В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О книгах А. Вадимова 

 

В № 5 журнала «Советский цирк» были опубликованы две рецензии на новые кни­ги А. А. Вадимова — «Искусство фокуса», вышедшую в издательстве «Искусство», и «Фокусы на клубной сцене», выпущенную Профиздатом. Книги А. Вадимова вызвали интерес артистов, любителей циркового искусства и участников художественной са­модеятельности. Рецензии М. Зильбербрандта  и  П. Назарова отражают опреде­лившиеся две оценки книг А. Вадимова.

В редакцию поступили многочисленные письма, авторами которых являются глав­ным образом участники художественной са­модеятельности. Авторы писем единодуш­но признают пользу книг А. Вадимова, помогающих любителям иллюзионного жанра создавать новые фокусы и новую аппаратуру. П. Дьяков (г. Иваново) пишет, полемизируя с автором рецензии: «П. На­заров считает, что Вадимов описывает слиш­ком старые фокусы, почерпнутые из книг прошлого столетия. Но рецензент совершенно не учитывает, какую пользу принес­ли книги Вадимова участникам художествен­ной самодеятельности. Они стали учебным пособием для многих сотен любителей иллюзионного жанра». В письме, прислан­ном из Баку, В. Гаенко также не согласен с П. Назаровым, считающим, что не следова­ло   в   книге  описывать   старые   фокусы   потому, что они давно уже не исполняются. В. Гаемко пишет: «У нас еще нередко встре­чаются артисты, которые работают с номе­рами низкого качества, показывают старье. Подача этих номеров ведется на низком уровне».

О технике демонстрации, показа фокусов говорится почти во всех письмах. Репертуар любителей-иллюзионистов, его обновление и включение в программы уже известных фокусов авторы писем связывают с мас­терством исполнения. Участник художест­венной самодеятельности А. Алексеев (Мо­сква) утверждает, что «при исполнении фо­куса не столько важен его «секрет», сколь­ко его показ, артистичность и умение даже любой старый фокус подавать по-новому, так, чтобы зритель, отлично знающий «се­крет», смотрел с удовольствием». Поэтому А. Алексеев не соглашается с             П. Назаро­вым, считающим, что в книге не следовало писать о старых номерах.

Авторы писем высказывают и общую оценку книги А. Вадимова, отмечая доступ­ность ее широкому читателю и методиче­скую ясность. «Пять программ, опублико­ванных А. Вадимовым,— пишет В. Анисимов,— ведут от простого к сложному». Ав­тор отмечает консультативный характер рекомендаций   А.   Вадимова.

Нет ни одного письма, в котором не говорилось бы о создании новых фокусов и но­вой аппаратуры. По мнению авторов писем, высвобождение из «плена цеховой тайны», публикация секретов не может снизить авторитета и успеха подлинных мастеров ил­люзионного жанра. Опасаются разглашения лишь ремесленники, которых пока еще оберегает кажущаяся «тайна». Слесарь-ле­кальщик завода «Азовсталь» А. Сергиев­ский в связи с этим пишет, что артистам-профессионалам нужно обновлять свой репертуар, «менять программу», создавать новое, быть по-настоящему изобретатель­ными. Как бы развивая эту мысль, С. Фи­липпов (Ленинград) пишет: «Недалеко то время, когда новые, молодые силы вольют­ся из самодеятельности на профессиональ­ную сцену и принесут туда свое, новое — ими придуманное, изобретенное». Опубликованные в журнале «Советский цирк» две рецензии, в которых высказана разная оценка книг А. Вадимова, вызвали широкое обсуждение, живой обмен мне­ний. Критические замечания и пожелания авторов писем, как сообщил редакции ди­ректор издательства «Искусство» А. В. Ка­раганов, будут учтены при переиздании книги А. Вадимова, а рукописи новых книг о цирке будут обсуждаться с широким привлечением специалистов и обществен­ности.

 

«Вы можете быть какого угодно мнения. Есть люди с более от­ветственным положением, которых мы просили прийти посмотреть нашу работу и высказать свое мнение, и эти люди высказали мне­ние противоположное вашему. Смею надеяться, что они понимают больше вас». Эти слова принадлежат артистке Селивановой, и обра­щены они к рецензенту газеты «Львовская правда» Б. Кордиани.

Что же произошло? Журналист Б. Кордиани выступил с неболь­шой заметкой — обзором программы, премьерой сезона в Львовском цирке. Автор назвал хорошие номера, украшающие программу, и высказал критические замечания в адрес воздушных гимнастов Се­ливановых. Артисты Селивановы потребовали вызова автора для ответа и публичного объяснения.

Собрание состоялось. Журналист Б. Кордиани развернуто изло­жил свою точку зрения. Выступления артистов Селивановых в нача­ле собрания, по характеристике заведующего отделом литературы и искусства газеты «Шльна Украша» тов. Подчекаева, напоминали «что-то вроде расправы над рецензентом». Однако большинство уча­стников собрания осудило манеру, в которой Селивановы обру­шились на журналиста. Тов. Гаджикурбанов отметил бестактность выступления артистки Селивановой, говорил о недопустимости выражений, которыми пользовалась артистка, о раздражитель­ном тоне. Об этом же говорил артист Елкин и многие другие. У тов. Кордиани нашлись сторонники его оценки работы Селивано­вых и несогласные с ним. Это естественно. Можно спорить, высказы­вать различное мнение об одном и том же номере, программе, спек­такле. Можно не соглашаться друг с другом. И дело вовсе не в том, что артисты Селивановы не согласились с оценкой их номера, дан­ной журналистом     Б. Кордиани. Настораживает иное — убеждение артистов Селивановых в своей непогрешимости, безупречности, в том, что только положительная оценка их работы является единст­венно верной и профессиональной. Озлобление — скверный советчик. Оно, словно кривое зеркало, исказило верное восприятие критики, помешало увидеть полезное, истинное и непомерно преувеличило неточности. Вместо того чтобы задуматься, понять, что в их работе огорчило автора многочислен­ных рецензий, более десяти лет пишущего о цирке, вместо повыше­ния требовательности к себе — артисты Селивановы стали искать средства возмездия. «Вы не воспринимаете возражений,—говорил на собрании артист Цейтлин, обращаясь к Селивановым,—а есть конкретные вещи, которых нельзя отрицать».

Казалось бы, если после многих лет работы и большого числа положительных отзывов прозвучит критическое замечание, даже первое за многие годы, артист-художник должен задуматься: зна­чит, на его пути появился знак «Внимание!» Артисты Селивановы так не поступили: они разозлились и, не считаясь с общепринятой формой спора, «разносили» рецензента, осмелившегося их критико­вать и высказывать точку зрения, не совпадающую с мнением людей «более ответственного положения».

К сожалению, атака на критику, схожая с отношением артистов Селивановых к журналисту Б. Кордиани, порой еще встречается. Некоторое время назад в журнале «Советский цирк» была опублико­вана статья главного режиссера Саратовского цирка А. Галицкого. Автор справедливо критиковал тех, кто не заботится о повышении мастерства и подлинное обновление номеров  подменяет незначитель­ными изменениями деталей аппаратуры, кто утрачивает спортивную форму, а иной раз наиболее сложные трюки не исполняет. Среди ар­тистов, о которых писал тов. Галицкий, были названы Золототрубовы.

Ни одно из замечаний тов. Галицкого артистами Золототрубовыми не было принято. В безоговорочном, полном, абсолютном отрица­нии критики, в высокой оценке своей работы проявилась их само­успокоенность. Артисты Золототрубовы пишут: «Трюк проходит всегда с большим успехом... Мы находимся в хорошей спортивной фор­ме. Верхняя Золототрубова исполняет все легко и непринужденно».

Почти невозможно при такой самооценке признать критические замечания, и, уж конечно, исключается стремление к дальнейшему совершенствованию.

«Мне думается,— пишет Б. Кордиани,— что вопрос взаимоотно­шений критиков — артистов — директоров, проблема возрастного «барьера» в некоторых цирковых жанрах, формы и содержания ак­терского искусства, равно как и мастерство рецензентов — все это заслуживает внимания широкой общественности».

Вдумчивое отношение к критике одинаково необходимо и арти­стам и рецензентам — авторам статей. Думается, что рецензия Б. Кордиани об открытии сезона в Львовском цирке уязвима пото­му, что в ней дан беглый перечень участников программы без необ­ходимого убедительного раскрытия оценок. Краткость при таком построении породила известный схематизм. Пожалуй, вернее было бы в этом   объеме   высказать   мнение о   программе,   ее   композиции,  дать   оценку жанрам, представленным в ней. Анализ требовал иных масштабов рецензии. Видимо, поэтому выступивший на собрании в Львовском цирке художественный руководитель Одесского цирка Г. Кадников сказал тов. Кордиани: «Слушая вас, я согласился с ва­ми на 90%, а с рецензией — не согласен».

Но речь идет об отношении к критике. И в том, как она вос­принимается, сказывается культура артиста, его отношение к создан­ному им, его желание или нежелание непрестанно совершенствовать­ся. Отрицание критики губительно прежде всего для художника и ведет к творческому застою. Чтобы признать критику, нужна не меньшая смелость, чем для созидания, подготовки новых номеров, трюков. Что касается авторов рецензий, наш зритель не однажды протестовал против статей безликих, подслащенных, воздающих хвалу всем артистам, статей, в которых авторы растворяют критику в разливе оговорок, извинений, поклонов и улыбок. И критики обя­заны сделать вывод из этой критики.

М. ГОНЧАРОВ

Журнал «Советский цирк» 1960 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100