В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Лунный фестиваль 

 

 

«Дорогой друг! Приглашаем Вас принять участие в увлекательном  межпланетном путешествии — полете на Луну. Старт — 1 апреля в 9 часов 55 минут. Ваше место А2-67».

        Что это такое?

        Скорее всего, традиционная шутка: первое апреля и так далее...
Мы смотрели на пригласительные билеты, стараясь  угадать, кто
нас разыгрывает.

Полет на  Луну?!   «Цирковой  телерадиорепортаж». Чепуха ка­кая-то...     

А по-моему, нужно обязательно поехать.  Наше время — вре­мя чудес. Интересно узнать, что это такое.

И мы поехали...

Новое здание цирка мы увидели издалека. Зарево огней, огром­ная праздничная толпа — пожалуй, никогда наплыв зрителей не был так велик.

Цирковой купол, словно часть гигантского глобуса, был украшен светящейся неоновой сеткой меридианов и параллелей. Над ним пролегла траектория полета светящейся ракеты. На фоне купола и вечернего неба поочередно включалось множество постепенно уменьшающихся макетиков ракеты. После «старта» меридиональная сетка на несколько секунд гасла. Затем цикл повторялся.

Хорошо! Полная иллюзия движения, — заметил один из нас.

Вечер  сюрпризов, — улыбнулся     второй. — Пойдем,   где   наши билеты?..

Билетов не было. Была только небольшая книжечка, вроде иллю­стрированной театральной программки. Небольшие фотографии с остроумным текстом, оригинальные заставки, страничка юмора, сло­ва и ноты «Марша цирковых астронавтов», перечень героев пред­ставления и исполнителей... В конце книжечки — отрывной листок-анкета с просьбой высказать впечатление от программы и отдельных номеров, свои предложения и замечания.

Мы предъявили книжечки у входа. Оказалось, что это и есть «би­леты».

—Ваше место: амфитеатр, второй ряд, кресло 67. Этим же шиф­ром обозначен ваш номер в соответствующей гардеробной, — разъ­яснила контролер. — Пожалуйста. Приятных впечатлений!

Быстро раздевшись, мы прошлись по фойе. Оно было оформлено необычайно: на стендах — астрографические карты звездного неба и Луны, модели межпланетных пассажирских кораблей, диорамы и фотомонтажи, рисунки и шаржи на  участников  представления.

По всему фойе, в буфете, курительной комнате из репродукторов мягко лилась мелодия «Марша цирковых астронавтов», исполняемая на экводине. В 19 часов 55 минут музыка на несколько секунд прерва­лась: передали объявление, что через пять минут начнется репортаж о полете на Луну межпланетного ракетоплана с пассажирами. Вместе со всеми мы поспешили на свои места...

 

2.

 

Как рассказать о том, что мы увидели в цирке! Поистине это был вечер сюрпризов...

Оркестр сыграл увертюру — и на манеж... никто не вышел. Вмес­то этого по радио из-за кулис донесся беспорядочный диалог:

Минуткин, положи в чемодан эту книжку!

Бублик, дай мне рюкзак...

Тяпа! Где Тяпа? Опять мы из-за него опоздаем!..

Затем из-за кулис показались клоуны, спешащие на космодром, и Провожающие. Первым на трехместном мотороллере выехал Ми­нуткин. За мотороллером, с тяжелым рюкзаком за плечами, поспе­шал Бублик. Рядом с ним, сыпя словами, семенила старушка:

Голубчик! Получила — с Луны — денежный перевод от сына. Хочу ему посылочку передать: три баночки сгущенного молока и па­ру галош... Забыл галоши взять, когда отлетал.    Боюсь,    ноги    про­мочит...

Да на Луне воды нет. Где ж он их промочит?

Как это нет? А Московское море? Сама в газете читала! Ко­му говоришь-то, неграмотной, что ли?..

Из-за форганга выбежал клоун Тяпа — третий герой спектакля.

—Правильно, бабуся! Есть моря и океаны... Я это    тоже   преду­смотрел.

В руках у Тяпы удочки и спиннинг, за плечами — маска акваланга и большие резиновые ласты.

—Жди, бабуся: привезу тебе с Луны рыбу-луну!..

Один из провожающих хватает Тяпу за пуговицу:

—Вы в космосе-то держитесь друг друга! Темень, говорят, там кромешная...

—Дядя Вася!.. Мы же клятву дали: друг без друга ни на шаг.

—Внимание!   Внимание! — донеслось   из   репродукторов.—   Гово­рит ракетодром. Остаются считанные минуты до старта    пассажир­ского космического корабля, отправляющегося на Луну...

Через секунду Бублика, Минуткина и Тяпы уже не было в манеже.

Под куполом что-то щелкнуло, и над манежем повис телевизор с пятью экранами, обращенными во все стороны зрительного зала. На экране видно, как герои отъехали от цирка. Вот они уже несутся по улицам города...

Затем на экране возникает ракетодром, толпа провожающих, вда­ли — космический корабль. Диктор:

—На  стартовой  площадке  новый советский  лунолет.

Последние минуты перед взлетом... Заканчивается проверка билетов и медицинских свидетельств  у  отъезжающих

...На экране второй диктор:

—Идут последние минуты! Горячие рукопожатия, прощальные объятия... В иллюминаторах одной из пассажирских кают появляют­ся артисты цирка, направляющиеся на фестиваль циркового искус­ства. Среди них клоуны Бублик и Минуткин. Они делают какие-то знаки, машут руками...

Дикторы (по очереди):

Через несколько секунд будут запущены двигатели, и ракета оторвется  от земли  в  космос.

Старт, кажется, задерживается...

Какая-то непредвиденная  заминка... Отсюда трудно понять, в чем дело, но кажется... Впрочем, все в порядке!

Доносится   шум  запущенного   двигателя.

—Да, все в порядке. От стартовой площадки отходит машина с
последними  провожающими  и  техническим  персоналом.  На   ракете
включаются предупредительные сигнальные огни!

...На экранах телевизора:   космодром. Лунолет,  плавно  оторвав­шись от стартовой установки, устремляется в космос! Дикторы:

Счастливого пути на Луну, дорогие товарищи!

Экраны телевизора гаснут. На манеже бурно аплодируют.

Счастливчики!  Улетели...

—Ну что же, будем ждать от них вестей, а пока объявляйте пер­вый номер нашей сегодняшней цирковой программы...

На манеже цирка — молодые акробаты. Зрители долго не отпу­скают талантливых артистов с арены. Наконец ведущие снова по­являются на манеже:

—Следующим  номером  нашей  программы   выступают...

И тут — представьте себе удивление зрителей! — из главного вхо­да с понурым видом появились... Тяпа, Минуткин и Бублик.

 

3.

 

...Так начался этот веселый, динамичный, столь не похожий на обычные, цирковой спектакль...

—Позвольте, — скажете  вы, — почему    же клоуны    не    улетели вместе со своими товарищами?

Виноват в этом оказался Тяпа: он потерял справку о медицинском освидетельствовании. Бублику и Минуткину пришлось тоже остаться: они же поклялись друг другу в дружбе и верности.

Как негодовал Минуткин!.. Ведь на лунолете, среди артисток цир­ка, была та, которой он собирался торжественно преподнести завое­ванный «а фестивале первый приз! А вместо этого...

—Так я и знал, — заметил какой-то скептик, сидевший рядом с нами. — Никакой Луны не будет: одна реклама...

Признаться, теперь мы тоже были уверены в этом. И когда клоу­ны решили построить свою ракету, исполнить необходимые формаль­ности и лететь на Луну вдогонку за своими товарищами, все решили, что это просто сюжетный трюк, «завлекательство»...

Итак, на манеже продолжали выступать жонглеры, дрессировщики, эквилибристы, а в паузах между номерами три клоуна строили ра­кету и готовились к космическому рейсу. Они ходили по разным организациям, добывая необходимые материалы; проходили меди­цинское освидетельствование и санобработку; испытывали сконструи­рованные ими скафандры и оборудование. Они воевали с бюрокра­тами, переживали неудачи и не падали духом. Их репризы были смешными, остроумными, сатиричными. И зрители простили клоунам обман, простили за их веселый нрав, за настойчивость, товарище­скую спайку и находчивость. Ну что ж, дескать, на Луну они не по­летят, но уж очень веселые ребята — бог с ними!..

И тогда клоуны обманули зрителей еще раз. Они выкатили на манеж построенную ими ракету, попрощались с нами и залезли внутрь. Заработали двигатели, раздался сильный взрыв, ракета взмы­ла под купол «... исчезла. Лишь удаляющийся вой двигателей говорил о том, что ракета, разрезая воздух, с огромной скоростью устреми­лась в космос, к Луне!..

Слегка ошеломленные таким оборотом дела, мы вышли в фойе. В антракте зрители оживленно обменивались репликами. Многие от­рывали анкетные листки и, улыбаясь, что-то в них записывали. В буфете спорила  группа молодых людей:  долетят или не долетят?

—Сейчас увидите их в цирке, — заметил какой-то гражданин номенклатурного вида в очках. — Скажут: двигатель отказал...

Его  никто  не  поддержал.

Неожиданно прозвучали позывные ракеты!.. Послышался коман­дорский баритон Минуткина, счастливый смех Тяпы, храпение Буб­лика. Экипаж чувствовал себя хорошо: Тяпа острил; Минуткин стоял на вахте; Бублику снилось, что на Лунном фестивале ему присудили первую премию. Речь героев была слышна на сильном фоне рабо­тающих двигателей.  Затем  шум  стих,  радиосвязь  оборвалась...

 

4.

 

И вот мы на Луне. Постановщики сдержали свое обещание, сде­лав нас участниками необычайного путешествия, полного неожидан­ных приключений...

Когда после антракта зрители заняли свои места, напряжение  внезапно упало и цирк погрузился в темноту... Тонкие лучи света выхватили из кромешного мрака Бублика и Минуткина, производя­щих рекогносцировку на незнакомой, лишенной воздуха Луне. Они — в скафандрах со шлемами из особопрочного стекла. Минуткин связывается по радио с Тяпой и сообщает, что они ждут его неподалеку от места прилунения    их ракеты — у пика    Астронавтов.

— Ясно: пик Астронавтов, — повторяет Тяпа. — Бублик, не сопи так громко: селенитов распугаешь. Минуткин, следи за ним. Буду у вас  через  пять минут. Мужайтесь!..

В это мгновение героев и зрителей охватило какое-то странное ощущение. Мы не сразу понимаем, что оно вызвано вибрацией ок­ружающей среды: зрители улавливают только неприятное гудение и прерывистый свист. Откуда-то сверху на наших героев нападает мохнатый, отливающий зеленоватым свечением паук. В кратковре­менной схватке он срывает с Бублика шлем скафандра. Минуткин кидается на помощь, но в это мгновение сверху появляется второй паук, еще более огромный. По его телу перебегают голубоватые огоньки, страшные глаза мерцают. От зеленоватого креста на его спине вытягивается вперед щупальце, темноту разрезает тонкая светящаяся игла — и Бублик, вскрикнув, падает навзничь. Тогда Ми­нуткин стреляет, и отвратительные чудовища исчезают.

Минуткин и Тяпа   уносят своего товарища  обратно к   ракете...

«Вернутся, наверно, домой, на Землю, — подумали мы. — Не ви­дать нам «лунного» представления».

Но вышло иначе...

Под куполом зажглись мощные ультрафиолетовые лампы, и... все зрители так и ахнули. Привычный манеж неузнаваемо пре­образился. Перед нами гористое кольцо небольшого кратера — лунный цирк. Его площадка покрыта красивым ковром; рядом, у форганга, высятся пики лунных гор, озаренные феерическим светом люминесцентного освещения. Звучит стереофоническая музыка, электрооргана. Вскоре начинается межпланетный фестиваль цир­кового искусства. Программу ведет Селена — жительница Луны. Она стоит среди 'почетных гостей фестиваля на рампаде, над форгангом. Номера, сменяющие друг друга в непрерывном ритме, не объявляют­ся: мановением руки Селена переносит действие то под купол, то на площадку перед оркестром, то снова на арену. Позади, у занавеса, покоится на треножнике почетный приз фестиваля — Лунный камень, дающий тому, кто им обладает, почти безграничное могу­щество...

На арене выступают поросшие шерстью, собакоголовые существа с планеты Юпитер. Они делают акробатические трюки, скачут вер­хом на мохнатых яках, играют в чехарду и катаются на прозрачных светящихся шарах.

Их сменяют посланцы Земли — артисты советского цирка.

Затем появляются шарообразные, с толстыми фигурами, жители Плутона. Они удивляют зрителей диковинными сальто и прыжками на скрытой под ковром эластичной сетке.

А вот выступает дрессировщица с загадочной Венеры. Ее питом­цы напоминают африканских зебр и аргентинских лам. Красивые жи­вотные берут высокие барьеры, исполняют замысловатые перестрое­ния, танцуют, повинуясь шамбарьеру своей повелительницы.

Полет на крыльях (какое это незабываемое зрелище!) показывают посланцы Сатурна — парящие под куполом воздушные гимнасты.

Клоуны с Марса разыгрывают хлесткую буффонадную пародию «В марсианском парламенте». Мы смеемся: веселая буффонада высмеивает события, знакомые и нам, землянам...

На манеже жонглеры с далекого Нептуна. В полной темноте над ареной порхают светящиеся кольца, мячи, булавы.

«А где же наши отважные космонавты — весельчак Тяпа, невоз­мутимый Минуткин, жизнерадостный Бублик? Удалось ли им оправиться после страшного поражения?..» — думал каждый из нас, следя за представлением на манеже лунного цирка. Но во время следующего номера мы невольно забыли  о наших героях...

На арену вышли ассистентки знаменитого Ку-Ап — фокусника с Темной Звезды. Десять молодых женщин с красивыми прическами, все в одинаковых платьях жемчужного цвета, начали исполнять на манеже незнакомый нам танец. Почти одновременно на площадке, у ложи оркестра, возникла фигура иллюзиониста. Он взмахнул полой плаща, и жемчужно-серые платья танцовщиц стали красны­ми. Новый взмах — и на наших глазах красные платья превратились в  черные...

Это был настоящий волшебник. Фокусы один удивительнее дру­гого сменяли друг друга, и зрители, не предвидя того, что произой­дет дальше, не жалели ладоней...

Вот ассистентки выкатили на манеж огромный прозрачный шар. Движение плаща — в пустом до того шаре возникла Черная Пан­тера! Это было поистине поразительно. Тяпа, Минуткин и Бублик, появившиеся в эту минуту на арене в своих цирковых костюмах, так и застыли у барьера с разинутыми ртами. Все зааплодировали с новой силой и посмотрели туда, где только что стоял Ку-Ап: чу­додей исчез!

Над его площадкой мы увидели серебристую решетку, рису­нок которой напоминал паутину. Вот паутина засветилась, и на нейпоявилось существо, напоминавшее паука. Оно начало исполнять не то оригинальный пластический этюд не то какой-то своеобразный
танец.

Распорядительница представления Селена почему-то встревожи­лась. Она стремительно повернулась! Позади нее, над рампадой, на такой же паутине висел второй паук и тянулся лапками к Лун­ному камню.

—Ку-Ап!      Па-ук! — вскрикнула Селена.

Обе решетки опустели, но в цирке вновь послышалось харак­терное гудение, и.сверху начало спускаться уже знакомое нам ог­ромное чудовище с зеленоватым крестом на спине. На конце его щупальца то и дело вспыхивал тонкий луч сильного света.

—Тяпа, паук!.. — крикнул Минуткин, и тотчас же наши герои на­чали подниматься под купол цирка.

Тяпа залез на ловиторку, а Бублик и Минуткин поднялись на площадку вольтижеров. Один за другим они смело отрывались от мостика на трапеции и в виртуозном полете, делая сальто и пи­руэты, пытались схватить мерзкое чудовище, угрожавшее им своим гибельным «лучом». Это была отчаянная схватка, и зрители с за­мирающим сердцем ждали ее исхода.

Но вот Минуткин ухватил паука за одну лапу, а Тяла, раскачав­шись, схватил его поперек тела. Паук рванулся, из его щупальца выпал ярко сверкающий предмет — маленький осколок волшеб­ного Лунного камня... Следом на манеж полетел паучий панцирь, и все увидели, что Тяgа борется с оборотнем Ку-Ал. Сильно тряхнув его, Тяпа сбросил своего противника вниз, и тот, упав на ковер, исчез...

Друзья сошли на арену, и Тяпа, подняв осколок чудесного кам­ня, торжественно провозгласил:

—Так будет с каждым,  кто захочет добро употребить  во зло!..

Зрительный зал поддержал его дружной овацией.

Когда аплодисменты стихли, распорядительница спустилась с Лунным камнем на арену. Она сбросила с плеч звездный плащ и осталась в изящном серебристом трико. Площадка из прозрачного материала, на которой она стояла, поплыла вверх и остановилась на высоте нескольких метров над ареной. От площадки к краям манежа тянулись ленты, отливающие тусклым металлическим блес­ком. На этом своеобразном пьедестале Селена исполнила ритмичную танцевально-акробатическую сюиту, а затем, приветливо улыбаясь, вручила Лунный камень нашим героям...

Так закончился этот необычайный фестиваль.

Счастливый Минуткин попросил героиню спектакля вручить этот приз достойнейшему из их трио, и она отдала его... Тяпе. Да, да, на­шему Тяпе! Ведь он был лучшим из наших трех клоунов, и не слу­чайно, когда он в финале запел «Марш цирковых астронавтов», все зрители дружно подхватили слова чудесной песни.

 

*    *    *

 

Вот, собственно, и вся история...

Началом ее послужили два пригласительных билета, полученные нами от неизвестного друга утром 1 апреля. А конец ее разыгрался в редакции журнала «Советский цирк», когда мы принесли туда свои впечатления о «Лунном фестивале».

В комнате было пусто и тихо. За одним из редакторских столов мы   увидели крошечную  фигурку  Петита   Журнального.

Рецензия   вот   у   нас, — пробормотал   один   из   нас, и   вручил текст Петиту...

Ну что же, — заметил Петит, познакомившись с нашей замет­кой, — замысел   интересный.   А   кто  этот  таинственный  доброжела­тель, который прислал вам билеты?

Это главный режиссер одного из наших ведущих цирков...

Какого именно?..

Мы замялись.

—Видите ли, товарищ Журнальный, дело в том, что   рецензия уже написана, а спектакль еще не поставлен.

—Да, не поставлен. Но мы  уверены,   что такая   постановка   не сегодня-завтра    будет    осуществлена.    Самое  время   печатать  ре­цензию.

—Вы в этом убеждены?

—Безусловно.                      

 

Рецензию писали

корреспонденты журнала «Советский цирк»

Б. БАИШЕВ и С. МИШИН

 

Журнал "Советский цирк" Апрель.1960 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100