Артист цирка старший краснофлотец Анатолий Махтей - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Артист цирка старший краснофлотец Анатолий Махтей

А. МАХТЕЙ. 1942 годВ ночь с 3-го на 4-ое февраля 1943 года в тяжелом бою советские десантники отбили у фашистов полоску берега под Новороссийском. Это стало началом героической операции «Малая земля». В том десанте был и призванный в ряды защитников Родины артист цирка старший краснофлотец АНАТОЛИЙ МАХТЕЙ.

На фото: А. МАХТЕЙ. 1942 год

В книге «Малая земля» Леонид Ильич Брежнев писал: «Я возвращался к мысли: а как же высаживались здесь наши люди, когда на месте спасительных укрытий стояли немецкие пулеметы, а по ходам сообщения бежали невидимые десантникам гитлеровцы с автоматами и гранатами? У каждого, кто вспоминал, что тем первым было намного труднее, наверняка прибавлялось сил».

Этим первым десантным отрядом, состоящим из моряков-добровольцев, командовал майор Цезарь Куников, а одним из рядовых десантников был старший краснофлотец Анатолий Махтей, ныне цирковой эквилибрист.

— Я служил в разведроте Новороссийской морской базы, — вспоминает Анатолий Дмитриевич. — Узнав о наборе добровольцев, большинство разведчиков тут же изъявили желание идти в десант. Стали добровольцами и мы — старшина первой статьи Сергей Колот, старшина второй статьи Борис Жуков и я. Трое неразлучных друзей, готовых друг за друга в огонь и в воду в самом прямом смысле этих слов. Пошла с нами в отряд Куникова и наша радистка-санинструктор Нина Марухно. У меня были свои счеты с фашистами. В начале войны погиб под бомбежкой мой отец, а вскоре умерла мать, раненная при эвакуации. Гитлеровцы разрушили и оккупировали мой родной город Новороссийск.

В отряд особого назначения, куда зачислили Махтея, принимали только моряков, уже проявивших себя в боях. Тщательно отбирая их, майор Куников и его замполит старший лейтенант Старшинов предупреждали всех добровольцев о смертельной опасности предстоящей операции, о ее строжайшей секретности.

Отряд собрался в Геленджике. Двести пятьдесят отважных моряков, пять штурмовых групп. Начали подготовку к десанту. Прыгали с катеров на берег, а зачастую и в воду, карабкались по скалам, учились из любых положений точно бросать гранаты, заряжать на ощупь автоматические диски, владеть вражеским оружием, изучали приемы рукопашной схватки и еще многое из того, что нужно уметь десантнику в ночном бою.

Эквилибрист А. МАХТЕЙ (нижний). 1979 г

Эквилибрист А. МАХТЕЙ (нижний). 1979 г.

И вот накануне посадки на катера выстроились штурмовые группы. Они готовы выполнить свой долг — быть первыми и обеспечить высадку на плацдарм других десантных отрядов, а затем и соединений 18-й десантной армии. Отряд дает торжественную клятву, первым подписывает ее командир Цезарь Куников.

«Идя в бой, — говорилось в ней, — мы даем клятву Родине в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и кровь свою капля за каплей мы отдадим за счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая Родина...».

— Подлинник нашей клятвы экспонируется в Новороссийском музее, — говорит Анатолий Дмитриевич Махтей, — моя подпись — в верхней части второго столбца. Все куниковцы сдержали свою клятву, ведь в основном только тяжело раненными покидали мы Малую землю.

Темной, холодной ночью подходили катера с десантом к мрачным скалам Цемесской бухты. С противоположного берега ударила по немецким укреплениям наша артиллерия. И когда она перенесла огонь в глубину, катера устремились вперед.

— Вражеская оборона ожила, когда мы уже подошли к берегу, — вспоминает Махтей, — стало светло, как днем. И ракеты, и прожекторы, и трассирующие пули. Слева от нас разбило снарядом катер, и люди с него плыли к берегу. Был сильный прибой, наш штормтрап не достал до мели. А тут команда «Вперед!». Мешкать было нельзя. Прыгали в ледяную воду. Я, как видите, росту не богатырского, да еще в какую-то яму попал. Нырнул с головой. Обозлился страшно. Не помню, как и оказался на скале. Полез вверх и увидел Колота. Бросился к нему и угодил вовремя, как раз к рукопашной.

Вторая штурмовая группа лейтенанта Василия Пшеченко, в которой сражались Махтей и его друзья, к рассвету пробилась к железнодорожной ветке, метрах в трехстах от берега, и начала закрепляться. Автоматам и ножам десантников противостояли артиллерия, минометы, танковые пулеметы противника. Штормило, дул ледяной ветер, шел мокрый снег.

—    Уже потом мы узнали, — говорит Махтей, — что наш десант в Станичку намечался как демонстративный, отвликающий, а основной должен был высадиться в тридцати километрах северо-западнее, в Южной Озерейке. Но этот большой десант не удался, и наш стал основным. Поэтому мы сперва и воевали такими малыми силами, как нас учили — «не числом, а умением».

«С этого десанта и началась эпопея Малой земли», — вспоминал Леонид Ильич Брежнев

В одной из попыток пересечь насыпь Сергею Коготу автоматной очередью перебило обе ноги Анатолий взвалил старшину на себя потащил к причалу у Рыбзавода, а товарищи прикрывали их, отбиваясь гранатами.

На другом день не повезло и самому Махтею. Большой горячий осколок впился ему в плечо. Рука сразу онемела.

Ночью Нина Марухно проводила его к причалу.

Раненых было там много. Не дождавшись в эту ночь своей очереди на отправку и почувствовав себя получше, Анатолий утром вернулся к своим. Но ему не пришлось здесь долго повоевать. На другой же день его ранило в голову,

да и так крепко, что и не помнит, как попал Геленджик. Очнулся уже в госпитале.

Потом — эвакуация в Баку и почти трехмесячное лечение в госпитале. От прибывших позднее тяжелораненых десантников Махтей узнал, что из их отряда особого назначения на Малой земле пости никого не осталось, а его командно майор Куников был смертельно ранен 12 февраля.

—    Мы все, кто его знал, очень горевали. Настоящий был человек, — вспоминает Анатолий Дмитриевич.

Махтей продолжал свой боевой флотский путь. Из госпиталя — в батальон морской пехоты, потом — бои за Керчь, за освобождение Одессы. Затем — Дунайская флотилия. День победы встретил за Веной.

В 1947 году вернулся в цирк демобилизованный старшина первой статьи Анатолий Махтей. Он рассказывает:

—    Я выступал в цирке с двенадцати лет. Был акробатом и эквилибристом. Цирковая натренированность помогла мне и в десанте и во всей нелегкой фронтовой жизни. После демобилизации я несколько лет был наездником в конном аттракциона народного артиста РСФСР Михаила Туганова, а потом создал свой номер «Эквилибр на вольностоящей лестнице». Сейчас, на пороге шестидесятилетия, силы у меня уже не те. Скоро покидаю манеж. Но мечтаю еще несколько лет поработать с цирковой молодежью.

В Новороссийске возле огня Вечной славы у могилы Героев Советского Союза Цезаря Куникова и Николая Сипягина в день освобождения города от немецко-фашистских захватчиков собираются участники этой героической битвы. И среди них — невысокий моложавый человек с орденом Красной Звезды, многими боевыми медалями и нагрудным знаком «Куниковец», бывший участник первого десанта, а сейчас цирковой артист Анатолий Дмитриевич Махтей.

К. АЛЕКСЕЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования