В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Вильямс  Труцци 

 

В истории  советского   цирка  Вильямс  Труцци  занимает  почетное место. Он пришел  из старого цирка.  Стройный, темпе­раментный юноша-жокей, он вырос в первоклассного  дрес­сировщика.     Бесконечная   выдумка  в  создаваемых  номерах, ритмичность, строгая композиция конных построений — это было в классическом стиле настоящего цирка. Реквизит его был пышен, лоснящиеся крупы холеных лошадей поблескивали шашечками, го­ловы их были украшены страусовыми перьями. Его номер был воп­лощением лучших традиций...

После революции конюшня Труцци была реквизирована. На его лошадях наши  конники совершали  героические походы.

Труцци был итальянским подданным. Он мог уехать из Советской России, как уехали многие другие. Позже он поехал на гастроли за границу, но как советский артист. Он выступал с успехом в цирках Парижа, Лондона, Брюсселя, Мадрида. Ему предлагали все новые контракты, но он вернулся в СССР. Это были годы, когда создавался новый цирк. Труцци работал в Московском цирке не только артис­том-дрессировщиком. Он был не только «номером», не только хра­нителем традиций. Во имя нового он часто помогал их разрушать.

С 1922 года он был художественным руководителем советского цирка.

По провинции в те годы еще кочевали маленькие частные цирки  и «товарищества»: в них были случайные номера, иногда неприкрытая халтура.

Сеть государственных цирков только создавалась. Москва дума­ла о новых номерах. И  не только о номерах — о программах.

Тогда впервые заговорили о будущем, о смене. МАЦИС (мастер­ская циркового искусства) стал предшественником школы циркового искусства.

В цирк пришли (вернее не «пришли», а их созвали) авторы, худож­ники.   Программы   Московского   цирка   были   первоклассными;   в   те годы мы увидели не только лучших советских артистов, но и лучшее из того, что дал западноевропейский цирк. Может быть, западноев­ропейских артистов было даже многовато. На арене появились на­ши первые национальные артисты. И во всем ощущалось влияние Труцци.

С утра до начала представления манеж был оживлен. Труцци мож­но было увидеть в цирке в любое время. Он следил за репетиция­ми. Он был и выдающимся режиссером и опытным советчиком по всем  вопросам, связанным с технологией цирка.

В 1928 году Труцци был одним из инициаторов возрождения водя­ной пантомимы. На него легла не только режиссура, но и организа­ция этого технически сложного зрелища.

...На манеже разыгрывается пантомима, обычная цирковая панто­мима с наивным сюжетом. Старый граф, предводитель черных пи­ратов в черной шелковой полумаске театрально кутается в плащ. Вот его настигли крестьяне. В отчаянии он бежит к бутафорским шлюзам. Зрители равнодушно смотрят на смешно размахивающего руками графа. И вдруг... гаснет свет, вспыхивают прожекторы. С вы­соты трех этажей обрушиваются потоки бурлящей воды, перелива­ясь голубыми, зелеными, розовыми всплесками.

Бассейн полон. Гул утих. На озере плавают идиллические утки, под изогнутыми мостами проплывают лодки. В воде барахтаются сбро­шенные туда пираты...

 

Душой пантомимы был Труцци. Много труда потребовала техни­ка: трубы, баки, подогрев воды (афиши хвастливо сообщали — «Грандиозное зрелище — 50 000 ведер воды»). Надо было «выдрес­сировать» реквизит: мосты должны вырастать над водой мгновенно, так же быстро должны появляться лодки и даже утки.

Труцци буквально горел. Горло его охрипло, он был чуть ли не одновременно у всех выходов, сотня людей вслушивалась в сви­сток режиссера.

После первой очень примитивной пантомимы он загорелся мыслью создать представление современное. Так родилась «Махнов­щина». В водяную пантомиму были введены лошади — задача труд­ная, ибо малейшее ранение огромного прорезиненного бассейна — и тысячи ведер воды потоком хлынут в партер. К работе над «Мах­новщиной» был привлечен Виталий Лазаренко, блистательный цир­ковой артист, тоже одержимый в работе и тоже самозабвенно увле­кающийся.  Впереди была работа над пантомимой Маяковского.

Во время постановки одной из пантомим в Ленинграде разгоря­ченный Труцци простудился и неизлечимо заболел.

Он отдал свою жизнь цирку.

 

На снимке: Вильямс Труцци с дочерью

 

И. Уразов

Журнал «Советский цирк» август 1959

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100