В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Что волнует циркового режиссера

Цирковым дирижером я стал поначалу случайно. Окончил Минскую консерваторию как пианист, факультативно — в качестве дирижера. Работал там же в филармонии. И вот мне пришлось временно замещать дирижера в цирке. Здесь-то и открылись для меня новые аспекты дирижерской работы.

К цирковому оркестру и к деятельности дирижера в цирке большинство музыкантов относится с некоторым предубеждением. Л это где-то имеет свои причины. Ведь что греха таить — многие цирковые оркестры выполняют пассивную, малотворческую роль. Разучивают то. что привозят артисты, и аккомпанируют им. Подлаживаются под ритм номера, зачастую нарушая ритмику музыкального произведения, купируют куски, уродуя задуманное и созданное автором. Такая музыка часто обрывается на полу-фразе — в момент, когда перестает быть нужной артисту. И дирижер в таком оркестре никак не может раскрыть своих творческих возможностей. Он лишь организует музыкантов. помогает им прочесть партитуру и разучить партии, а затем управляет оркестром.

Совсем другое дело симфонический или эстрадный оркестр, где перед дирижером и музыкантами стоит задача по-своему интерпретировать создание композитора. Где от концерта к концерту совершенствуется мастерство, уточняется нюансировка, выверяются тончайшие детали звучания. Где- каждый концерт — праздник, волнующая встреча со зрителем, который пришел слушать именно вас. хочет оценить мастерство данного дирижера, его умение владеть оркестром, его умение понять композитора.

В цирк же приходят смотреть гимнастов, акробатов, эквилибристов, дрессированных животных. Часто зритель и не замечает оркестра, считая сопровождающую музыку чем-то само собой разумеющимся. А попробуйте себе представить цирк без оркестра! Это просто нереально. Рассыпятся номера, распадется представление, исчезнет гармония циркового празднества.

Однако музыканты оркестра, эти незаметные участники представления, как бы исподволь вдыхающие жизнь в цирковой спектакль, поставлены в довольно трудные условия работы. Ведь они заняты каждый вечер! Л в субботу и воскресенье — по три спектакля. Такая большая, чисто физическая нагрузка ложится на них. Особенно на духовиков. А днем музыканты еще приходят на репетицию. Вот каково положение вещей. И все же. я повторяю, перед дирижером в цирке открываются широкие возможности для творческой, новаторской деятельности.

Три года я проработал главным дирижером Московского цирка на Цветном бульваре. Накопил некоторый опыт. Весной 1971 года начал создаваться оркестр для нового Московского цирка на Ленинских горах. Я был приглашен туда в качестве главного дирижера. Оркестр удалось создать интересный, перспективный. И мы поставили перед собой ряд новых, творческих задач.

- Почему мы должны мириться с тем. что оркестр в цирке ограничивается ролью тапера, идет на поводу у артистов, порой далеких от музыкальной культуры? — думалось мне с первых дней работы. Ведь артисты нередко предлагают безвкусные, лежащие на поверхности модные мелодии. Разве не должны музыканты, оркестр руководить ими в этом вопросе, воспитывать у них музыкальный вкус?

И мы пошли по этому пути. Познакомившись с номером, предлагаем артистам ту или иную музыку, а иногда заранее заказываем ее композитору. При этом стараемся музыку одного номера соотносить с музыкой другого, чтобы получалась единая стилевая композиция спектакля.

Составляя программы, мы играем и произведения советских авторов, и классическую музыку, и отрывки из оперетт, и музыкальные обработки на народные темы. И все-таки практика показывает, что лучше всего характер номера раскрывает музыка, специально написанная композитором для данного циркового произведения. Но во всех случаях .мы хотим добиться чистоты интонаций, разнообразия красок в звучании инструментов.

Для этого мы внесли некоторые изменения в состав оркестра. Чаще всего оркестры в цирках ближе к эстрадным. Это приводит к некоторому однообразию звучания даже удачно написанных произведений. Поэтому мы решили подумать о каком-то новом составе оркестра, который мог бы наряду с эстрадными мелодиями исполнять классическую музыку, а также передавать народные мотивы в подлинном звучании национальных инструментов. Таких, как домра, балалайка, мандолина. В новом цирке на Ленинских горах нам в значительной мере удалось осуществить это. Прежде всего вен струнная группа оркестра овладела игрой на народных инструментах — мандолинах, балалайках, трещотках, домрах и т. д.

Теперь номера спектакля сопровождаются разными ансамблями. То звучит небольшой симфонический оркестр (у нас в составе 34 музыканта), то симфоджаз, то оркестр народных инструментов, то чисто джазовый квартет, квинтет, соло, то традиционный духовой оркестр. Это позволяет оттенять каждый номер программы, максимально разнообразить музыкальный колорит представлении. И при этом мы добиваемся стройного, композиционного завершения музыкального образа всего спектакля.

Здесь, пожалуй, интересно будет проанализировать программу «Русские самоцветы». Перед зрителем развертывался единый зрелищно-музыкальный цирковой спектакль в двух отделениях. Мелодии, сменяя друг друга, плавно вытекали одна из другой. Все музыкальные фразы были продуманы и закончены. Никаких обрывов, суматохи звуков. Основа спектакля — народные мелодии звучали в исполнении оркестра народных инструментов а также были несколько обработаны и стилизованы для симфоджаза.

Нашей главной задачей было — слиться с программой, подчеркнуть музыкой праздничный характер спектакля. создать гармоничное художественное произведение.

Но такое единение музыки с цирковым спектаклем, к сожалению, бывает далеко не всегда. И особенно в так называемых периферийных цирках, куда артист приезжает за день или два до начала представления и просит быстренько «подобрать музычку». А случается и так, что артист, чувствуя слабость своего номера, пытается добиться успеха у публики за счет все той же музыки. Для этого он подбирает себе очередной модный шлягер, не заботясь ни о его качестве, ни о соответствии его стилю номера.

Еще хуже, когда так безответственно обращаются с классической музыкой. Несомненно, классика обязательно должна присутствовать в репертуаре цирковых номеров. Но к использованию ее следует подходить с большой осторожностью, ни в коей мере не искажая ее. Вполне допустимо, избрав классическое произведение, ставить номер (пластический этюд, танцы на проволоке и т. д.) непосредственно на музыку. При этом артист должен соизмерять пластические ритмы с ритмами избранного им произведения.

Выше я говорил о бездумном использовании некоторыми артистами новых, «модных» мелодий. Помимо того, что эти «боевики» выбираются без учета внутренней динамики и характера номера, тут существует и другая беда: копировка. Один исполнитель заимствует у другого пошленький мотивчик и просит кого-либо в оркестре переписать ему ноты. Но ведь все артисты цирка включены, как известно, в единый «конвейер». И вот иногда в одном представлении встречаются дна-три номера, работающие под одинаковую мелодию. Чтобы избавиться от однообразия, дирижеру приходится наспех подбирать музыку. От такой торопливой замены музыкальное оформление программы, скажем прямо, редко выигрывает.

Чтобы избегать подобных заимствований, в нашем цирке на Ленинских горах практикуется следующий метод. Подобрав музыку, наиболее точно раскрывающую художественный замысел данного циркового произведения. мы указываем ее в творческом паспорте артиста. Следует во всех цирках внимательно следить за тем, чтобы музыкальное сопровождение номера, соответствовало записи в творческом паспорте, чтобы мелодии не менялись по одному лишь усмотрению артиста.

Но артист, навязывающий оркестру свои требования, — это одна сторона вопроса. Другая заключается в том. что нередко оркестр, не желая утруждать себя разучиванием новых нот. предлагает артисту избитые, запетые мелодии. Иногда это происходит еще и оттого, что оркестр просто не может справиться с новой, сложной партитурой. Ведь по составу инструментов и по количественному составу оркестры бывают разными. Поэтому, подготавливая новое музыкальное оформление, следует заранее подумать о нескольких вариантах его. исходя из возможностей различных цирковых оркестров.

Общий рост советской музыкальной культуры нашел свое непосредственное отражение в цирке. Именно теперь явилась возможность перестраивать оркестры согласно требованиям времени. Однако превращение оркестра в творческий, самостоятельный музыкальный организм. могущий направлять эстетические вкусы артистов и зрителей, возможно лишь при условии укомплектования его хорошими кадрами. Но квалифицированных музыкантов трудно удержать в оркестрах цирка, так как они попадают в трудные условия, если сравнивать хотя бы с эстрадой. Я имею в виду и нормы выступлений (о них к уже говорил) и принципы оплаты труда. К этим проблемам нужно отнестись со всей серьезностью и вниманием. И все-таки главное сейчас — это помочь оркестрам найти свой творческий облик, утвердить свой исполнительский стиль.

Осуществляя это. весьма полезно, на мой взгляд, практиковать сольные концерты наиболее квалифицированных музыкальных цирковых коллективов. (Кстати с такими концертами выступал ранее ленинградский оркестр и сейчас выступает киевский). Это будет и отличной пропагандой советского циркового искусства и прекрасным стимулирующим средством для дальнейшего творческого роста музыкантов. Наш коллектив поставил перед собой задачу: обязательно давать сольные концерты оркестра Московского цирка.

Чем быстрее цирковые оркестры превратятся в интересные творческие ансамбли, тем полноценнее они смогут выполнять свои функции хорошего аккомпаниатора и воспитателя высоких эстетических вкусов.

Н. СОКОЛОВ, главный дирижер Московского цирка на Ленинских горах.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

запчасти к технике xcmg