В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Зритель берет слово  

 

Все чаще деятели самых разных областей искусства идут к читателю, слушателю — другими словами, к народу. Это зна­мение времени. Идут не для завоевания популярности, идут за советом. Читательские и зрительские конференции, все­возможные обсуждения — их за прошедший год не перечесть. И это замечательно;

Вот и передо мной лежат материалы одной такой конференции, заочной. Ее привел Московский госцирк. На простой газетной бума­ге вопросы анкеты и ответы — карандашом, авторучкой, отпечатан­ные на пишущей машинке. Они написаны зрителями молодыми и уже пожилыми — от школьников до пенсионеров, людьми, жизу-щими не только в Москве, но и в разных городах страны — от Петропавловска-на-Камчатке до Харькова, рабочими и учеными, скульпторами и врачами, инженерами и военными. Ответы порой наивны, но всегда отмечены горячей любовью к искусству цирка, заботой о его будущем, гордостью его успехами. «Только у вас в советском цирке могут быть такие достижения», — пишут ткачихи Монинского комбината Тумикина, Кулакова и Казанцева. Рабочий-москвич Сахно подчеркивает, что труд артистов цирка не легче труда людей, «которые работают у станков». Научный сотрудник из Петропавловска-на-Камчатке Семко рассказывает: «Каждый раз, приезжая в Москву, обязательно бываю в цирке и всегда испыты­ваю удовольствие и удовлетворенность». А столяр Шунин (Москов­ская область) превратил свою анкету в страстное заявление с просьбой взять его работать в цирк, если можно — помощником М. Назаровой. Подавляющее большинство заполнивших анкеты смотрят каждую программу, а некоторые, как, например, началь­ник отделения милиции Игнатов и учащаяся Развалова,— по два-три   раза.

Штурман же речного флота Хлебников из Коломны — даже раз в месяц, а программу с «Икарийскими играми» приезжал смотреть еженедельно. Да и те немногие, что бывают в цирке реже, объяс­няют это тем, что живут вдали от центров, и сожалеют, что мастера цирка посещают их не часто. В связи с этим настоятельно высказы­вается просьба экранизировать целые программы или хотя бы сни­мать на пленку лучшие номера. Об этом говорят и пенсионерка Тярина (Липецкая обл.), и врач Хархута (Москва), и многие, многие другие.

Но не только этой любовью к цирку замечательны лежащие: пере­до мной анкеты. Пусть какие-то из них не всегда умело на­писаны, но в целом они дают удивительно верную всесто­роннюю и тонкую оценку представления, ставят общие вопросы, развития цирка и в этом смысле, я бы сказан, превосходят все, что писалось о водяной феерии «Счастли­вого плавания!» Эту необыч­ную, коллективную рецензию зрителя крайне любопытно воспроизвести.

Скажем сразу, возрожде­ние на арене после многолет­него перерыва таких красоч­ных и технически сложных представлений, как водяная феерия, вызвало горячее одо­брение зрителя. «Замечатель­но! Как в сказке! Спасибо ор­ганизаторам этой необычайной для арены феерии»,— востор­женно восклицает харьковча­нин-моторист Шевченко. К его мнению присоединяется и военнослужащий Кужоков, и инженер Иванов, и десятки других.

В анкетах похвалы возданы почти всем исполнителям, но любимым героем цирка и юбилейного спектакля при­знан Олег Попов. Здесь, по­жалуй, нет ничего удивитель­ного. Вполне естествен и успех,        выпавший на долю дрессировщика И. Кудрявцева.

Их номера ярки и эффектны. Любопытнее другое. Участники конференции называют в числе наиболее понравившихся номеров номер братьев Запашных. Акробаты-вольтижеры Запашные исполняют сложнейшие трюки не­броско, без внешней эффектности. И тем не менее их филигранное мастерство зрители разглядели и оценили. Поучительный случай! Как часто еще актеры цирка недооценивают возросшего культурного уровня зрителя, тонкости его художественного чутья. Как часто по­этому стремятся «покорять» людей помпезностью оформления, гру­бым комикованием. Именно против этого решительно восстают офицер Разин, рабочий Сахно, пенсионер Леев и другие.

вместе с тем зрители высказывают ряд важных замечаний. Отда­вая должное режиссеру М. Местечкину, исполнительскому мастер­ству оркестра, многим номерам и трюкам, смотревшие феерию все-таки отмечают, что большое впечатление производит оформительская сторона, актеры же несколько потерялись в потоках много­цветной воды. Зрители объясняют это недостатком опыта в подоб­ных представлениях. Следует подумать, как сохранить сложность и выразительность номера в необычных условиях его исполнения — в воде и на воде. Участники конференции хотят увидеть сюжетно единый спектакль и сожалеют, что на арене цирка идут главным об­разом сборные программы. «Феерия безусловно хороша, но жела­телен показ не отдельных номеров, а выступления актеров равных жанров, объединенных в постановку на определенную тему»,— на­стаивают москвичи Ложников и Шустрова, В этом безусловно есть резон. Подобный спектакль, конечно, имеет большое воспитательное воздействие.

Таковы общие замечания по программе, а предложениям и воз­ражениям более частным — нет числа. Артист балета Тарасов счита­ет, что не совсем удачно попользован свет, он плохо подсвечивает воду, которая временами выглядит бурой, а то и просто грязной. Журналист Самойлов просит по-иному расположить юпитеры — они подчас мешают смотреть. Инженер-киевлянин Невинский рекомен­дует использовать оргстекло: клоун может спускаться по «струе воды», изготовленной из этого  материала.

Зрители не только характеризуют просмотренную программу, но и ставят общие проблемы развития циркового искусства. Прежде все­го — о разговорном жанре и представлениях для детей. В анкетах научных работников Тамариной и Ланге, юриста Нестерова, врача Таринского, студента Ушакова, учащегося Струнина и других немало горьких слов сказано в адрес мастеров клоунады, ибо в основном они работают в разговорном жанре. Признавая талантливость наших ведущих клоунов М. Румянцева (Карандаша), Олега Попова, Бориса Вяткина, Константина Бермана, Акрама Юсупова, молодых Ю. Ни­кулина и М, Шуйдина, зрители в то же время справедливо упре­кают их в том, что из сезона в сезон они повторяют старые репри­зы. Пожалуй, номера разговорного жанра и в юбилейной програм­ме подверглись особенной критике. Больше всего досталось параду-прологу, где и текст оставляет желать лучшего и актеры читают его велеречиво-монотонно.

Вопрос о разговорном жанре широк, он выходит за рамки спо­ров о мастерстве отдельных клоунов и чтецов. «Мне кажется, — подчеркивает директор одной из московских средних школ Каплан, — что сложившееся разграничение между разговорными жанрами эст­рады и цирка неверно. Это обедняет цирк. Клоуны слишком час­то прибегают к грубому комиковаиию на арене. А хотелось бы ча­ще слышать добрую шутку, теплый, мягкий юмор, яркую острую сатиру, которые и создали большую популярность Райкину, Рудакову и Нечаеву, Гердту, Дуднику». «Репертуар должен быть разнообраз­нее», — поддерживает Каплана инженер Шулепин. Зрители настаива­ют, чтобы с арены звучала современность, чаще исполнялись куп­леты, фельетоны, сатирические сценки. А для этого, разумеется, нужен полноценный репертуар. «Совершенно необходимо привлече­ние... писателей-юмористов для написания сценария номеров», — замечают скульптор Евингулов и искусствовед Рязанцев.

Участники конференции, далее, в большинстве своем сходятся на том, что цирк занимает огромное место в жизни детей. Поэтому он должен в полную меру использовать свои воспитательские воз­можности. Детские представления следует готовить особо и тща­тельно. «Традиционные новогодние представления для детей и пред­ставления в дни школьных каникул проходят, по-моему, хорошо. А вот воскресные дневные представления для детей оставляют же­лать лучшего, так как почти не отличаются от вечерних»,— подчер­кивает штурман речного флота Хлебников. И, как ни горько признавать,  он прав.

Детские программы еще чаще, нежели взрослые, необходимо превращать в строимые спектакли с единым сюжетом, лучше — сказочного характера и, во всяком случае, на темы, близкие ребя­тишкам. «Водяную феерию приятно смотреть и взрослым и детям. Но если сделать одноактный спектакль на воде, приближая его к сказке, это было бы  здорово», — настаивает артист балета Тарасов.

За смелое введение в программы номеров на злободневные темы школы и семьи высказываются слесарь Дрожжин, рабочий Петрухин, инженер Левашев и  многие другие.

Говоря об отдельных жанрах, зрители высказывают мнение, что в детских программах ведущее положение должны занять клоуна­да и номера с дрессированными животными.

Клоунада необходима на детском утреннике и потому, что без веселого смеха дети не представляют себе цирка, и потому, что клоуны в первую очередь могут нести воспитательную тему. Но семья инженера Павлова справедливо предостерегает против де­шевого юмора полускабрезных трюков и т. п., чем порой грешат некоторые клоуны. Такой смех «ничего не дает для эстетического воспитания   ребенка»,  больше  того — портит  художественный   вкус.

Но, пожалуй, еще лучше принимается детьми дрессура. Ее вос­питательное значение безгранично. «Цирк должен быть страстным, настоящим пропагандистом любви к животным,— пишет уже упо­минавшийся т. Каплан.— В полной мере этого не может сделать школа и мало делает литература. А детям надо прививать любовь к животным. Больно видеть, как маленькие дети, а порой, и взрослые школьники издеваются над кошками или бросают камнями в соба­ку». Воспитание любви к животным, конечно, лишь один аспект воздействия на детей с помощью номеров дрессуры. За всемерное увеличение этих номеров в детских программах высказываются аппликатчица декоративного цеха Большого театра СССР Штрак, военнослужащий Чернышев, служащий Иванов и  другие.

Наконец, в анкетах ставятся такие вопросы, о которых профес­сиональная критика пишет редко и с оглядкой, — об организации отдыха зрителей в антрактах, о работе гардероба и буфета, капель­динеров и администрации. К. Станиславский считал, что театр на­чинается с гардероба; участники конференции продолжили эту мысль — представление начинается с билетной кассы или даже раньше — с рекламы.

Конечно, правы тт. Безменов, Вознесенская, Голосовская, Фи­латова: «... дело не в рекламе, а в самой программе». Так чаще все­го бывает — репутация цирка определяет интерес зрителей к про­грамме.

«...Я два года не был в Москве, — свидетельствует офицер Ра­зин, — и, не глядя   на рекламы, пошел  в кассу за билетами».

Но если реклама не должна быть зазывалой, то информировать об особенностях и существе новой программы она обязана. И здесь

 

Белые медведи дрессировщика С. Синицкого

  

зрители сожалеют, что, кроме «Вечерней Москвы», газеты редко и торопливо пишут о цирке. Высказываются настойчивые пожелания шире использовать радио, кино и телевидение. Хорошую службу могут сослужить со вкусом оформленные фоторекламы и плакаты, рассказывающие как о представлении в целом, так и об отдельных номерах. Причем важно выпускать плакаты не только о крупней­ших мастерах цирка, но и обо всех номерах идущей программы. Вместе с тем тт. Евингулов и Рязанцев предостерегают от крикливо­сти в рекламе, а именно такого типа, но их мнению, были плакаты, посвященные Кио. «Следует привлекать ведущих плакатистов для исполнения афиш», — заключают тт. Евингулов и Рязанцев,

Многие недовольны тем, что в цирк трудно достать билеты, осо­бенно живущим за чертой города. В день представления билеты всегда распроданы, а приезжать заранее — хлопотно. Слесарь Дрожжин из Подмосковья предлагает хоть изредка продавать билеты и в области.

Почти во всех анкетах отмечается хорошая работа буфетчиц, ка­пельдинеров, кассиров, гардеробщиков, но немало нареканий вы­зывает  само   помещение,   в   котором  дает представления   цирк.

«Все хорошо, но вот с гардеробом у вас не ладится. Написал бы вам больше — да мешает пальто! Подумайте об этом», — такими строками заканчивает свою анкету военнослужащий Кужоков. И спо­рить с ним невозможно. За годы Советской власти гигантски вырос­ла социалистическая Москва, цирк наш завоевал всеобщую попу­лярность, и здание старого цирка не в силах пропустить тот огром­ный поток любителей искусства арены, который ежевечерне устрем­ляется к Цветному бульвару. Каждый раз аншлаг, каждый раз у вхо­да толпы спрашивающих «лишний билетик», каждый раз толчея в вестибюле и духота в зрительном зале. «Наш советский цирк пользуется огромной любовью у людей всех поколений и возрастов, уже 85 лет существует настоящее здание Госцирка, которое теперь не соответствует возросшим требованиям. Необходимо построить новое помещение, светлое, удобное, просторное», — убеждает пе­реводчик Тращенко,

Восемь месяцев непрерывных аншлагов — убедительное доказа­тельство интереса зрителей к постановке Московского цирка.

Заочная зрительская конференция во многом помогла нам улуч­шить  качество  спектакля  и  организационную  работу.

Всем участникам конференции хочется пожать руку и сказать спа­сибо!

 

Л. АСАНОВ,

директор Московского цирка

 

Журнал "Советский цирк" Май.1960 г

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100