В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Больше внимания развитию национальных цирков

 

Национальный характер искусства чтут, берегут и развивают все прогрессивные люди. Как драгоценные ростки, оберега­ют и растят искусство национальное по форме, социалисти­ческое по содержанию народы  Советского Союза.

А как с цирком?

Нам приходилось видеть некоторые западные цирки, беседовать со многими  их деятелями.

Программу американского цирка Альтова, гастролировавшего а 1956 году в Брюсселе, легко можно было бы отнести к цирку любой другой страны. В ней не былой намека на американ­ское национальное искусство. Примерно то же можно сказать о программах парижских цирков Бугдиона и Медрано (апрель 1956 г.), цирка а английском курортном городе Блекпуле (май 1956 г.) и многих других. Антрепренеры спорили с нами, утверждая, что цирк не может быть национальным. Да этого и не нужно, говорили они. Важна сенсация, аттракцион, сборы.

Древнее искусство цирка родилось и развивалось в народных иг­рах, гуляньях, в национальных видах спорта, на ярмарочных пло­щадях, в народном балагане. И, конечно, каждый народ имеет свои традиции народного цирка, многие из которых отжили, иные не­заслуженно  забыты, другие  существуют  и успешно развиваются.

Так, например, традиции русского цирка получили яркое во­площение в искусстве Дуровых, Лазаренко, Альперова. А разве в наши дни успех Олега Попова объясняется только его талантом клоуна и акробата? Разве зритель не отмечает единодушно, что Олег Полов — это русский клоун? Разве обаяние великолепного номера дрессированных медведей Валентина Филатова не возра­стает от того, что этот номер пронизан русским национальным своеобразием?

Широко    известно,    что   искусство   замечательных   узбекских   канатоходцев берет свое  начало в далеких веках истории   узбекского народа. В его национальных играх и празднествах  всегда  централь­ное   место   занимали   дор-уюн — игры   на   канате   и   сим-дор — хож­дение по проволоке.

Еще в Древней Армении сложилась традиция обязательного включения в программы амфитеатров как театральных постановок, так  и   цирковых  номеров.

Чем скорее искусствоведы по-настоящему займутся изучением национальных традиций цирков народов нашей страны, тем боль­шую услугу  окажут они   развитию  советского  цирка.

Известно, что в наших цирках успешно демонстрируют свое искусство артисты украинского, узбекского, армянского, грузин­ского, азербайджанского, литовского и латвийского, а также вновь созданного белорусского цирковых коллективов, большой ансамбль цыганских артистов. Много в цирковом конвейере и отдельных за­мечательных национальных номеров. Подлинно национальным ис­кусством следует назвать мастерство дагестанских канатоходцев «Цовкра», тувинских жонглеров Оскал-Оол, осетинских джигитов Кантемировых, Тугановых, туркменских конников Ходжабаевых, бу­рятского фокусника и жонглера Галсанэ.

...Вот над ареной туго натянутый канат. Звучат темпераментные мелодии горного Дагестана. Вихрем вылетают исполнители номе­ра — темноволосые стройные юноши в черных черкесках с белыми газырями и е ярко-красных башлыках. В мгновение ока они сры­вают с себя накидки и с неповторимой ловкостью и быстротой все семеро оказываются на канате. Бурный темперамент не покидает артистов при исполнении целой серии сложных и смелых трюков, и невольно зритель думает о храбром дагестанском народе, сыны которого с первых шагов привыкают пренебрегать опасностью, воспитывают в себе ловкость, силу, смелость. Не случайно в Даге­стане канатоходцы — непременные участники национальных празд­неств.

С полным правом бывшие пастухи, народные канатоходцы, ныне артисты цирка, Абакаровы назвали свой номер именем родного аула «Цовкра». Нет необходимости доказывать, что номер «Цовкра» глубоко национален и по исполнению, и по образам, и по костюму, и по музыке.

Все ли национальные коллективы и номера столь самобытны, каков их художественный и профессиональный уровень, ясны ли их творческие перспективы   и   организационные  планы?

Нам кажется, что не на все эти вопросы можно дать утверди­тельный ответ. Эти проблемы, на наш взгляд, являются и сегодня главными  в деятельности   советского   цирка.

Зритель и общественность воспринимают гастроли национальных коллективов как показ искусства братских народов, артистов прини­мают,  как дорогих гостей.

Нет нужды говорить об особой ответственности, которую возла­гает такой прием на тех, кто участвует и организует гастроли нацио­нальных цирковых коллективов. А ведь если говорить откровенно, во многих случаях в оценке национальных цирков проявляется сни­сходительность, очевидно, объясняемая традиционным гостепри­имством.

Перед национальными коллективами и номерами стоят боль­шие и ответственные задачи: повышать идейное содержание и художественный уровень своего искусства, развивать его само­бытные черты, пополнять ряды коллективов за счет талантливой молодежи.

Кто персонально несет ответственность за состояние и недостат­ки в творческой и организационной жизни коллективов, кто повсе­дневно заботится о национальных коллективах? Точно ответить на этот вопрос не просто.

Практика сложилась так: к Декаде литературы и искусства респу­бликанские организации, местный столичный цирк и представитель Союзгосцирка, обычно режиссер, готовят национальный цирк к показу его в Москве. Кончается Декада, коллектив поступает в «эксплуатацию». Кончается внимание и забота о коллективе, пре­кращаются творческие поиски национальных самобытных красок, прерывается связь коллектива с местным цирком. Так было с литов­ским коллективом, так было с Грузинским цирком, так было и со всеми другими национальными коллективами. Азербайджанский цирковой коллектив, просуществовав после первой Декады азер­байджанского искусства в Москве несколько лет, дошел до полно­го развала. Когда стало известно о второй Декаде, срочно приступи­ли к созданию азербайджанского циркового коллектива заново.

В подготовке к Декаде литовского искусства и литературы в Москве артистам Литовского цирка помогали художник Даукантас, композитор И. Навакаускас. Много ценных советов в создании цир­кового коверного Барнабаса — крестьянского увальня по мотивам народных сказок — подсказали в то время работники Министерства культуры Литвы. Но закончилась Декада, и прекратилась творческая связь литовских товарищей с артистами своего цирка. Артисту Романаускаусу не удалось развить образ Барнабаса, и, растеряв то, что было сделано к Декаде, он выступает теперь с репертуаром традиционного коверного.

Прошло три года со дня организации армянского циркового кол­лектива и показа его в Москве. Коллектив получился хороший, и он с успехом выступал в 25 городах Советского Союза. Но могут ли художественный руководитель коллектива В. Арзуманян, режиссер Союзгосцирка Л, Лукьянов (постановщик программы коллекти­ва) сказать, что за три года существования коллектива поднялось мастерство артистов, что коллектив пополнился новыми талантли­выми исполнителями, найдены новые черты, свойственные армян­скому искусству?

В апреле 1958 года профессор Г. Гоян выступил на страницах журнала «Советский цирк» со статьей об Армянском цирке. Однако ни один из советов известного театроведа и критика не реализо­ван коллективом. Более того, осталась без последствий и справед­ливая критика Г. Гояна в адрес коверных Симо и Сако. Образы до­революционных тифлисских Кинто, никак не являющиеся типичными для армянской клоунады, до сих пор остались в коллективе. Не только образы, но и репертуар Сико и Сако, в котором нет ни еди­ной репризы, построенной на национальном юморе, на народной сатире,  чужд Армянскому цирку.

Подобные факты есть и в других национальных коллективах, и это дает основание для некоторых выводов.

Важной задачей является подбор творческих работников для со­здания и совершенствования национальных цирков. Как уже упо­миналось, первую программу Армянского цирка ставил режиссер Союзгосцирка Л, Лукьянов. Мы ни в коей степени не берем под сомнение режиссерские данные тов. Лукьянова. Но нам кажется, что с национальными традициями Армянского цирка и вообще с национальным своеобразием армянского искусства тов. Лукьянов просто не успел в нужной степени ознакомиться. Кто же восполнил этот пробел? Ни худрук коллектива, большой мастер эквилибри­стики В. Арзуманян, ни другие артисты, ни дирекция Ереванского цирка этого сделать не смогли. В Ереване есть режиссеры, писате­ли, балетмейстеры, которые могли бы помочь обогатить коллектив и каждый номер национальным своеобразием, самобытными спе­цифическими армянскими традициями. Но к постановочной работе в коллективе они до сих пор не привлечены. То же самое можно сказать и про латвийский, грузинский, литовский, узбекский кол­лективы.

 

Говоря о Л. Лукьянове, В. Миронове и других постановщиках программ национальных цирков, мы вовсе не собираемся ума­лить цирковую режиссуру, но мы считаем, что работа в националь­ных коллективах должна вестись в содружестве циркового ре­жиссера   со   знатоками  национального   искусства.

Так поступает художественный руководитель Украинского цирка засл. арт. РСФСР П. Маяцкий, и от этого коллектив только выигры­вает. Так поступили в Центральной студии циркового искусства, вы­пустив выразительный национальный номер жонглера Нази Ширай. Талантливой артистке помогали цирковой режиссер В. Жанто, ба­летмейстер Грикурова и композитор К. Аветисов. Незаурядное ма­стерство жонглирования, подкупающее изящество и грациозность артистки в новом номере великолепно сочетаются с выразительны­ми специфическими движениями армянского танца. Темп и ритм жонглирования гармонично сливаются с ритмом мелодичной музы­ки национального танца.

При правильном подходе можно в любом жанре создать номер, имеющий ярко выраженный национальный колорит. Таким, например, является номер украинских жонглеров Филиппенко. Можно на­звать и азербайджанский номер жонглера Хосрова Абдуллаева, ко­лоритный  номер тувинских  жонглеров  Оскал-Оол,

Второй, не менее важной задачей является организация систе­матической работы по совершенствованию национальных коллек­тивов. Обычно режиссер цирка, выпустив программу национального коллектива (повторяем, как правило, к Декаде), получает новые за­дания  художественного отдела Союзгосцирка и прекращает твор­ческие связи с вновь созданным коллективом. Это глубоко ошибоч­ная практика. Выпуск программы — только начало работы, и пре­кращать ее, особенно на первой стадии, просто недопустимо.

Сколько увлекательных, по-настоящему творческих задач мож­но решать в национальных коллективах? Красочный пролог для премьеры в каждом новом городе, парады, приуроченные к празд­ничным датам. Весенний, осенний, новогодний и другие парады. Да представьте парад по временам года — радостный праздник уро­жая, летние народные гулянья, праздник зимы, злободневные ре­призы и клоунады, веселые клоунские обозрения на местные те­мы. А веселый пролог, специально подготовленный для детских утренников, весенних детских каникул, сказочная новогодняя елка с забавными   приключениями!

Сколько разнообразия в цирковые программы могут внести и клоуны национальных цирков! Вот неутомимый шутник Кинто, от­чаянный трус Гач Назар (известный персонаж армянских народных сказок), тщетно пытающийся выдавать себя за храбреца-героя; лю­бимец белорусского народа, герой национального фольклора, всег­да веселый, находчивый, расторопный Нестерка; литовский сказоч­ный персонаж Барнабас и многие другие. Постоянное развитие их образов, обогащение представлений национальным колоритом, на­родным юмором, местным злободневным материалом, повышение профессионального мастерства — все это важная и очень интересная творческая работа, которая должна непременно вестись в нацио­нальных цирках.

И, наконец, третье: повседневное руководство коллективами и организационные вопросы.

Велика роль национальных творческих сил и местных цирков в развитии национального циркового искусства. Известно, нет иной возможности организации гастролей национальных цирковых коллективов, кроме включения их в общий цирковой «конвейер», следовательно, подчинения их художественному отделу Союз­госцирка. А непрерывные гастроли цирковых коллективов по городам еще больше осложняют руководство ими. Сложно, конеч­но, свести воедино усилия Ташкентского цирка, творческих работни­ков республики, проявляющих интерес к узбекскому цирку, работ­ников художественно-репертуарного отдела Союзгосцирка, находя­щихся в Москве, наконец, самих артистов узбекского циркового кол­лектива, гастролирующих, скажем, в Риге. Но необходимо находить такие формы работы, чтобы национальные коллективы росли и креп­ли.  В составе  репертуарно-художественного  отдела,  очевидно,  должны быть созданы специальный сектор или группа работников, зани­мающихся исключительно вопросами развития национальных цирков. В этой связи следует сказать, что художественные руководители ряда национальных коллективов по своим творческим возможностям, политическому и культурному уровню, организаторским данным не могут осуществлять руководство коллективом. Нам думается, что на эти должности следует смелее выдвигать молодых, образованных людей из числа талантливых артистов этих коллективов.

Большой бич — это частые изменения составов национальных кол­лективов. Мы не исключаем возможности кратковременного вывода отдельных номеров из национальных коллективов для показа их в тематических программах и пантомимах, осуществляемых в других цирках, или включения в программы столичного цирка, в програм­мы, выезжающие на гастроли за рубеж. Но мы против вывода но­меров из коллективов из-за мелких обид или ссор. Выход из украин­ского коллектива дрессировщицы Подчерниковой, акробатов Минасовых из армянского коллектива и других не могут быть оправданы, а ущерб программам национальных цирков это, без сомнения, при­чиняет большой.

Говоря о необходимости систематической работы по совершен­ствованию программ национальных коллективов, мы невольно пере­шли к вопросам руководства коллективами, стабильности их соста­вов. Без преувеличения можно сказать, что от правильного решения этих и других организационных вопросов во многом зависит успех работы национальных коллективов. Объединение отдельных арти­стов в творческие коллективы создает большие возможности для правильного сочетания творческой деятельности с повседневной ра­ботой по повышению политического и культурного уровня артистов, по сплочению членов коллектива в единую, дружную творческую семью. Даже детям работников в коллективах могут быть созданы лучшие условия для учебы, воспитания. Все эти вопросы должны повседневно заботить художественного руководителя, партийные группы и местные комитеты коллективов. Много инициативы могут проявить и комсомольские организаторы национальных коллективов. Особо хочется остановиться на роли художественного совета. В настоящее время художественные советы созданы во всех коллективах. Но в их работе нет единства, не определены до сих пор их функции  и  задачи.

Недостаточна связь художественных советов коллективов с худо­жественным отделом Союзгосцирка, который не направляет их деятельности, не координирует ее, не организует обмена опытом их работы.

Нам думается, что назрело время создания ряда новых кол­лективов. Почему бы не подумать о создании, предположим, Ураль­ского цирка или цирка Крайнего Севера, в котором уместны были бы и охотник, виртуозно поражающий из лука затейливые мишени, и дрессированные олень, песец и чернобурая лиса, и отважный таежник, борющийся с медведем, и аттракцион белых медведей. А разве мало возможности для коллектива Волжского цирка? Здесь и народное гулянье с чудесными мелодиями волжских народных песен, и элементы пляски, и юмор, построенный на мотивах многочис­ленных волжских частушек, и клоунада, заимствованная из народных сказок, и музыкальный фельетон о волжских просторах, о героиче­ских делах и буднях людей этого замечательного края, и силовые номера волжских богатырей.

Словом, есть о чем помечтать, над чем поработать режиссе­рам, артистам, художникам, композиторам. И кто знает, может быть, их работа закончилась бы созданием еще одного интересного, колоритного народного циркового коллектива, который внес бы раз­нообразие в программы наших цирков и доставил большое удоволь­ствие зрителям.

Цирковое искусство в нашей стране, как и вся культура совет­ского общества, — национальное по форме и социалистическое по со­держанию. Развитие национальных особенностей и традиций, свое­образие национальных форм служат идеям пролетарского интернационализма, обусловливают дальнейший расцвет советского цирко­вого искусства.

 

А. ГЕОРГИЕВ

 Журнал «Советский цирк» июнь 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100