого правила являются директор Харьковского цирка Ф. Д. Яшинов, старый цирковой деятель, который исключительно хорошо, тепло и внимательно принимает конные номера и проявляет заботу о них, а также директор Омского цирка М. 3. Раскин.

В большинстве других цирков все время наталкиваешься на халатность и безответ­ственность: то дирекция не позаботится о снабжении кормами, и животные стоят без овса и сена, то дирекция не хочет оказать содействие в размещении лошадей. Полу­чается, что, приехав на место, думаешь не о творческой работе, а о том, как накор­мить лошадей, куда их девать.

Не могу не сказать заодно и о первых рядах мест для зрителей в некоторых цирках. Считаю безобразием, когда пер­вые ряды ставят почти впритирку к барьеру. Увеличивая за счет этого сборы, мы недо­пустимо забываем о зрителях, которые после конных и звериных номеров уходят недовольными, обиженными и возмущен­ными, так как опилки летят из-под копыт лошадей в лицо и на платье. Такое поло­жение в Львовском, Рижском и других цирках.

Все перечисленные недостатки являют­ся, повторяю, следствием того, что в аппа­рате Союзгосцирка нет настоящих специа­листов, которые бы глубоко разбирались в вопросах конного цирка. И не только бы разбирались,   а   болели   за  его  судьбу.

Если бы такие глубоко знающие дело товарищи появились в Союзгосцирке, то, прежде всего, исчезла бы та атмосфера оскорбительной недоверчивости, которая существует у работников аппарата то отно­шению к руководителям конных номеров. Им почему-то все время кажется, что мы хитрим, обманываем, что-то выгадываем. Как будто у нас могут быть какие-то дру­гие интересы, кроме тех, которые направ­лены на улучшение нашей работы. Ведь мы, артисты, кровно заинтересованы в том, чтобы поднять конный цирк на должную высоту, чтобы он снова занял подобающее место в ряду других жанров советского циркового искусства.

Вот почему считаю своим долгом внести некоторые конкретные предложения.

В первую очередь надо просить руко­водство Союзгосцирка создать в аппарате специальный сектор конного цирка и пору­чить руководство этим сектором опытному, квалифицированному  специалисту.

Организовать учебно-тренировочную ба­зу для создания новых номеров. Практи­чески для этого надо построить под Моск­вой деревянный рабочий цирк, действую­щий круглый год. А три нем иметь конюш­ни, общежитие, столовую, шорную мастер­скую. Укомплектовать педагогический со­став этой учебно-подготовительной базы-студии мастерами конного цирка и квалифи­цированными режиссерами.

Договориться с Министерствам сельско­го хозяйства, а затем непосредственно с конными заводами о снабжении цирка пер­воклассными, высококачественными ло­шадьми.

Хотим быть наездниками!

«Свечка». Исполняет В. Денисов

 

Наладить широкий практический обмен опытом (между коллективами конных номе­ров как в Советском Союзе, так и с их за­рубежными коллегами по профессии, в пер­вую очередь с теми, кто живет и трудится в  странах народной демократии.

Установить постоянный творческий кон­троль со стороны руководства и режиссу­ры Союзгосцирка за работой и ростом мастерства  участников  конных  номеров.

Думается, что, если эти предложения будут приняты и претворены в жизнь, кон­ный цирк займет достойное место в ряду других жанров советского циркового искусстве.

 

М. ТУГАНОВ,

народный  артист РСФСР

 

Журнал «Советский цирк» июнь 1960 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100