В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Любители цирка

 

Многие любители арены искренне желают понять сущность режиссерской профессии в цирке, они бесе­дуют с режиссерами, пишут письма, просят рассказать, как создаются цир­ковые спектакли, пантомимы, номера, ат­тракционы и какую роль в этой работе играет режиссер.

Передо мной лежат три письма. Они написаны в разное время, присланы из разных городов.

«Я и мои друзья по театру смотрели поставленный Вами спектакль в цирке, пантомиму «Приключение поводыря с медведем». Спектакль произвел на нас большое впечатление, — пишет И. И. Ар­кадьев, артист Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова.— В нем удачно найдено сочетание сценического действия с разнообразными цирковыми трюками и номерами, развивающими сю­жет спектакля. Но у нас возник вопрос, все ли в этой пантомиме поставлено ре­жиссером. Если в поведении артистов на арене видно влияние режиссера, то кто же определяет поведение четвероногих арти­стов? Ведь дрессированный медведь в ро­ли Макса — это яркий «сценический об­раз» героя пантомимы. Кто с ним рабо­тал? Кто ему ставил мизансцены? Вы или дрессировщик Валентин Филатов, ко­торый без помощи режиссера создал вели­колепный аттракцион «Медвежий цирк», взятый Вами в пантомиму?..»

Читаю второе письмо. Оно получено мною в Брюсселе, во время гастролей со­ветского цирка на Всемирной выставке. Пишет Жаклина из Остенде: «...Вчера око­ло билетной кассы цирка толпились тыся­чи желающих попасть на премьеру совет­ского цирка. Первой у окошка стояла я и первый билет на премьеру получила я. ... Сегодня в газете «Суар» я прочла ре­цензию о ваших гастролях, и мое внимание остановилось на следующих строках: «В советском цирке существует, как в теат­ре, подлинная режиссура...». Говоря о ре­жиссуре, автор статьи, по-видимому, имел в виду Вас. Извините, если я признаюсь, что не совсем понимаю роли режиссера в цирковой программе, которая состоит из отдельных номеров, мастерски созданных артистами Вашего цирка... Какая может быть в данном случае помощь ре­жиссера?..»

И вот третье письмо. Оно написано врачом санатория «Красная Москва» Ф. Н. Петросянц и относится ко времени гастролей аттракциона заслуженного артиста РСФСР А. Н. Буслаева в Сочин­ском цирке.

«В программе, называющей имена цир­ковых артистов, есть и Ваша, как поста­новщика цирковой программы. Я хорошо представляю творчество режиссера в теат­ре, много лет служил театральным вра­чом, ясно представляю работу режиссера в кинематографе, но режиссерской работы в цирке, простите, не понимаю. Правда, я вижу отдельные моменты, когда в них чув­ствуется рука режиссера. Это заметно в начале представления, когда появляются артисты и разыгрывают массовые сцены. Чувствуется помощь режиссера и в работе клоунов, исполняющих шутки и куплеты. А вот основа программы — чисто цирко­вые номера и номера с животными? Ка­кая  здесь работа  режиссера?»

Чтобы убедительным был мой рассказ, познакомимся с цирковыми номерами, ат­тракционами, пантомимами, узнаем, как они создавались.

 

* * *

 

Мы в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького, где гастроли­рует шведский цирк Тролле Родин. Бре­зентовый купол шапито слегка пока­чивается на четырех гигантских мачтах. Вдоль решетчатой ограды множество лю­дей, жаждущих посмотреть представле­ние. Ровно в восемь свет в зрительном за­ле гаснет, и на слабо освещенном манеже, в круглой железной клетке вместе со льва­ми появляется дрессировщик. По его зна­ку послушные хищники прыгают с тумбы на тумбу. Так начинается цирковое пред­ставление.

Номер со львами сменяет воздушная гимнастка. Почему же во время испол­нения самых сложных и рискованных трюков, внизу, на манеже, возникает гро­хот железа! Мы невольно отвлекаемся от номера, смотрим вниз и видим, как в су­матохе униформисты разбирают железную клетку, в которой демонстрировался пре­дыдущий номер. Ведь это срывает успех артистки! Разрушает впечатление. И не удивительно, что выступление отличной гимнастки не было воспринято зрителем с тем вниманием, которого она заслужи­вает. А посмотрите, как жалко выглядит ее уход за кулисы. Как пробежала она, смешавшись с работающими на манеже униформистами и выходящими на манеж слонами!

С большими паузами появляется перед зрителями один номер за другим. Почему же никак не решены паузы, почему не за­полнены они действием. То и дело движе­ние программы прерывается. Вы не нахо­дите, что это расхолаживает публику? Кто должен об этом позаботиться? Не думаете ли вы, что здесь уместно вмешательство режиссера. Нужна выдумка, прием, сое­диняющий всю цирковую программу в одно целое. Может быть, все номера сле­дует перестроить так, чтобы избежать пауз. Может, следует ввести клоуна, кото­рый бы заполнял паузы между номерами и тем самым поддерживал веселое на­строение в зрительном зале. Может быть... да мало ли, что может быть, если задуматься.

Вот объявили антракт, и мы можем поделиться своими впечатлениями. Я вижу,  что некоторые номера произвели на вас большое впечатление. И хотя многие номера этой программы могут быть отнесены к номерам высокого клас­са, все же вы спрашиваете: чем объяснить отсутствие слаженности всего представле­ния, почему артисты разностильно одеты и нет яркого, нарядного оформления ма­нежа и костюмов...

Так происходит потому, что отсутст­вует режиссер, который должен этим за­ниматься. Он подбирает программу, строит ее по разработанному единому компози­ционному замыслу, приглашает художни­ка, с ним решает оформление программы. Художник по заданию режиссера делает эскизы оформления манежа, костюмов. Потом режиссер их принимает. Режиссер строит программу так, чтобы обеспечить непрерывность действия. Он вводит между номерами клоунов или коверного, при­думывает самые разнообразные приемы, ко­торые вы еще увидите. Кроме всего, ре­жиссер, работая над цирковой програм­мой, вмешивается и в самые номера, если они требуют переделки или усовершенст­вования, и, наконец, решает музыкальное оформление программы, для чего пригла­шает композитора, создающего специаль­ную музыку для отдельных номеров.

Такие цирковые представления обыч­но начинаются яркими, массовыми про­логами, в которых принимает участие вся труппа. Текст в этих прологах, как пра­вило, стихотворный. Тема зависит от ха­рактера циркового представления. Наши прологи отражают жизнеутверждающее искусство советского цирка и обычно дают творческую зарядку всей программе. В финале такой программы режиссер ста­вит эпилог, для участия в котором привле­каются все артисты. Как пролог, так и эпилог строятся не только сценическими средствами, но и цирковыми. Этого, к со­жалению, не существует в представлении шведских артистов.

Приход режиссера в цирк произошел тогда, когда этим видом искусства заин­тересовались деятели театра. В поисках новых форм сценического искусства вид­ные театральные режиссеры еще в пер­вые годы революции обратились к самым разнообразным жанрам цирка. Цирковой трюк стал распространенным явлением в театральных спектаклях В. Мейерхольда, А. Таирова, Н. Охлопкова, С. Эйзенштей­на и других.

С тех пор началось настоящее твор­ческое знакомство театральных режиссе­ров с цирком. Они полюбили богатое, яркое, народное искусство цирка, стали экспериментировать, искать новое в соз­дании цирковых представлений. Появи­лись интересные спектакли в Мюзик-хол­ле, который одно время существовал в Москве. В цирк пришли талантливые пи­сатели и поэты нашей страны. Для цирка писал В. Маяковский, Д. Бедный, А. Афи­ногенов, Б. Ромашов, И. Ильф, Е. Петров, В. Катаев, Н. Эрдман и другие.

Известный фильм Г. Александрова «Цирк» создан на основе пьесы Ильфа и Петрова «Под куполом цирка», которая с успехом шла в Мюзик-холле.

Многие режиссеры театра стали рабо­тать в цирке. Среди них были Н. Петров, Н. Горчаков, Э. Краснянский, Н. Акимов, С. Радлов и другие. Одним из них был заслуженный артист РСФСР В. Шахет. Он первый режиссер, который рассматривал цирковую программу как целеустремлен­ное цирковое представление. Опыт Б. Шахета до сего времени используется и со­вершенствуется нашими режиссерами.

В цирковом представлении режиссе­ром предусмотрено все: и композиционное построение номеров по жанрам, и харак­тер игровых сценок коверного, которые, как правило, исполняются в строгой за­висимости от номеров, рядом стоящих в программе. Ведь от того, как идут номера и шутки клоунов между ними, зависит темп, насыщенность, стройность, художе­ственная выразительность всего представ­ления в целом. Такова роль режиссера в цирковом представлении.

 

* * *

 

Иное  дело — цирковой   спектакль.

В истории нашего цирка много интерес­ных цирковых спектаклей. В большинст­ве случаев это пантомимы — сценические действия без слов, со сложными сюжетны­ми ситуациями, которые чаще всего рас­крывались языком трюка. В таких панто­мимах появлялись и диалоги. Как прави­ло, они были сатирические или буффонад­ные. Наиболее удачные пантомимы в нашем цирке были «Черный пират» и «Мах­новщина» в постановке замечательного циркового режиссера и артиста Вильяма Труцци, пантомима «Тайга в огне» режиссера Н. Петрова.

За последние годы советский цирк создал интересные спектакли-пантомимы, среди которых можно назвать водяную пантомиму С. Острового «Выстрел в пе­щере», которая была показана в Ленин­градском цирке в постановке одного из на­ших ведущих режиссеров заслуженного деятеля искусств РСФСР Г. Венецианова. Творчество этого режиссера многообраз­но и плодотворно. Не один аттракционный номер был выпущен Г. Венециановым в стенах Ленинградского цирка, где в те­чение многих лет он работает художест­венным руководителем. В этом же цирке была поставлена пантомима «Приключения поводыря с медведем» (автор Н. Эрдман, режисеер-постановщик Н. Зиновьев), в Саратовском цирке была показана пантомима «Песня смелых» режиссера М. Местечкина. Режиссер циркового спектакля, как и режиссер, ставящий пьесу, имеет перед собой драматургический материал — сцена­рий спектакля, над решением которого он работает. Вместе с художником, компози­тором он определяет оформление поста­новки.,

 

 

Работает с артистами над созданием сценических образов,  строит мизан­сцены, проводит репетиции в декорациях устанавливает световые эффекты и все вместе соединяет на генеральных репети­циях.

Но работа циркового режиссера в соз­дании пантомимы осложнена специфичес­кой особенностью жанра. По ходу дейст­вия режиссер обязан раскрывать отдель­ные черты характеров героев пантомимы не только средствами театральной вырази­тельности, а еще и средствами циркового трюка. Чтобы донести до зрителя бесстра­шие и ловкость героя, артист обращается к акробатике и с ее помощью создает яркий эпизод, рисующий образ героя. Чем шире использует режиссер для этой цели цирковые средства выразительности, тем содержательнее действие. Не случайно наи­более удачные сцены в цирковых спектак­лях — это решенные средствами трюка.

Когда в пантомиме «Звенят клинки» (режиссер М. Вольный) раненая лошадь с перевязанной ногой опускается на зем­лю и на ее спину влезает раненый солдат, а потом эта лошадь, хромая, уходит с аре­ны,— в зале вспыхивает бурная овация. Когда в пантомиме «Приключения пово­дыря» медведь по колонне лезет за бело­гвардейским солдатом и хватает его за шта­ны, влезает на балкон и спасает женщину, спускаясь затем с ней т канату,— проис­ходит такая же реакция зрителей. Это сценическое действие решено средствами цирка, и в театре оно неосуществимо. Вы спросите, а разве это работа режиссера? Именно — режиссера. Потому что он по­ставил эти мизансцены, а трюк с живот­ными по его заданию репетировал дресси­ровщик. Не обязательно режиссеру цирка уметь дрессировать животных, быть акро­батом, жонглером, гимнастом и т. д. Ре­жиссер цирка должен знать технологию этих жанров. Не зная природы цирковых жанров, режиссер не сможет подсказать артисту, какой трюк и каким образом он должен освоить.

Вот в общих чертах сущность работы режиссера над цирковым спектаклем или пантомимой.

 

* * *

 

Мы подошли к самому сложному — к работе режиссера над созданием аттрак­циона.

Кому неизвестен аттракцион «Медве­жий цирк» В. Филатова? Кто не восхи­щался забавными косолапыми артистами?

Аттракцион «Медвежий цирк» про­славился на весь мир, и все считают един­ственным создателем этого замечательного зрелища народного артиста РСФСР В. Фи­латова.

А ведь это не так!

Много лет тому назад талантливый артист и режиссер И.* Немчинский пред­ложил В. Филатову создать вместо не­большого номера с группой медведей ори­гинальный аттракцион, в котором, по замыслу режиссера, медведи должны осво­ить все жанры циркового искусства. Для этой цели был приглашен писатель И. Финн, который вместе с В. Немчинским и В. Филатовым разработал сценарий «Медвежьего цирка». По замыслу автора, режиссера и дрессировщика на арене должен быть показан не обычный, а мед­вежий цирк, в котором действуют косола­пые артисты-жонглеры, воздушные гим­насты, акробаты, эквилибристы, роликобежцы, велосипедисты и даже свой медве­жий Карандаш, заполняющий паузы ве­селыми игровыми репризами. Он бегает с огнетушителем, пробегает по барьеру на задних лапах с живой собачкой, участ­вует в сценке бокса, в качестве потеш­ного судьи, то с ведром и полотенцем, то с букетом цветов, то появляется в мили­цейской форме и заставляет упрямого велосипедиста-медведя покинуть манеж.

По сценарию дрессировщик Филатов приступил к самому сложному этапу под­готовки аттракциона — репетициям с мед­ведями.

Много и упорно трудился он над под­готовкой сложных трюков. Какие-то из них не получались, другие возникали по ходу дрессировки. Всю работу корректировал режиссер И. Немчинский. Когда трюки были отрепетированы, режиссер И. Нем­чинский приступил к сводным репети­циям, связывая воедино трюковую работу, строил мизансцены аттракциона, уточнял работу монтировочной части, от которой зависел темп представления.

В создании «Медвежьего цирка» при­нимал участие также и художник А. Фальковский, который решил все оформление, начиная от костюмов медведей и дресси­ровщика и кончая декорацией и рекви­зитом.

Нет сомнения, что громадная и самая решающая роль в создании выдающегося аттракциона «Медвежий цирк» принадле­жит талантливому дрессировщику Вален­тину Филатову, но было бы несправедливо забывать роль постановщика-режиссера В. Немчинского.

Аттракцион Маргариты Назаровой хо­рошо известен по кинофильму. Она вы­ступает с группой дрессированных тигров. Режиссером аттракциона был народный артист РСФСР Борис Эдер. Кто не знает этого замечательного мастера цирка, соз­давшего много интересных и оригиналь­ных аттракционов с хищниками? Будучи артистом цирка, Борис Эдер проявлял не­заурядные качества режиссера, которые помогали ему самостоятельно создавать та­кие номера, как «Белые дрессированные медведи». Это была не просто дрессиров­ка, а постановка сюжетной сцены.

Говоря о работе режиссера по созда­нию аттракциона, нельзя не назвать ре­жиссера А. Арнольда, в немалой степени способствовавшего успеху иллюзионного аттракциона народною артиста РСФСР Э. Кио.

 

* * *

 

А какова роль режиссера-постановщика в номерах, из которых складывается цир­ковое представление?

Существует мнение, будто такие номе­ра создаются самими артистами. Правда в этом утверждении есть. Вряд ли сущест­вует зрелищное искусство, такое богатое разнообразными жанрами, как цирк. Что ни номер, то особый жанр с необыкновен­но сложной технологией, освоение кото­рой требует большого творческого труда и выдумки. Чтобы создать интересный цир­ковой номер, режиссер должен знать при­роду данного жанра, представить образ будущего номера, точно определить его композицию и верно подобрать исполните­лей-артистов.

Не может быть такого режиссера, кото­рый идеально знал бы специфику всех цир­ковых жанров и обладал качествами ре­жиссера-постановщика для всех жанров. Наши режиссеры специализируются в от­дельных жанрах, смело экспериментируют и вместе с актерами создают новое. Как и в театре, режиссерами в цирке стано­вятся и артисты. Некоторые из них приоб­ретают эту профессию в высших учебных заведениях.

Как же создается цирковой номер?

Перед нами на манеже установлен ги­гантский аппарат, похожий на семафор. Свет прожекторов освещает выходиших из-за занавеса трех артисток в легких накид­ках, они подходят к аппарату и ловко поднимаются на него. Это хорошо известные вам заслуженные артистки РСФСР сестры Кох.

Я не стану описывать оригинальный и сложный по трюкам номер. Хочу лишь сказать, что режиссером был старейший мастер цирка В. Кухарж-Кох. Изобрета­тельный, обладающий большим вкусом и знанием искусства воздушной гимнастики и акробатики В. Кухарж-Кох, автор-соз­датель этого замечательного «Семафора». Над этим аппаратом опытный режиссер и автор работал не один год. Многое приш­лось переделывать в чертежах, расчетах и в самом аппарате в период его изготовле­ния. Наступили дни первых репетиций, когда Кухарж-Кох выступил уже в каче­стве режиссера. Все, начиная от построения трюков и кончая поведением артисток на семафоре и в манеже, выполнялось под наблюдением и по строгому рисунку номе­ра. Был создан первоклассный номер. При­меров подобной творческой работы ре­жиссеров у нас много. К сожалению, очень мало написано о цирке и почти ни­чего о режиссуре цирка.

Никто, кроме артистов, не знает о вы­дающемся русском режиссере Вильямсе Труцци.

Его блистательная творческая деятель­ность в области конного цирка известна всему миру. В. Труцци поставил множе­ство номеров, среди которых особенно по­пулярна его конная пантомима «Тысяча и одна ночь».

Большую творческую работу в цирке провел один из немногих знатоков цирка заслуженный деятель искусств РСФСР Е. Кузнецов, который всю жизнь посвятил арене и осуществил не одну постановку программ в Московском и Ленинградском цирках.

Всему миру известен Олег Попов. Но мало кто знает, что его эксцентрический номер на проволоке был поставлен ре­жиссером и педагогом циркового учили­ща С.  Д. Морозовым.

Серьезную и сложную работу ведут на­ши режиссеры в области клоунады, сати­ры и музыкальной эксцентриады. Ряд ве­дущих мастеров комического жанра мно­го и плодотворно работают с режиссерами.

С мастером смеха народным артистом РСФСР М. Румянцевым (Карандашом) встречались режиссер А. Федорович, Г. Венецианов, М. Местечкин, А. Арнольд, создававшие в содружестве с ним репри­зы, клоунады и шутки. Мастерство попу­лярных клоунов Бориса Вяткина, Констан­тина Бермана, Мозеля и Савича и других, умеющих выступить в любом жанре с шуткой, всегда строится на цирковом трю­ке, которым они блестяще владеют. Эти артисты всегда обращаются к режиссеру.

Режиссеров, работающих в цирке, у нас много. Размеры статьи вынуждают меня лишь назвать их Фамилии: это А. Ширай, С. Морозов, Г. Перкуи, Е. Зис-кинд, Н. Цертелев, А. Ольшанский, Р. Грилье, Л. Лукьянов, В. Миронов и другие. Они работают в разных жанрах. Одни сильны в иллюзионных номерах, другие в акробатике, третьи — специали­сты детских постановок, четвертые — мас­совых зрелищ цирка на стадионах и ка­валькадах.

Профессиональное мастерство, хороший вкус, фантазия и организационные способ­ности — все это, как и для режиссера в театре, в цирке необходимо.

Режиссер советского цирка в содруже­стве с талантливыми артистами — масте­рами арены создает художественное произ­ведение, достойное жизнеутверждающего, прогрессивного советского искусства, отра­жающего величие нашей могучей Родины.

 

Н. ЗИНОВЬЕВ, режиссер Союзгосцирка

Журнал "Советский цирк" февраль.1960 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100