В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Антирелигиозные вечера Тейде

 

Один из старейших наших иллюзионистов — в прошлом цирковой артист, а ныне артист эстрады — Д. В. Давыдов (Тейде) га­стролирует сейчас по городам и районам Приморья с новой программой «Чудеса без чудес». Программа интересна тем, что ил­люзионные номера попользуются в ней для разоблачения «чудес», на которые ссылают­ся сторонники религии в целях поддержания веры в бога.

Вечер начинается небольшим вступи­тельным словом дочери и ученицы Тейде — Наталии Давыдовой. Затем она представ­ляет зрителям Д. В. Тейде как одного из старейших мастеров иллюзионного жанра, отдавшего   искусству    пятьдесят семь  лет!

Взявшись пальцами за виски, Тейде сосредоточивается, затем поворачивается к партнерше и делает пассы. Через некоторое время она засыпает и падает ему на руки. Он кладет ее на стол и накрывает белой простыней. Еще несколько пассов, и, чет­ко вырисовываясь на темном фоне, жен­щина, покрытая простыней, медленно под­нимается в воздух. Вот она поднялась вы­ше его головы; Тейде мягким движением сдергивает простыню — и там... пусто! Впе­чатление получается сильное. «Чудо» свер­шилось! Но Тейде улыбается, лукаво глядит вверх, делает рукой какой-то особый пре­небрежительный жест. И вот уже нет ника­кого чуда, а есть лишь эффектный сценический трюк. Перед нами артист, который доволен тем, что удачно пошутил. В публи­ке  смех,  аплодисменты.

Фокус    «Женщина    в    воздухе»   служит Тейде своеобразным введением к сцениче­скому действию, которое основано на раз­нообразных иллюзионных номерах и вклю­чает в себя комментарии к фокусам.

Например, Тейде берет свечу, зажигает ее, завертывает в бумагу, затем рвет бума­гу — свеча исчезла. «Обратившись к богу» (то есть посмотрев наверх), Тейде делает движение, и в руках у него появляется го­рящая свеча. Комментируя этот фокус, Тей­де сопоставляет его с «чудом самовоспла­менения» свечей в руках служителей куль­та во время церковного богослужения.

Номер «Разговор с куклой» служит для разоблачения библейского рассказа о том, как один из апостолов слышал голос бога, не видя его. Сначала Н.Давыдова, посадив на колони большую куклу Андрюшку, разговаривает с ним на разные бытовые темы и сама же незаметно за него отвечает. По­том Тейде просит артистку-чревовещатель­ницу выйти на авансцену, стать лицом к за­лу и повторить часть диалога без куклы. Создается полное впечатление, что кто-то невидимый говорит с артисткой.

В библии есть рассказы о чудесах сотво­рения, когда из ничего создается нечто, а из малого многое. Таковы рассказы о со­творении мира, о насыщении нескольких тысяч человек пятью хлебами и двумя ры­бами, о вдове сарептской, у которой оста­лись горсть муки к немного масла, и эти запасы по воле бога долгое время не исто­щались...

На тему сотворения из «ничего» Тейде разыгрывает комические сценки  и   тем вызывает ироническое отношение к библей­ским «чудесам». Характерной особенностью таких сценок является то, что он играет их не только с действительными партнерами (зрители или зритель), но и с воображаемым партнером — богом. К последнему Тейде относится то иронически, то него­дующе,  то  осуждающе.

Любопытна в этом отношении сценка, созданная на оонове известного трюка,— «неисчерпаемый головной убор». Артист просит у зрителей головной убор. Ему  подают кепку. Он выворачивает ее — она, ра­зумеется, пуста. Бьет ею об руку — идет пыль. Тейде не упускает случая и шутит по этому поводу. Затем с самым серьезным ви­дом «ловит» в воздухе нечто и «кладет» в кепку. Говорит несколько шутливых фраз о «чудесах» и, продолжая балагурить, вы­таскивает из кепки большое количество лент и гирлянд. Удовлетворенный «уло­вом», он опять «обращается к богу» и просит его послать еще что-нибудь. Бог, види­мо, выполняет просьбу, потому что, загля­нув в кепку снова, Тейде вытаскивает из нее детский чепчик и соску. Тейде шокирован и затевает мимическую игру с не­видимым партнером — богом — и зрите­лем, владельцем кепки. Смысл этой игры легко улавливается: Тейде просит извине­ния у зрителя за то, что «бог» поставил их обоих в неловкое положение, послав такие неподходящие предметы. Игра эта настоль­ко жива и выразительна, что нельзя удер­жаться от смеха.

В таком же комическом плане подается трюк с протоколом, вложенным в конверт, который  Тейде  использует для  разоблачения «писем с неба». Это «чудо» широко практиковалось духовенством и кулаками во время коллективизации в целях агитации против колхозов. «Колхозники неожиданно получали конверты с чистыми листками бу­маги, которые вызывали у них полнейшее недоумение. Вскоре после этого к ним «случайно» заходили «странники» (бывшие монахи, кулаки и подкулачники) и заводи­ли беседу о том, что люди забыли бога, по наущению антихриста пошли в колхозы и поэтому скоро погибнут; спасутся только те, которые получили «письма с неба», на­писанные «перстом божьим» на чистом ли­сте. Перепуганные колхозники показывали полученные ими письма, «странники» опу­скали их в пустую бутылку, и на листе вы­ступали слова, содержащие грозное пре­достережение всем вступившим в кол­хоз...»1

 

Гаврикова. Как химия разоблачает чудеса религии, сб. «Свет против тьмы» Ха­баровск. 1954.

 

Подобный эффект — появление над­писей на чистом листке бумаги — Тейде воспроизводит на сцене иллюзионным пу­тем, разыгрывая при этом смешную сцен­ку, в которой непосредственно участвуют несколько человек из зрительного зала. Выступление Тейде перемежается с но­мерами Н. Давыдовой, имеющими иной ха­рактер. Таков, например, сатирический но­мер «Художник-моменталист». Исполнитель­ница быстро рисует на больших листах бу­маги карикатуры на халтурщиков, обывате­лей, горе-докладчиков, сопровождая свои действия   хлестким   стихотворным   текстом.

Ее номера придают разнообразие програм­ме  вечера.

Исполняя различные трюки, Тейде не упускает возможности пошутить. Он наход­чив, быстро отвечает на реплики зрителей, умеет вовлечь их в действие. Заслуживает внимания и манера исполнения Тейде. Он показывает обычные, известные многим иллюзионистам трюки, но умение создать на основе этих трюков то смешную, то занимательную, то сатирическую сценку приво­дит к тому, что старые фокусы восприни­маются по-новому. Поэтому вечер, состоя­щий в основном из иллюзионных номеров, воспринимается как эстрадный концерт, в котором есть и сатира, и юмор, и музыка, и номера оригинального жанра. Два часа пролетают незаметно; зрители успевают и отдохнуть, и посмеяться, и поудивляться, да и призадуматься при этом.

С программой «Чудеса без чудес» Тей­де выступает не только в больших городах, но и в самых отдаленных районах При­морья: у шахтеров, рыбаков, колхозников. Работает в любых, подчас очень трудных условиях. Везде вечер вызывает большой интерес. Об этом свидетельствуют много­численные рецензии в местных газетах и отзывы зрителей

Простые люди, труженики Приморья, в своих отзывах от души благодарят старого циркового артиста, подчеркивая, что он де­лает большое и нужное дело — способст­вует своим искусством пробуждению критического отношения к «чуду», а следова­тельно,  к  религии.

 

Т. ИВАНОВА, Владивосток

Журнал «Советский цирк» июль 1960 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100