В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Братья Гусаковы

Ритмические танцы на эстраде сейчас чрезвычайно редки. Тем более интересно поговорить о представителях этого жанра, вписавших в историю советского эстрадного танца одну из запоминающихся страниц.

Братья Юрий и Борис Гусаковы выступали на эстраде в жанре «парной чечетки» — мужского дуэтного танца. Его основной принцип — абсолютная синхронность движений обоих партнеров, позволяющая добиться необыкновенного впечатления четкости хореографического рисунке, остроты ритма, своеобразной красоты быстро сменяющихся, как бы «двоящихся» линий, лоз, по-
воротов, остановок, вращений. Время от времени синхронность движений танцовщиков прерывается «перекличкой» партнеров — то один делает какие-то па, ему вторит другой, то наоборот. Это разнообразит рисунок танца, сближает его с переплясом, избавляя от однообразия, механической монотонности.

Как известно, эксцентрический танец вообще и его разновидность — ритмический произошли от танца бытового или бального. Однако на эстраде движения его были доведены до высочайшей технической виртуозности и необычайной сложности ритмического рисунка. Все это в соединении с элементами национального народного танца придавало особую «эстрадность» этому жанру. Чечетка пользовалась большой популярностью у широкой аудитории.

Свой путь в искусстве братья Гусаковы начинали как акробаты-эксцентрики в Ивановской филармонии. Борис, старший брат, выступал в различных цирковых группах. После травмы ему пришлось уйти из цирка. Но так хотелось работать! И вот вместе с братом Юрием решили сделать парную эксцентриаду. В студии при Ивановском.театре оперетты Гусаковы создали дуэт «танцакробатов».

Дальнейшие творческие планы разрушила война. Первым ушел в армию Борис, потом Юрий. Счастливый случай свел их в запасной дивизии. Дуэт возродился, братья стали выступать в военном ансамбле. Выезды на фронт, выступления в госпиталях и казармах — на этих концертах закладывалась основа всей будущей работы братьев Гусаковых на эстраде.

Искусство этих артистов представляет собой своеобразный пример использования в советской эстрадной хореографии приемов старого «эксцентрического» танца, новой современной интерпретации этих приемов, переосмысления хореографической сущности. Если раньше движения чечеточников имели своей главной целью механический показ абсолютной синхронности и ритмичности, то теперь дажо сам принцип «синхронного дуэта» стал испытывать интересное сюжетное преломление.

Большинство номеров Гусаковых имели сюжетно-тематический характер, причем тема бралась прямо из современной жизни. В этом смысле интересна история создания одного из самых популярных танцев — «Морского».

Будучи на гастролях в Калининграде, братья побывали на учебном корабле «Товарищ», где познакомились и подружились с матросами и их капитаном. Захотелось сделать номер, посвя-щонный новым друзьям.

Сначала был поставлен танец под названием "Моряки гражданской войны", основанный на присядках, разножках и других движениях, типичных для хореографической лексики народных и военных ансамблей. Затем — номер с партнершей, изображавшей девушку, за которой ухаживают два галантных морских офицера. И/наконец, было найдено окончательное, оптимальное решение. Танец, исполняемый дуэтом Гусакозых, зримо воссоздавал образы наших современников — советских моряков. Светлая эмоциональная тональность, элегантность (эта особенность степа, приобрела тут совершенно новый смысл), непринужденность — словом, традиционная эстрадная чечетка приобрела совершенно новый колорит. Недаром после выхода кинофильма «Матрос с «Кометы» «Морской танец» получил широчайшую популярность.

Оставляя основой чечетку, обостренный ритм, Гусаковы активно вводили в свои танцы элементы других видов искусства, уходя, таким образом, от однообразия и обогащая свое исполнение выразительными средствами иных жанров.

В гротесковых миниатюрах, имеющих сюжетный характер, они применяли элементы пантомимы.

В этих «хореошаржах» действовали резко отрицательные «герои». Актерские краски в их изображении нарочито сгущены, даже карикатурно преувеличены. Таковы миниатюры «Два мира», «Американские марионетки» и прочие.

Наряду с сюжетно-тематическими номерами у Гусаковых существовали и ритмические интерпретации народных танцев. В этих случаях чечетка расцвечивалась национальным колоритом, но выбирался танец той народности, в плясках которой есть, или которым близки стаккатирующие выстукивания.

Артистов привлек мексиканский танцевальный фольклор. В его основе сложные движения ног с характерным постукиванием — «сапатэо». Венгерский, острая ритмическая основа которого приближается к чечеточной, а также русский народный танец, в котором до сих пор так называемые «дробушки» пользуются "особой любовью. Таким образом, были созданы «Мексиканский танец», приобретший после фильма «Карнавальная ночь» всенародную популярность, «Венгерский», «Русский».

Кроме активного использования пантомимы и хореографического фольклора, Гусаковы обратились и к физкультурно-акробатическим приемам. В их «Спортивном танце» есть движения, имитирующие фехтование, бег, поднятие тяжестей, гимнастические упражнения, метание диска и т. д. Но самое главное в номере — это общее настроение жизнерадостной «спортивности», энергии, присущее по-настоящему здоровым и веселым людям.

Любой номер Гусаковых всегда представлял собой законченную танцевальную миниатюру, имеющую свою завязку, развитие, кульминацию и финал. Хореографической основой его, вне зависимости от характера эстрадного «хода» или трюка, был «стоп», развернутая форма чечетки, имеющая специфические законы ритма и построения. Степ диктует свои законы, строго определяя рамки хореографического построения номера, и, что характерно для Гусаковых, здесь степ нс самоцель, а средство для выявления чувств и мыслей.

В чечеточных танцах Гусаковых очень важны звуковые ассоциации. В «Спортивном» — щелкающие звуки подошв это удары рапир о руках фехтующих, в «Морском» — шум корабельных машин, сливающийся с легким ритмом «Яблочка», в «Венгерском» — имитация лошадиного галопа вместе с хлопками рук и звоном шпор на ногах лихих наездников и т. д.

Братья Гусаковы относились к особому роду артистов на эстраде — они и авторы и исполнители в полном смысле этого слова. Они сами создавали либретто, продумывали хореографию, костюмы для своих номеров, сами подбирали музыкальный материал. Однако нельзя не упомянуть и об одном из немногих специалистов по эксцентрическому танцу в оперетте и на эстраде — балетмейстере Г. А. Шаховской, которая очень часто подсказкой, советом опытного постановщика помогала
логично выстроить номер, эффектно начать его или закончить, вообще точнее определить творческую индивидуальность артистов.

Борис Александрович умер в 1966 году, но Юрий Александрович продолжает любимое дело, дело жизни его и брата. Сейчас он преподает чечеточный танец во Всероссийской мастерской эстрадного искусства. Отрадно слышать о том, что юные энтузиасты с большим желанием воспринимают «азы» одного из самых сложных танцевальных жанров.

ВЛАДИМИР НИКОЛЬСКИЙ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100