В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк, состояние и перспективы

Как уже сообщали, в Москве состоялась международная конференция: "Искусство цирка стран социалистического содружества. Состояние и перспективы развития". С докладом на ней выступил проф. Ю. А. Дмитриев. По нашей просьбе проф. Ю. А. Дмитриев из основных положений своего доклада сделал статью для нашего журнала, которую мы предлагаем вниманию читателей.

На первый взгляд все цирки в мире одинаковы. Существует даже мнение, что цирк внесоциален, более того — внеисторичен. Некий вечный феномен, предназначенный для забавы детей и взрослых. Но присмотритесь к цирку внимательно, вдумайтесь в то, что на аренах происходит, и вы поймете существенную разницу между цирками разных времен, между цирками, действующими в условиях социалистической и буржуазной действительности.

Уже одно то, что представители социалистических стран собрались для решения теоретических вопросов, связанных с цирковым искусством, знаменательно. Во всех сферах общественной жизни представители социалистического лагеря ищут консолидации и этого же следует добиваться и в нашей скромной области.

Только за послевоенные годы в Союзе Советских Социалистических Республик построено более тридцати стационарных цирков. Построены первоклассные цирки в Софии, Будапеште, Бухаресте, Улан-Баторе, Пхеньяне. Характерно, что за тот же период во всем буржуазном мире сооружено всего одно стационарное здание, принадлежащее фирме Кроне — Зембах и находящееся в Мюнхене. 8 то же время ряд стационарных цирков прекратил свое существование. Сейчас легче назвать буржуазную страну, в которой отсутствуют стационарные цирки, чем такую, где они имеются.

В Советском Союзе, Германской Демократической Республике, Венгрии, Монголии существует организованная подготовка цирковых артистов в специальных школах и студиях. В Болгарии, Польше, ГДР, Чехословакии, СССР созданы творческие центры, в которых артисты при помощи режиссеров, художников, композиторов, инженеров могут подготовить новый номер.

Ничего подобного нет ни в одной буржуазной стране. Нельзя также не учитывать, что только в социалистических странах деятели цирка поставлены в один ряд со всеми другими работниками искусств. За творческий труд им присваиваются почетные звания, их награждают орденами и медалями. все это доказывает, что именно в социалистических условиях цирки, как и другие виды искусств, получили максимально благоприятные условия для развития.

Ведь не случайно крупнейшие капиталистические антрепренеры с такой охотой приглашают отдельные номера и целые программы из социалистических стран.

Задумываясь о настоящем и будущем цирка, я не могу уйти от попытки дать некоторые общие определения, касающиеся этого искусства. Думаю, чго тогда наши рассуждения станут на более твердую теоретическую основу.
Конечно, и в нашей области мы должны исходить из общих принципов марксистско-ленинской эстетики, метода социалистического реализма, утверждающего прежде всего партийность искусства, его активное начало в деле построения коммунизма.

Карл Маркс писал: - Когда мы видим боязливо скорчившегося, униженно гнущего спину индивида, мы невольно осматриваемся, сомневаясь в своем существовании и опасаясь, как бы не затеряться. Но, видя бесстрашного акробата о пестрой одежде, мы забываем о себе, чувствуем, что мы как бы возвышаемся над собой, достигаем уровня всеобщих сил и дышим свободнее.

Именно в утверждении красоты, смелости, ловкости, силы, ума человека — с одной стороны, и в осмеянии тупости, приниженности, косности, реакционности — с другой, заключается демократическая суть циркового искусства, его подлинная красота.

Цирк, как и театр, родился на площади, для обслуживания масс простого народа. И нынешний тринадцатиметровый, обнесенный невысоким барьером манеж напоминает о том времени, когда артисты давали представления прямо на улицах, окруженные толпой зрителей.

Что составляет содержание циркового представления? Утверждение поэзии труда, прежде всего физического. В цирке труд становится игрой, предметом наслаждения и для исполнителей и для зрителей. Цель цирка — показать прекрасного человека, сильного телом и духом, легко преодолевающего, казалось бы, непреодолимые препятствия. Максим Горький писал: «Все, что я видел на арене, слилось в некое торжество, где ловкость и сила уверенно праздновали свою победу над опасностями для жизни».

Если говорить о форме циркового действия, то она заключается в его необычности, в алогичности, то есть в эксцентричности. Эксцентрика в искусстве — это художественный прием, служащий для передачи невероятного, неожиданного, парадоксального, нарушающего привычную жизненную логику.

В цирке артисты исполняют музыкальные произведения на винных бутылках, танцуют на проволоке, играют в мяч с морскими львами, укладывают лошадь в кровать, ходят на руках. В цирке клоуны заряжают пушку огурцом, буквально смазывают пятки салом, чтобы спастись от преследователей, выезжают на осле, снабженном велосипедным рулем, педалями и автомобильным номером. Нет возможности перечислить цирковые чудеса. Всеми имеющимися в его распоряжении средствами цирк доказывает безграничность человеческих возможностей.

Основой циркового действия является трюк. Но трюк, взятый сам по себе, асоциален и тем самым находится вне искусства, как находится вне искусства отдельный звук или слово, взятое вне контекста. Только определенным образом организованные, эмоционально окрашенные, подчиненные той или другой идее, служащие средством раскрытия характеров и взаимоотношений, трюки становятся предметом искусства. При помощи трюков или, точнее говоря, через трюки артист или группа артистов создают определенные образы. Эти образы обычно имеют обобщенный характер, но в то же время они раскрываются через индивидуальность артиста, живущего в определенное историческое время и выражающего ту или иную идеологию. Цирковое искусство, как и всякое другое, требует душевной наполненности, а в лучших образцах — вдохновения, умения показать типическое через индивидуальное. Без этого невозможно создать подлинно художественное произведение.

Перед цирками, действующими в условиях социалистической действительности, стоят особенно сложные задачи. Они обязаны не просто поддерживать лучшие, наиболее демократические традиции, но и постоянно развивать их, искать новые пути развития цирка.

Но прежде я хочу напомнить, что в разных странах цирки имели далеко не одинаковую историю. В XIX веке и в начале XX века особенного успеха достиг цирк в Германии: предприятия Брилофа, а позже Ренца, Шумана, Гагенбека, в 19 веке — Буша, Кроне, Сарасани по праву считались сильнейшими в Европе, а может быть, и во всем мире. Немецкий цирк оказал воздействие на цирки всех стран, в том числе и на наш цирк. В нем выдвинулся ряд артистов мирового класса, в нем шли сложные по постановочной технике пантомимы.

Большой и заслуженный успех имел чешский цирк Карла Клудского, знаменитый своими дрессированными лошадьми и слонами. На весь мир славились венгерские акробаты с подкидными досками Воперт и Фалуди. Кстати, Воперт явились создателями этого, ставшего теперь классическим, номера. Лучшими в мире турнистами признавали румынских артистов Димитреску и Попеску, иные из их трюков не превзойдены до сих пор. Известно, что болгарский артист Иванов (Лазарь Добрич) значится в числе первых исполнителей сенсационного трюка лолинг-делоп на штамберте. Европейской известности достиг цирк Александра Чинизелли, действовавший в Варшаве. Среди польских артистов было немало талантливых, добившихся признания: семьи Станевских, Манц, Баранских и другие. В дореволюционной России работало более ста цирков, правда, большинство из них представляли грубо сколоченные сараи. В нашей стране особенного успеха добились клоуны-публицисты Анатолий и Владимир Дуровы, Виталий Лазаренко, Бим-Бом, а также другие артисты: атлеты, дрессировщики, акробаты, гимнасты.

Монголия же до сороковых годов не имела национального цирка. Первые артисты этой страны заканчивали советское цирковое училище. Тем более разительны достижения монгольского цирка, успешно представляющего свое искусство в лучших цирках планеты.

Большой успех на мировых аренах имеют корейские и вьетнамские артисты.

Следует сказать, что сегодня ни одна капиталистическая страна не сумеет представить такого числа полноценных программ, как страны социалистические. Даже цирки ФРГ, Франции, США, приезжая на гастроли в СССР, были вынуждены заимствовать артистов из других государств, так как не могли составить полные программы, отвечающие высоким художественным требованиям.

Но именно потому, что цирки социалистических стран находятся в особенно благоприятных условиях, мы можем и даже обязаны требовать от них еще более высоких результатов.

Прежде всего нельзя не признать, что слишком много еще встречается номеров, лишенных творческой выдумки, повторяющих известные трюки, ничем не обогащающих цирковые представления. Здесь нельзя не вспомнить о рекордных достижениях спортсменов, которые пока никем из цирковых артистов не повторены.

Именно потому, что спорт в исконных цирковых жанрах достиг поразительных результатов, нам следует действовать в нескольких направлениях. Прежде всего, конечно, в цирке необходимо добиваться выдающихся результатов в акробатике, гимнастике, эквилибристике, жонглировании и так далее. Но в то же время следует стремиться к большему жанровому разнообразию.

Кое-что в этом отношении сделано и делается. Появились принципиально новые коллективы «Цирк на льду», артисты Аверьяновы демонстрируют виртуозное мастерство при игре в бадминтон и в то же время исполняют комическую сценку, Н. Ермаков показывает новый номер жонглирования, отталкиваясь от тренировок футболистов. Можно назвать еще несколько номеров, построенных на использовании спортивных достижений. Но их слишком мало, а ведь здесь непочатый край для открытий.

А разве не следует организовать более активного поиска в области создания новых аппаратов? Юрий Мандыч использовал воздушные качели в «Полете», и номер приобрел совсем новое качество, стал еще более эффективным. Венгерские гимнасты Актурас исполняют полет, при котором два ловитора располагаются на двух «мертвых» рамках. Это увеличило дистанцию полета, и, кроме того, заканчивая перелет, вольтижер, как бы по инерции, исполняет еще один трюк в руках ловитора. Конечно, созданы и другие аппараты, но их все-таки мало. Здесь всегда будет что создавать и что открывать.

А если коснуться дрессировки животных? У болгар Ми-тевых лев перепрыгивает с лошади на лошадь во время хода лошадей. Замечательное достижение! У советских артистов Нелли и Рустама Касеевых медведи исполняют «Танец маленьких лебедей» на музыку Чайковского. В труппе акробатов Беляковых медведи работают наравне с людьми и не только выносят подкидные доски, но и исполняют с них сложные прыжки. Артисты Федотовы выдрессировали зебр, лам, страусов и даже лошадей Пржевальского. Это первый случай в мире.

Очень хорошо, что постоянно создает новые фокусы манипулятор Рудольф из Венгрии, что Илья Символоков утвердил на арене водяную феерию, а Отар Ратиани демонстрирует новый аттракцион «Человек-невидимка». Везде имеет успех номер «Русская тройка», соединяющий мастерство акробатики и езды на лошадях, во главе которого стоит Н. Ольховиков.

Совсем не отрицая достижений —- их немало,— нельзя не признать того, что есть в наших цирках номера-повторения, номера-копии, лишенные хоть какого-нибудь своеобразия. А между тем отсутствие творческой мысли, смелых поисков и находок делает цирковое искусство однообразным, скучным. Особое внимание на это должны обратить цирковые школы, студии и все те учреждения, в которых готовится новое. Дело не в том, чтобы выпустить такое-то количество номеров и такое-то количество артистов, в в том, чтобы номера эти были новаторскими, а артисты — талантливыми, разносторонними. Пока это не всегда получается.

Сказанное совсем не значит, что нужно отказываться от традиционных жанров и номеров. Но и в них следует искать новые трюки, новые актерские маски. И еще: цирковая арена требует масштабных номеров, а между тем у нас сейчас излишне увлекаются сольными. Спора нет, и они имеют право присутствовать на манеже, но только в случае, если предлагают зрителям нечто необычное.

Сегодня, как никогда раньше, остро стоит проблема актерского образа. Сама по себе демонстрация трюков, тем более посредственных, все менее удовлетворяет зрителей. Между тем в наших цирках еще немало, к сожалению, исполнителей, даже квалифицированных, которые ставят перед собой единственную цель — показать свою технику, свое мастерство. А между тем настоящий успех приходит к артисту только в том случае, если он решает не только технические, но и творческие задачи.

Конечно, следует думать о все большем увеличении театрализованных номеров, тематических сцен. В этом отношении
«Собачья школа» Н. Ермакова, «На приеме у доктора Айболита» А. Попова, "Концерт" Амвросьевой и Шахнина, «Буратино» А. Аскерова, «Музыкант, лошадь и собака» С. Эристави и некоторые другие тематические, сюжетные номера заслуживают особого внимания. Чем таких номеров будет больше, тем лучше.

Прекрасно, когда сложнейшие акробатические трюки рождаются как игра, а паузы между ними превращаются а бессловесный диалог исполнителей. Так происходит в номерах акробатов Б. Лавина и В. Канарского, В. Борисенко и А. Бурдецкого.

Номер в гимнастическом кольце Л. Писаренковой я назвал бы «Вдохновением» или может быть «Импровизацией». Поразительный по мастерству номер эквилибристов с першами, возглавляемый Л. Костюком, стоило бы назвать «Точность». А разве акробатический этюд 3. Устиновой и А. Коротких не воспринимается как лирическая сюита под названием «Объяснение в любви», ведь если на тему любви может быть исполнен танец, то может быть поставлен и акробатический этюд. В гимнастическом номере Т. Мусиной и Г. Каткевича соединяются и нежность и страсть, и все это раскрывается через гимнастические трюки. Вот подлинный образец новаторства. А посмотрите на выступления артистов Л. Котовой и Ю. Ермолаева. Они — дрессировщики лошадей, но сколько в их номерах задора, веселой игры, лукавства. Право, это настоящая цирковая симфония на русские темы. Или укротитель тигров С. Денисов, относительно недавно начавший выступать и сразу занявший весьма заметное место среди выдающихся цирковых артистов. Он не только изобрел новые трюки, он создал новый образ покорителя хищных зверей. Меня восхищает выступление Тамары Симоненко, играющей с обручами, но делающей это так, что в ее номере соединяется высокая женственность и красота с победой над трудностями.

Можно приводить еще и еще примеры подлинного творческого решения номеров. И все-таки, к сожалению, нельзя не повторить, что на аренах встречаются номера, в которых артисты не думают ни о каких образах. И тогда в цирке становится скучно, он теряет свою художественную сущность и истинную красоту. Красота же, по интересному и убедительному определению Максима Горького, «такое сочетание различных материалов,— а также звуков, красок, слов,— которое придает созданному — сработанному-человеком-мастером форму, действующую на чувства и разум как сила, возбуждающая в людях удивление, гордость и радость пред их способностью к творчеству».

Но коли это так, тогда в сегодняшнем цирке, работающем в условиях социалистической действительности, все должно быть прекрасно. И в этом смысле следует задуматься о музыкальном и художественном оформлении номеров. Конечно, в отличие от балета, музыка в цирке по большей части выполняет аккомпанирующие функции, следует за номером, сопровождает его. Но это не значит, что она может быть обезличенным шумовым фоном. Наоборот, чем более своеобразен номер, тем большие требования он предъявляет к музыкальному оформлению. Рост искусства цирка неизбежно должен привести к повышению требовательности в области музыки.

Такие же высокие требования должны предъявляться к художественному оформлению программ и отдельных номеров. Безликий костюм, одинаково пригодный для любого исполнителя данного жанра, к сожалению, еще очень часто присутствует на манеже. И что еще хуже — многие артисты прибегают к нарочитой «шикарности», к перьям и блесткам, к мещанской красивости, к тому, что решительно противоречит пониманию красоты в наше время. С другой стороны, право, непонятно, почему так часто на аренах артисты выступают в русских рубашках, плисовых шароварах и сапогах, хотя ни жанр, ни трюки никак не соответствуют такому одеянию. Иногда создается впечатление, что арену заполняют трактирные половые конца прошлого столетия. Но при чем здесь современный цирк?

Еще более спорно стремление к подражанию модам современного буржуазного мира. Бородатый и лохматый артист, да еще с крестом или талисманом на голой груди и с перстнем на пальце может быть и являет собой зрелище экзотическое, но, право, он кажется чужеродным на наших аренах.

Культуре определяется всей сущностью человека — и его одеждой, и его поведением, и его вкусом, и пониманием прекрасного. Артист цирка на протяжении года выступает перед многочисленной аудиторией и, хочет он того или нет, эстетически воспитывает зрителей, утверждает для них идеал прекрасного.

До сих пор речь по преимуществу шла о цирковых номерах. Но номер — это только единица в общем комплексе, именуемом цирковой программой. В программе же следует показать все возможности цирка, все его богатство.

До последнего времени, а иногда и теперь, цирковые программы составляются в достаточной мере случайно, из разножанровых номеров и объединяются клоуном, который так же механически входит в представление. Меняясь, программы приносят зрителям слишком мало нового. Здесь нельзя не похвалить наших коллег из Болгарии, у которых в Софийском цирке каждая новая программа принципиально отличается от предыдущей. Зрители видят то цирковое обозрение, то показ лучших отечественных номеров, то гастроли иностранной труппы, то программу цирка-варьете. Мне довелось там увидеть представление, названное «Кавалькады старого цирка». И это обозрение было по-настоящему интересно.

Но, вероятно, более прогрессивный путь — это создание постоянно действующих цирковых коллективов, во главе которых стоял бы режиссер. Именно при этих условиях можно добиваться постоянного усовершенствования номеров, создания новых цирковых произведений, органического включения в программы клоунов. И что еще более важно, в таком коллективе возможно создание тематических и сюжетных представлений. Само собой, разумеется, что в постоянно действующем коллективе легче наладить производственно-творческие занятия, политическую учебу.

Следует добиваться, чтобы каждый коллектив имел свое, не похожее на другие, творческое лицо.

8 советском цирке сейчас ведется активная работа по созданию коллективов. Работа эта трудная, требующая преодоления определенной инерции. Но она ведется и обязательно даст свои положительные результаты. У нас есть интересные, действующие по несколько лет коллективы: «Цирк на льду» № 1 и «Цирк на льду» № 2, "Русские самоцветы", «Веселая арене». Но есть также творчески безликие, случайные собрания случайных номеров.

Сейчас разрабатываются планы создания новых коллективов: «Цирк-варьете», «Цирк глазами спортсмена», «Цирк зверей» и других. А разве не следует организовать коллектив, который бы обратился к постановкам сюжетных представлений? Конечно, такая труппа потребует талантливых актеров и талантливого режиссера.

Особое место на наших аренах занимают национальные коллективы. Здесь я не могу не вспомнить выступление Генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза т. Брежнева Л. И. на совместном торжественном заседании Центрального Комитета КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР в Кремлевском Дворце съездов 21 декабря 1972 года. Товарищ Брежнев говорил: «За полвека существования СССР у нас сложилась и расцвела единая по духу и по своему принципиальному содержанию советская социалистическая культура. Эта культура включает в себя наиболее ценные черты и традиции культуры и быта каждого из народов нашей Родины. В то же время любая из советских национальных культур питается не только из собственных родников, но и черпает из духовного богатства других братских народов и, со своей стороны, оказывает на них благотворное влияние, обогащает их».

Сказанное имеет прямое отношение и к цирку. Мы должны создавать новые и совершенствовать имеющиеся национальные цирковые коллективы, поддерживая и развивая в них демократические традиции искусства.

В советском цирке действует ряд национальных коллективов, а за последние годы созданы новые: татарский, киргизский, казахский, таджикский, башкирский, молдавский. Вероятно, следует эту работу продолжить.

Коли речь зашла о коллективах, нельзя не остановиться на проблеме режиссуры. Пожалуй, сегодня слабость режиссуры является главным препятствием для развития цирка. Конечно, в цирке есть талантливые мастера, но их мало, очень мало. В то же время мы часто называем режиссерами тренеров, могущих помочь разучить тот или другой трюк, но не более.

Режиссер же — это тот, кто, исходя из сценария, организует представление, ставит номер или целый спектакль, подчиняя его определенным идейно-эстетическим задачам.

За последние годы наши цирки почти не обращаются к пантомимам, и это серьезное упущение режиссеров, так как именно пантомима позволяет цирку обращаться к наиболее важным историческим и современным проблемам.

До последнего времени режиссеров для цирка никто не готовил. Они преимущественно выходили из числа старых артистов, прекративших свои выступления. Потом в СССР режиссеров начали готовить в высших учебных заведениях, но на заочных отделениях, что, естественно, не могло до конца решить проблемы, так как режиссура требует не только теоретических, но и практических занятий. В 1973 году Государственный институт театрального искусства имени А. В. Луначарского впервые в мировой истории открыл очное отделение цирковой режиссуры. Событие это трудно переоценить, и отделение следует сделать постоянно действующим, так как оно может оказать решительное воздействие не дальнейшее развитие циркового искусства. Но. не ожидая первого выпуска, который произойдет только через четыре года, нужно заботиться о том, чтобы во главе создаваемых и действующих творческих коллективов встали режиссеры, могущие дать творческую перспективу возглавляемой ими труппе.

А пока факт остается фактом: если сегодня в театрах режиссеры заняли ведущее положение, если они в значительной степени определяют творческое лицо театра, то в цирках этого не произошло. И это. повторяю, тормозит развитие циркового искусства. Забота о подъеме режиссуры едва ли не важнейшая из всех, какие сегодня есть в цирке.

Несколько слов о клоунах.

Прежде всего хочу привести высказывания А. В. Луначарского: «В обновленном цирке клоун должен иметь высокий в своем комизме репертуар... Клоун смеет быть публицистом. Его великий праотец — сам Аристофан. И сатира клоуна, народного шута, должна быть целиком правдива, остра и глубоко демократична».

Значит, клоун должен иметь высокий в своем комизме репертуар, он смеет быть публицистом, значит, та сатира, к которой клоун обращается, должна быть острой и глубоко демократичной.

Можем ли мы сказать, что в наших цирках эти требования выполняются? Что все или даже многие наши клоуны несут высокие публицистические идеи, обращаются к подлинны» сатирическим шуткам? К сожалению, так сказать нельзя. Хотя тут же должен заметить, что есть клоуны, о которых с полным правом можно говорить как о публицистах и сатирика». Однако их немного.

Само собой разумеется, что клоуны имеют право прибегать просто к веселым, часто даже незамысловатым сценкам в цирк ходят за тем, чтобы от всей души посмеяться, чтобы как следует отдохнуть.

Но при всех условиях эти сценки должны быть талантливо сыграны. Среди клоунов же немало посредственных, а то и вовсе слабых артистов, и сценки в их исполнении приобретают совсем ненужную грубость, даже глупость.

Конечно, хорошо, если клоун владеет широким разнообразием цирковых приемов, если он и жонглер, и акробат, и эквилибрист, и гимнаст, и дрессировщик. Но еще важнее, чтобы он был талантливым артистом, сумевшим создать современную маску, как это сделали Карандаш, Олег Попов, Юрий Никулин, Михаил Шуйдин, Тошка Назаров, Геннадий Маковский, Геннадий Ротман, Штефи, Андрей Николаев, Ежи Кордиум, Эдвард Двораковский, Евгений Майхровский и некоторые другие.

На наших манежах сейчас достаточно много так называемых «коверных» клоунов, то есть комиков, которые выступают в паузах между номерами. Иные из них по праву стали цирковыми премьерами. Думается, стоило бы даже усилить их роль в представлении, добиться того, чтобы талантливый клоун оказался в центре его, в то время как все другие артисты ток или иначе помогли бы ему.

Но если роль коверных в программах явно усилилась, то клоуны-музыканты, какими были знаменитые Бим-Бом, клоуны-дрессировщики, клоуны-акробаты почти исчезли с арен. И вообще комический, игровой момент в программах стоило бы увеличить. Ведь цирк всегда был и должен оставаться веселым зрелищем.

И в заключение: столетиями из деревни в деревню, из села в село, из города в город по дорогам и бездорожью шли и ехали цирковые артисты. Они строили временные балаганы или выступали прямо на улице. Они умели улыбаться, будучи голодными и холодными, потому что знали — их искусство нужно народу.

Если вы окажетесь в любой буржуазной стране, то и сегодня встретите там бродячих артистов. Однажды в самом центре Брюсселя я видел, как прямо на площади давал представление цирк. Кругом звенели трамваи, ехали автомобили, шли прохожие, а артисты играли перед теми, кто желал их смотреть. И таких было множество. А когда канатоходец отправился в свое опасное путешествие, я услышал просьбу, обращенную к зрителям: «Господа, артист ежедневно рискует жизнью, а у него семья, помогите ему и ей на случай, если он разобьется насмерть или покалечится». И тут же стоящие начали бросать монеты в кружки. Это был буржуазный цирк с его жестокостью, грубостью и унижением человека. Но даже в нем есть прекрасные мастера и высокое отношение к искусству, потому что и оно отдается народу, потому что и в этом цирке действуют артисты, для которых нет ничего более дорогого, чем их веселая и трудная профессия.

Но тогда как же должен быть прекрасен цирк в условиях социалистической действительности, где для демонстрации представлений выстроены дворцы, где цирковой артист рассматривается, как подлинный художник, где в специальных школах молодежь учат не только ремеслу, но и политически, эстетически, гуманитарно образовывают, где артист утверждается как подлинно интеллигентный человек, где предоставляется так много условий для его роста и совершенствования и где, наконец, нет страха перед старостью, ибо каждый, кто проработал в цирке определенное количество лет, имеет право на пенсию.

Мы по праву утверждаем, что цирк действующий в социалистических странах, лучший в мире. Но этого мало. Мы должны добиться большого. Наш цирк по своей культуре, мастерству, идейной значимости должен встать в один ряд со всеми другими видами искусства, чтобы он удовлетворял самым высоким эстетическим вкусам самой требовательной публики.

Следовало бы возобновить европейские смотры циркового юмора, первый из которых был в Болгарии. И провести на их материале теоретическую конференцию, посвященную проблемам клоунады.

Очень важно было бы создать объединенными усилиями ученых разных стран историю мирового цирка, показав, какой вклад в нес сделали цирки социалистических государств.

И, наконец, хорошо бы провести всемирный фестиваль цирков, померяться силами, обменяться опытом, увидеть и свои и чужие достоинства и недостатки. Убежден, что и творчески и материально цирковой фестиваль себя вполне оправдает.

Надо ли говорить, что это будет грандиозный цирковой праздник, достойный нашего замечательного демократического искусства.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100