В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк во времена Петра I

 

 

Гулко разнесся над Невой пушечный выстрел. Он возве­стил о начале ассамблеи. Воз­ле объявлений, висевших на столбах, толпились люди, слушатели; грамотеи громко, по складам   читали   указ   Петра:

«Ассамблеи — слово фран­цузское, которое на русском языке выразить не можно... тут можно друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, также слышать, что где делает-ца, при том же и забава...».

В афишах объявлялись и пуб­личные выступления иностран­ных фигляров — «поспешные дивотворствия, презентованные в Цесарии, Пруссии, Франции, Польше и других княжениях...».

А по Адмиралтейской доро­ге уж мчались к Почтовому дому богатые сани —князь-ке­сарь Федор Ромодановский, собою видом как монстра, нра­вом злой тиран; шаутенбейнахт светлейший князь Александр Меньшиков, князь Яков Долго­рукой, обер-фискал Алексей Нестеров — словом, весь «енаралитет». Кто в санях, а кто и пешком направлялись к Поч­товому дому господа дворяне, знатные купцы, офицеры; чин­но шли под руку со своими женами корабельные мастера, канцеляристы — все, кому указ петровский   определил   быть в ассамблее.

Генерал полицеймейстер Пе­тербурга Девиэр по велению Петра записывал всех прибыва­ющих.

Хозяином ассамблеи в Поч­товом доме был сам вице-ад­мирал Петр Михайлов (Петр I).

Царь был в «матрозском бостроке бархатном черном, на голове красный платок, шляпа маленькая».

Танцы открылись польским, затем следовала миновея (ме­нуэт), различные контрдансы, пистолет-миновет. С галерей смотрели царевны Анна Пет­ровна, Елисавет Петровна и го­сударыня-матушка Екатерина Алексеевна с дамами. Не вы­держали и тоже в пляс пусти­лись. А уж тогда танец, выду­манный Петром, пошел: гросс-фатер под похоронную музы­ку. Внезапно по знаку маршала ассамблеи похоронная музыка сменилась веселой, плясовой. Дамы побросали своих кавале­ров, стали ловить других, кава­леры ловили дам... В общей забаве участвовали и Петр с Екатериной. Кто без дамы, то­му штраф полагался — выпить кубок большого или малого орла.

«Политесе» (правила хороше­го тона) восстановлена была в уборах и в столах. Дамы в модных парижских платьях, бриллиантами    убраны.   Иностранцы дивились: несколько лет назад эти дамы ходили с вычерненными зубами, чтоб не походить на арапов и на обе­зьян.

И был на ассамблее стол с кушаньем, поставлена на нем великая чаша, налита вином. К ней ковш, нарочно сделан­ный под гербом Орла.

В первой комнате танцевали, прохлаждались. Во второй за­бавлялись в карты, шахматы, шашки и тавлеи. В третьей бы­ли бутылки вина, трубки с деревянными спичками для заку­ривания, табак рассыпан на столах...

Так можно себе представить картину ассамблеи по сохра­нившимся документам и воспоминаниям современмиков.

Вполне возможно, что на ас­самблеях происходили и вы­ступления иностранных фигля­ров. В «Библиографических за­писках» (1859, стр. 268) ука­зывается, что по внешним при­знакам (бумага, шрифт и орфо­графия) объявления об ассамб­леях и афиша о выступлениях иностранных актеров отпечата­ны в одно время и в одной и той же типографии.

Вернемся же на ассамблею и представим выступления иностранных  фигляров,  как  о   них рассказывали афиши.

«...Вначале наша в свете по­хвальная Английская мастери­ца, опрокинясь назад ногами, наплаш  прострется.

Обе ноги въкруг шеи обвива­ет на подобие галстуха. Закла­дывает свою левую ногу на правое плечо и приводит ледвею к лопатке, и станет на дру­гой   ноге   в   равной   линей.

Опрокинясь спиною, головою до земли, туловищем на ногах въкруг вертитца, яко ветреная мелница, а лице стоит на одном месте, не дотыкаяс руками до земли. Раздвигает ногу позадь себе, на пол аршина выше главы, и стоит в равной линей с другою ногою, еже всему све­ту удивително...».

В духе ассамблеи был и сле­дующий  номер:

«...На пирамиде или на двух стулах стоящая, головою спустяс на 2 фута ниже ног своих, и вздымая манету или рюмку вина и пиет за здравие всей кампании. Стоит на главе но­гами вверх, не дотыкаяс рука­ми до земли, концами острыми шпаги положа к шеи, и пиет рюмку вина за здравие всей кампании».

Теперь поглядим и другие «позитуры». Афиша сообщала, что будет «колебимое явление от француза, а имянно лестни­ца 7 футов, на оной младенец, потом поставил оную на чело, танцует фоли дишпань. Младе­нец 2 лет, показывающий вся­кие  экзерциции».

А вот и сцена у ковра. Афи­ша  сообщает:

«При сем же забавный чело­век, подземист собою, преузорочные скоки делает, которые натурою нечаянны, которому и мастерица тож за ним действует».

Как же она действовала, эта мастерица?

«Еще же с осмью обнажен­ными шпагами, танец с ужас­ным видом отправляет. Она же в танце на месте величиною в тарель боле 600 раз обращаетца, храня верно каданцы, и шпагами мечет боле 50 крат, разными манерами, поставя на глаза, нос, щеки, уста и грудь свободно, не поддерживая и чрез меру удивително.

Между каждоми переменами экзерциции вышеупомянутым всяким разным смехотворством и скоки различными, танцы Французскими, Галанскими и Английскими довольно забавля­ет. За тем по всяк день новым валеты  забавление будет.

И оную комедию станут иг­рать с Воскресения по полуд­ни».

Любопытно, что через 26 лет после опубликования в «Биб­лиографических записках», в 1875 году, Н. С. Тихонравов в «Русской старине» сделал со­общение об этой же афише.

Как известно, Петр I любил цирк, это засвидетельствовано в его путевых заметках о по­ездках за границу в 1697 и в 1717 годах. Не пригласил ли он лично и фигляров, о выступле­ниях которых сохранилась афи­ша?

Афиша времен Петра 1 о прибытии в Россию «английской компании» комедиантов. По реестру выступлений это те же актеры, о которых говорится в описываемой афише.

 

С. ГРИГОРЬЕВА

 Журнал «Советский цирк» июль 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100