В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Чаплин, эстрада, цирк

Чарльз Спенсер Чаплин16 апреля 1964 года исполнилось 75 лет прогрессивно­му мастеру комического фильма и выдающемуся общест­венному деятелю  Чарлзу Спенсеру Чаплину.

Чарльз Спенсер Чаплин

Как известно, полвека своей жизни он отдал кинемато­графу. Но мало кто знает, что до кино Чарли Чаплин поч­ти двадцать лет был актером английского мюзик-холла и эстрады. Он происходит из бедной семьи странствующих акте­ров. Его отец лел на эстраде, а мать была певицей и тан­цовщицей аарьете. После смерти отца маленький Чарли с пяти лет начи­нает зарабатывать на жизнь. Он поет и танцует на улицах Лондоне, а с десяти лет, с 1898 года, выступает на эстраде. Вскоре он становится учеником акробата, но перелом большого пальца руки при исполнении сальто охладил его стремление стать артистом цирка. В течение двух лет, с 1898 по 1900 год, Чарли выступал в детском танцевальном ансамбле «Восемь ланкаширских парней», состоящем из пяти сыновей школьного учителя из Ланкашира Джексона и двух его дочерей, переодетых мальчиками. С 1902 по 1906 год он играл маленькие роли в раз­личных театральных пьесах — «Джиди Остекди» в лондон­ском театре «Ипподром», «От лохмотьев к богатству» Чарлза А. Тэйлора, «Джим, любовь кокни», в пьесе «Шерлок Холмс» Уилльяма Джиллета, «Питер Пэн» Барри и роль собачки в пантомиме «Кот в сапогах». Чарли Чаплин в возрасте семнадцати лет поступил в из­вестную труппу Фреда Карно. Здесь он сыграл в панто­мимах и скетчах до тридцати ролей.

Чаплин в 1929 году в своем интервью для «Пикчер мэ-гезин» сказал: «В спектаклях Фреда Карно соблюдались традиции пантомимы; акробатика сочеталась с клоунадой, трагическое — с жизнерадостным смехом, печальные сюжеты — с веселыми скетчами, танцами и жонглированием; все это делало английского комика непревзойденным ма­стером. На сцене выступали похитители велосипедов, биль­ярдные игроки, возвращающиеся домой пьяницы; показы­вались уроки бокса за кулисами мюзик-холла, иллюзиони­сты, которым не удаются их фокусы, певцы, которые пы­таются петь и не могут издать ни одного звука. Все эти трюки проделывались с полной невозмутимостью, что не­изменно вызывало смех. Каждый прием бил в цель, как кулак хорошего боксера. Каждый актерский маневр разил зрителя, словно пушечный выстрел. Лучшей школы для актеров экрана нельзя было придумать, ибо природа кино — это   безмолвие...» В пантомиме «Вечер к Лондонском клубе» Чарли Чап­лин играл роль пьяницы, который старался выглядеть трезвым.

В переполненном зале клуба снуют, покачиваясь и спо­тыкаясь, захмелевшие посетители. Они сталкиваются друг с другом, дерутся, сбивают с ног официантов, опрокиды­вают столы и стулья. Вдруг появляется элегантный джен­тльмен во фраке, цилиндре, в белых перчатках, начищен­ных до блеска ботинках. Он не спеша, с достоинством дви­жется по сцене спиной к зрителям. Он останавливается, на минуту замирает на месте и неожиданно резко оборачивается. Оказывается, этот элегантно одетый джентльмен еще более пьян, чем окружающие, — это вызывает у публи­ки взрыв смеха. То, что пьяный старается держаться спо­койно, солидно и с достоинством, крайне смешно. М. Горький в своих воспоминаниях о Владимире Ильиче Ленине писал, что однажды в Лондоне в мюзик-холле Ленин ему интересно говорил об «эксцентризме». «Тут есть какое-то сатирическое или скептическое от­ношение к общепринятому, есть стремление вывернуть его наизнанку, немножко исказить, показать алогизм обычного. Замысловато, а-интересно!»

Это удивительно глубокое и тонкое замечание В. И. Ленина о сущности эксцентризма помогает понять особенности английского мюзик-холла, варьете и цирка того времени и особенности эксцентризма молорого Чар­ли Чаплина — актера английской эстрады. Когда в 1913 году труппа Фреда Карно гастролировала в США, Чарли Чаплин был приглашен начинающим ре­жиссером Маком Сеннетом сниматься в комических филь­мах кинофирмы «Кистоун». Чаплин в своей первой картине, «Зарабатывать на жизнь», действовал в том костюме и гриме, в каком он играл в театральной пантомиме Фреда Карно «Вечер в Лондонском клубе», — в сером сюртуке и в цилиндре. Но уже в комическом фильме «Между двумя ливнями», выпущенном 28 февраля 1914 года, он впервые снялся в своей «чаплиновской» киномаске бродяги.

Еще в своей монографии «Чарли Чаплин», вышедшей в 1938 году, я показал, что эта киномаска связана не толь­ко с его жизненными переживаниями и наблюдениями, но и с традициями  английского  варьете. Слишком широкий или слишком узкий костюм — тра­диционный комический прием эксцентриков английского варьете. На этом приеме, в частности, строили свои маски его знаменитые актеры девяностых годов прошлого века — Ден Лено, Литтл Тич и Дэнвилл. Комическое в эксцентризме ранних фильмов Чарли Чаплина достигается путем несовпадения общепринятого применения вещи с ее необыч­ным   использованием    героем    картины,    несоответствием между смыслом и внешним проявлением поступка персо­нажа, противоречием между содержанием и формой поведения человека. Молодой Чарли Чаплин владел в совершенстве техни­кой комического цирковой пантомимы и клоунады. Луи Деллюк в начале двадцатых годов справедливо заметил, что в кино Чаплин остается клоуном. Свой ранний фильм «Банк» (1915) Чаплин построил на чисто цирковых коми­ческих приемах несоответствия между поступками и их смыслом. Так, например, сторож банка Чарли хранит свою ливрею, фуражку и ведро... в несгораемой стальной ком­нате банка, запираемой множеством секретных замков. Чтобы приклеить почтовую марку к конверту, он подходит к одному из посетителей в цилиндре, говорит ему, что тот плохо выглядит, и предлагает показать язык, как врачу. Когда посетитель высунул язык, Чарли с невозмутимым видом ловко смачивает об язык марку, спокойно наклеи­вает ее на конверт и не спеша уходит. А обалдевший по­сетитель продолжает стоять с открытым ртом и высуну­тым языком.

Наиболее сильным эпизодом в комическом фильме Ч. Чаплина «Лавка ростовщика» (1916) является эпизод «починки» будильника, который принесли для получения денег под залог. Чарли-служащий в лавке долго крутит его, выслушивает будильник с помощью стетоскопа, вскрывает его, как консервную банку, и разбирает с по­мощью плоскогубцев, а затем, превратив его в кучу ме­таллического хлама, преспокойно сгребает все части в шляпу. Элементы цирковой пантомимы и клоунады сохрани­лись во всех фильмах Чарли Чаплина — не только в его ранних эксцентрических комических фильмах 1914—1918-х годов, но и в зрелых сатирических кинокомедиях: и в «Пи­лигриме», и в «Золотой лихорадке», и в «Цирке», и в «Дик­таторе», и в «Огнях рампы». Большой комический фильм Чаплина «Цирк» (1927) представляет собой один из наиболее полных каталогов цирковых комических приемов, которые артист выполнял с исключительным совершенством.

Вот несколько приемов цирковой пантомимы и кло­унады в «Цирке». У входа в цирк толпятся люди. Вор кра­дет у одного богатого господина бумажник и, желая скрыть следы преступления, незаметно кладет его в кар­ман бродяги Чарли. Господин обнаруживает пропажу и набрасывается на похитителя. Тот возмущается и угро­жающе   замахивается   на   него. Чарли голодными глазами разглядывает киоск с соси­сками и робко покупает одну из них. Но когда он с удив­лением обнаруживает в кармане штанов туго набитый бу­мажник, подброшенный ему жуликом, то с высокомерным видом покупает у торговца еще несколько сосисок, торо­пит его и гордо расплачивается. Господин проходит мимо Чарли и замечает в его руках свой бумажник. Чарли при виде господина в испуге убегает. Господин и полисмен устремляются за Чарли. Желая спастись от преследователей, он взбирается не раус цирка и принимает вид одного из стоящих там манекенов. Но полисмен замечает эту хитрость, и Чарли вбегает в цирк. Он и полисмен попадают в комнату смеха. Здесь Чарли и его преследователь попадают в комические ситуации благодаря своим отражениям в зеркальных стенах. Очень смешно, когда полисмен хватает вместо Чарли его отра­жение в зеркале. Чарли благополучно уходит из комнаты. Он встречает хорошенькую наездницу, несчастную дочь злого хозяина цирка.

В это время в цирке идет представление. Публика ску­чает от избитых комических номеров. Полисмен, заметив Чарли, начинает снова преследовать его. Чарли, спасаясь от погони, неожиданно выбегает на арену и попадает на быстро вертящееся колесо. Чарли и полисмен смешно бегут на этом колесе. Скучающая публика принимает их за новых клоунов, и в восторге аплодирует Чарли. Скры­ваясь от полисмена, он залезает в стол иллюзиониста. Во время исполнения его номера Чарли, сам того не желая, показывает публике спрятанных в столе гусей и снова вызывает смех. — Когда настоящие клоуны начинают исполнять скучные номера, публика требует  «нового клоуна».

Ч.   Чаплин   в   фильме   «Цирк»Ч.   Чаплин   в   фильме   «Цирк»

Бродяга Чарли в это время трогательно угощает го­лодную наездницу, отдав ей свою еду. Неожиданно у него начинается икота. Директор цирка ищет Чарли. Он решает сделать его клоуном. Директор пытается использовать Чарли в каком-нибудь из цирковых номеров, но Чарли проявляет полную бестолковость. В номере «Вильгельм Телль» он должен изображать сына Телля, которому на голову кладут ябло­ко — мишень. В нее должен стрелять из лука отец. Во вре­мя исполнения  номера Чарли съедает яблоко. Потерпев неудачу как клоун, он становится рабочим цирка. Чарли, спасаясь от преследования лошади, случай­но попал в клетку со львом. Он боится сделать малейшее движение, чтобы не разбудить спящего хищника. Но когда наездница открывает дверцу, Чарли не выходит из клет­ки: он гордо останавливается и смотрит с видом победи­теля на зверя. Достаточно было льву слегка пошевелиться, как   Чарли   мгновенно   убегает. Прекрасная наездница увлекается канатоходцем — кра­савцем Рексом. Хозяин цирка предлагает Чарли высту­пить вместо него. Пылая любовью к прекрасной наездни­це, он с радостью соглашается заменить канатоходца — своего соперника. Не умея ходить по проволоке, Чарли прикрепляет к своему поясу лонжу. Он смело вступает на канат. Вско­ре Чарли замечает, что пояс расстегнулся и что работает без лонжи. Охваченный отчаянием, он продолжает идти по канату. Его положение ухудшается тем, что три убежав­шие из клетки обезьянки влезают Чарли на плечи и начи­нают больно кусать его за уши и нос. Когда он добирает­ся до столба, то садится по ошибке на стоящий на канате велосипед и съезжает на нем вниз.

Об этой сцене сам Чаплин рассказывал так: «Цирк» мы начали с трюка хождения по проволоке. Мы решили, что это прекрасная идея и дает массу возможностей для ко­медии. Я на проволоке — мы знали, что это будет очень смешно. Трюк с обезьянками пришел после начала рабо­ты, трюк с мясом — еще позже. Надо уметь создавать сложную ситуацию, богатую различными переходами. Та­кая ситуация движется за счет своего собственного механизма». Чарли Чаплин, считая сущностью кинокомедии панто­миму, десять лет отвергал звуковое кино. Он сказал ре­дактору «Моушн Пикчер»: «Говорящие фильмы! Можете всем передать, что я их ненавижу. Они портят самое ста­рое искусство на свете, искусство пантомимы», «Разговор­ный фильм хоронит пантомимную традицию, которую с ве­ликим трудом дали кинематографу и по которой следует судить о киноискусстве», — писал он в одной из своих ста­тей в 1929 году. Чаплин скромно умолчал о том, что именно ему кине­матограф обязан созданием этой традиции. Она, разумеет­ся, не могла не сложиться без его опыта работы на эстра­де и в цирке.

Можно смело сказать — искусство мюзик-холла и варье­те помогло Чарли Чаплину стать зачинателем и классиком кино.
 

И. СОКОЛОВ, кандидат искусствоведения

Журнал Советский цирк. Апрель 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100