В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Артисты цирка в кино
 
На одном коне во весь опор скачут три красноармейцаСтепь. На одном коне во весь опор скачут три красноармейца — молодой паренек, юная девушка и негр. Тревожно оглядываются они назад. Там, на горизонте, клубится пыль. Это погоня. Красноармейцы торопят своего уставшего коня; «Быстрей! Только бы успеть передать Буденному похищенные у Махно ценные документы!» Но враги все ближе и ближе. Уже видны фигуры первых преследователей. Вот они вскидывают винтовки и стреляют...
Выстрелов, впрочем, не слышно... потому, что это кинокартина немая. В зале тишина. Лишь равномерно стрекочет аппарат да порой слышны взволнованные восклицания зрителей, переживающих за красноармейцев, преследуемых махновцами. Среди зрителей — Владимир Ильич Ленин. Чуть прищуря левый глаз, не отрываясь, смотрит он новую картину о  гражданской  войне.
Это были «Красные дьяволята» — один из последних фильмов, показанных Владимиру Ильичу в Горках незадолго до его смерти.

                                                                                                  *    *    *

За полтора года до того как вышла в свет понравившаяся Ленину кинокартина, «дьяволенка» Мишку, вернее, артиста Павла Есиковского, также можно было видеть скачущим на коне. Только скакал он не в красноармейской гимнастерке, а в черкеске, и не в степи, а по цирковому манежу. Он был артист цирка и работал в  номере  «Джигиты».
На манеже выступали и другие «дьяволята». Миловидная Дуня — Софья Жозеффи, грациозно махая опахалом — балансом, бабочкой порхала по проволоке. А бывший моряк и уличный акробат Том Джексон, которого в картине играл сенегалец Кадор Бен Саиб, участвовал в представлении в качестве циркового боксера, демонстрируя свою мощную атлетическую фигуру с железными бицепсами.
В то время эти артисты бывали в кино только как зрители. Сниматься в фильме их пригласил режиссер И. Перестиани. В 1922 году он задумал создать картину о гражданской войне «Красные дьяволята» по одноименному роману П. Бляхина. В нем должны были действовать  отважные  дети  революции — герои, которых до этого не знал молодой советский кинематограф. Необычен был и сюжет картины — острый, приключенчески занимательный, изобилующий трюковыми  моментами.
Перестиани, сам в прошлом один из премьеров русского кинематографа, понимал, что роли «дьяволят» не по плечу актерам дореволюционного кино, игравших психологически утонченных героев салонных мелодрам. Теперь нужны были ноаые артисты. И таких артистов Перестиани увидел на представлении в Тифлисском цирке.
Павел Есиковский, Софья Жозеффи и Кадор Бен Саиб не принадлежали к числу исключительных людей. Они были детьми и тружениками цирка. Семнадцатилетняя Софья Жозеффи — потомственная артистка, на арене с трех лет. Она и эквилибрист на проволоке, и участник семейного акробатического номера, в котором выступали ее отец, брат и четыре сестры. Кроме того, Жозеффи участвовала в кордебалете и работала в номере «Лестница» с артистом И. Лерри. Павлу Есиковскому было двадцать два года, он тоже в цирке с детства и тоже универсальный артист — джигит, акробат-эксцентрик, полетчик и партнер известного клоуна Лепома.
Кадор Бен Саиб — акробат-прыгун, боксер и иллюзионист. У него богатая цирковая биография; с труппой марокканских прыгунов, руководимой Мулай Саидом, он выступал во всех странах Европы, а в 1912 году приехал в Россию.
Итак, они все трое принадлежали к людям той удивительной профессии, в которой сочетаются храбрость и осторожность, риск и расчет, физическая сила и пластичность, трудолюбие и безудержная веселость.
Цирк дал им все, чтобы они смогли создать образы новых героев кино.

                                                                                                 *    *    *

Это стало ясно на первых же съемках. В частности, во время съемки эпизода бегства Мишки и Дуни от махновцев по крышам вагонов идущего на полном ходу поезда.
Вот Есиковский и Жозеффи вскарабкиваются на крышу и бегут, бегут, словно действительно за ними гонятся бандиты. У конца первого вагона Жозеффи на секунду замедляет бег: перед ней пространство между вагонами. Там внизу, под буферами, серой лентой пестрят перед глазами шпалы. Жозеффи останавливается не потому, что ей страшно, а потому, что она никогда еще не бегала по крышам вагонов. В эту минуту она слышит знакомые с детства слова «Ап, Соня!» И тотчас же как-то сама собой мобилизуется воля. Жозеффи уже на другом вагоне и, не останавливаясь, бежит вместе с Есиковским дальше.
Эпизод удался. И. Перестиани и оператор А. Дигмелов довольны артистами цирка. В то время киноаппаратура и - сама техника съемки были примитивными. Не применялись, в частности, комбинированные съемки. Поэтому артистам приходилось выполнять все трюки так, как они делались бы в цирке. Все три героя без лонж и предохранительной сетки пробирались на большой высоте по канату через горное ущелье. Есиковский и Бек Саиб бесстрашно прыгали со скалы, словно в цирке с  колонны  «фиермангох».
П.  ЕСИКОВСКИЙ и С. ЖОЗЕФФИ на приеме у А. В. ЛУНАЧАРСКОГО
П.  ЕСИКОВСКИЙ и С. ЖОЗЕФФИ на приеме у А. В. ЛУНАЧАРСКОГО
 В перерыве между съемками
В перерыве между съемками
 Цирковая афиша П. Есиковского
Цирковая афиша П. Есиковского

Иногда выходил из строя аппарат, и артистам приходилось по требованию режиссера по нескольку раз повторять трюки.
И так изо дня в день целых полтора года, пока снимался фильм, — тяжелый физический труд, связанный с риском, — труд, знакомый только артистам цирка.
Но не только профессиональные качества артистов цирка помогли Есиковскому, Жозеффи и Бен Саибу успешно сыграть роли юных участников гражданской войны. Они, прежде всего, были сами патриотами. Им не пришлось долго вживаться в образы «дьяволят». Герои картины были близки и дороги артистам. Они видели, как самоотверженно сражались с белогвардейцами отчаянные вихрастые пареньки в длинных не по росту шинелях. А Кадор Бен Саиб сам участвовал в гражданской войне. В конце октября 1923 года фильм был выпущен в свет. И вот «Красные дьяволята» стремительно мчатся на сотнях киноэкранов. И так же стремительно разносится по стране слава о новой чудесной картине.
Вся пресса говорит о фильме как о большом достижении молодой советской кинематографии, отмечает первое плодотворное содружество кино и цирка. Иваново-вознесенские ткачи, просмотрев картину, присылают на кинофабрику «за первую фильму революции» свое красное знамя. В честь этого события выпускается специальный  памятный     значок    «За знамя ивановских ткачей», которым награждаются все участники картины. Есиковский, Жоэеффи и Бен Саиб становятся героями дня. Их принимает А. В. Луначарский, отметивший в приказе по Наркомпросу заслуги молодых киноартистов: «Дьяволятам — Жозеффи, Есиковскому и Бен Саибу — выражаю благодарность от имени тысяч русских пролетариев, следящих за их головокружительным искусством».
Успех «Красных дьяволят» предопределил выпуск двух кинокартин — «Савур-могила» и «Похищение княжны Ширванской», — где действовали те же герои — Мишка, Дуня и негр. В съемках этих картин также участвовали молодые артисты цирка Мария и Александр Ширай.
Так Есиковский, Жозеффи и Кадор Бен Саиб стали популярными киноактерами. Многие известные режиссеры начали приглашать их участвовать в своих картинах. Казалось, что «дьяволята» навсегда расстались с цирковым искусством. Но цирк есть цирк, его круглый манеж обладает магическим действием. Каждый, кто хотя бы раз стоял на его опилках и познал радость выступления на публике, обязательно на всю жизнь становится его пленником. Так было и с Есиковским. После четырех лет работы в кино он возвращается в цирк. В 1927 году Есиковский уезжает за границу, свыше пяти лет выступает в качестве джигита и клоуна в цирках Барума и Сарразани. Вернувшись на родину, он работает на манеже буффонадным клоуном под псевдонимом Пач-Пач.
Периодически он снимается в кино. Однако на всю жизнь его любимой ролью остается образ «дьяволенка» Мишки. В этом образе в 1937—1940 годах он выступает даже на манеже. Когда падали в цирке сборы, устраивались гастроли героя картины «Красные дьяволята». Есиковский появлялся на манеже в военной форме, произносил стихотворный монолог «дьяволенка» Мишки и затем демонстрировал публике джигитовку. В память о своем участии в «Красных дьяволятах» Есиковский до последних своих дней (он умер в феврале  1961   года)    постоянно носил почетный значок «За знамя ивановских ткачей».
Приблизительно в то же время, что и Есиковский, ушел из кино и Кадор Бен Саиб. Дальнейшая судьба его пока неизвестна. Говорили, что в конце 20-х годов он уехал за границу, по другим сведениям, Кадор поселился где-то под Ташкентом.
Софья Жозеффи в цирк не вернулась. Но она все, же думала о манеже, мечтала сыграть роль артистки цирка. После «Красных дьяволят» Жозеффи успешно снималась в десяти картинах.
В настоящее время Софья Львовна Жозеффи-Вахнянская получает пенсию за заслуги перед отечественным кино. В мае 1961 года, когда на тбилисском стадионе «Буревестник» состоялся праздник в честь сорокалетия Советской Грузии, Жозеффи пришлось увидеть и пережить сцену, заставившую ее вспомнить о днях своей молодости. На гаревой дорожке стадиона неожиданно появились с красным знаменем три всадника — молодой паренек, юная девушка и негр. Так оригинально открыла героями своей первой картины колонну «Грузия-фильм». И при виде их весь стадион поднялся в едином порыве и устроил горячую овацию лихо промчавшимся всадникам в будёновках.
Именно такими навсегда запомнились миллионам зрителей любимые герои нестареющей «фильмы революции», в которой среди первых актеров советского кино были первыми артисты цирка — Павел Максимович Есиковский, Софья Львовна Жозеффи и Кадор Бен Саиб.
С.  Л.  ЖОЗЕФФИ-ВАХНЯНСКАЯ   (1962г.)
С.  Л.  ЖОЗЕФФИ-ВАХНЯНСКАЯ   (1962г.)

Е.    МАРКОВ

Журнал ”Советский цирк” апрель 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100