В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк Монголии

В столице Народной Республики Монголии действует отличный стационарный цирк на две тысячи мест. В течение сезона здесь обычно показывают четыре программы: две монгольские, одну с участием советских артистов, а кроме того, международную.

Начиная с 1950 года артисты Монгольского цирка успешно выступали во Франции, Японии, Англии, в социалистических странах. Во Вьетнаме Монгольский цирк был награжден орденом. А у себя на родине Великий Народный Хурал удостоил цирк ордена Полярной звезды. Три деятеля Монгольского цирка, в том числе его нынешний художественный руководитель Т. Цэид Аюуш, — лауреаты Государственной премии республики. Есть среди деятелей Монгольского цирка народные и заслуженные артисты.

Без преувеличения скажу: многие номера Монгольского цирка имеют все права, чтобы выступать на лучших аренах мира, и, думается, они займут там достойные места.

А между тем национальный Монгольский цирк — один из самых молодых в мире, и так же, как драматический театр и театр оперы и балета, так же, как монгольская симфоническая музыка, он родился в социалистическом государстве. В страну, где имелось свыше семисот монастырей и каждый пятый мужчина был лама, где практически отсутствовали города, а подавляющее большинство населения занималось скотоводством и вело кочевой образ жизни, почти не заходили даже бродячие артисты. Аудитории для них не существовало.

В 1931 году из нашей страны была отправлена первая цирковая бригаде, возглавляемая М. Рейсом, руководящим работником Центрального управления государственными цирками. Среди участников бригады были: известная жонглер-трансформатор Тамаре Брок, комические акробаты Макс-Максли и другие артисты. Кстати сказать, участвовал в номере Макс-Максли и П. Алексеев, который позже под именем Павла Алексеевича станет известным клоуном.

Бригада эта выступала вначале в Улан-Баторе прямо на поляне, без манежа и сцены, а потом советские артисты поехали по аймакам, давая представления в поле. Зрители смотрели выступления стоя, а иногда даже гарцуя на лошадях.

В 1934, 1936 и 1939 годах из СССР приезжали в Монголию новые бригады, цирк начал приобретать популярность. Решено было трех монгольских юношей отправить в Москву — в техникум циркового искусства. Они же и стали первыми иностранцами, поступившими в него. Среди приехавших был мальчик Нацик, который сейчас руководит цирковой школой в Улан-Баторе. Второй юноша, Раднабазар, пытливо изучал процесс подготовки цирковых артистов, стремился перенять все лучшее, что ои видел на московском манеже. Именно ему довелось встать у истоков Монгольского цирка. Он выступал о разных жанрах, но особенного успеха добился как коверный. Раднабазар был и замечательным педагогом, долгие годы работал художественным руководителем Монгольского цирка. К сожалению, он рано умер.

В 1940 году в Монголию прибыла группа опытных советских преподавателей: А. Волошин, В. Захарьин, С. Маслюков, А. Чивов, Е. Шкуноза, С. Гальперин. Позже здесь с большим успехом работал А. Ширай, создавший отличную школу эквилибристов с першами. А вскоре в Монголии открылось свое цирковое училище.

11 декабря 1941 года, к двадцатилетию Республики, открылся стационарный цирк, для которого был перестроен один из монгольских храмов. И в том же году Монгольский цирк впервые выехал за рубеж. Гастроли проходили в нашей стране. С успехом выступали артисты в деревянном летнем цирке Улан-Удэ. Это были военные годы, монгольские артисты передали подарки советским фронтовикам, они охотно соглашались выступать в госпиталях и на предприятиях, работавших на оборону. Так в суровое для нашей страны время закреплялся братский союз между советским и монгольским народами.

Шли годы. Монгольский цирк набирал силу, и это но было случайным явлением. Для развития циркового искусства в Монголии создавались все условия: училище с четырехлетним сроком обучения, в котором преподают монгольские и советские специалисты, кроме того, большая группа будущих артистов обучается в Москве.

Нельзя не сказать о руководителе Монгольского цирка Е. Доржсуреме. Окончив на родине педагогический институт, он преподавал в школе биологию и географию. Потом руководил отделом просвещения аймака Булган, но всегда мечтал работать в области искусства. И эта мечта привела его в Москву, где он окончил Институт культуры. По возвращении на родину назначается Доржсурен заместителем министра культуры, затем он руководит Музеем Революции, и при нем было построено для этого музея прекрасное здание. И уже из музея, в 1973 году пришел на работу в цирк, которым увлекся сразу. Сейчас Доржсурен пишет книгу по истории Монгольского цирка. Он организовал небольшой, но интересный музей, в котором собраны афиши, фотографии, цирковой реквизит. Вот, например, интересный снимок: рабфак в Верхнеудинске, рядом сидят нынешний Первый секретарь Народно-революционной партии Монголии Ю. Цеденбал и один из организаторов Монгольского цирка Раднабазар.

Замечу, что цирк впервые приобщил к искусству многих талантливых людей. Например, лауреат Государственной премии писатель Ванга был когда-то цирковым акробатом. В цирке начинали свой путь и нынешний директор Театра оперы и балета, народный художник МНР Нсмхайцерен, председатель Союза композиторов Мурдорш и другие видные работники культуры.

Сейчас Монгольский цирк имеет постоянную труппу, состоящую из ста артистов разных специальностей. Но ведь цирк один. Коночно, часть исполнителей гастролирует по стране, когда другая выезжает за рубеж. И все-таки очень необходимо шапито, в котором давались бы представления летом, весной и о первые месяцы осени. Кроме того, в городе Дархамс, где сейчас действует народный цирк, строится такое здание, в котором смогут идти театральные спектакли и цирковые представления.

Разумеется, за ту неделю, которую я провел в Улан-Баторе, невозможно было увидеть всех артистов и все номера. Так мне не довелось увидеть номера воздушного полета и акробатов с подкидной доской (они в это время выступали в Киеве). Не видел я и акробатов на верблюдах, эквилибристов на ножной лестнице, номера дрессированных верблюдов и лошадей, не видел номера с дрессированными животными, который включает барсука, лису, козлов. Но, судя по отзывам, эти номера заслуживают внимания, ими в Монгольском цирке гордятся.

А теперь о тех артистах, с которыми мне довелось познакомиться. Порадовали прежде всего исполнительницы пластических этюдов. И здесь, конечно, велика заслуга артистки Цэну Аюуш, которая создала свое направление в постановке подобных номеров.

Парный «каучук» артистов Ардэиэчимэг и Наранцэцэг по мастерству — трюкам, пластической выразительности и оригинальности— таков, что мог бы украсить любую цирковую и эстрадную программу. Так же силен по трюкам и в то же время красив номер "каучук", исполняемый артисткой Норовсамбу. Кстати сказать, в 1975 году она одновременно закончило английское отделение филологического факультета университета и получила звание заслуженной артистки.

Ловко жонглирует бубнами выпускник Московского циркового училища, ученик Ф. Земцева Ганбоатар. Но его игра с шариками и колпачками очень уж напоминает то, что делают другие артисты этого жанра. К тому же соединение в одном номере жонглерских шариков, клоунских колпачков и национальных бубнов выглядит несколько эклектично.

Превосходен номер эквилибристов с першами Норжмаа, Давахуу и Норэвцэрен. Здесь есть такие трюки, которые раньше мне не приходилось видеть. Вот, например, один из них: перш устанавливается на лоб, на его вершине, на руле, другой артист делает стойку, его обхватывает руками вокруг корпуса артистка и исполняет точно такую же стойку- и с этой ношей нижним поднимается и опускается по переходной лестнице. Лестница не укреплена растяжками, это всего лишь стремянка с площадкой наверху.

Особенно понравился мне номер молодого дрессировщика Амгалана, в нем он объединил волков, коз и яков. Волки ластятся к артисту и прыгают через препятствия, при этом на мгновение создается впечатление, что они повисают в воздухе. Козы строят пирамиды, яки исполняют примерно тот же репертуар, что и лошади, дрессированные на свободе. Кроме того, артист усаживается на спину яка, который, как в игре «родео», делает удивительные скачки, пытаясь сбросить дрессировщика.

Джигиты, руководимые артистом Нороецэрэном, не показали чего-то выходящего за пределы обычного репертуара подобных номеров, но работают они с таким темпераментом, с такой отдачей, что номер пользуется заслуженным успехом.

Во время всего представления на манеже активно действовали трос коверных: Латиф, Сандаг и Бембоцоодол. Первый из них относительно недавно перешел на арену из драматического театра. Артист хорошо говорит, поет куплеты. У него традиционная маска рыжего, но в манере поведения есть нечто, идущее от Чаплина. Артист создает образ человека, пытающегося утвердить себя и все время попадающего впросак. Клоунские сценки обычны, но актерски они вполне профессиональны.

И, наконец, пролог, поставленный режиссером Намхаем. Он переносит нас ив монгольский праздник. Из лент образуется юрта, проходят соревнования борцов и всадников — стрелков из лука. Ничего но скажешь, пролог красив.

Оркестр, возглавляемый Давга Осором, хотя и профессионален, однако музыкальное оформление номеров разработано слабо. Оркестр, скорее, создает нейтральный музыкальный фон.

Трудно а рамках статьи рассказать обо всех номерах. Скажу о том, что мне показалось более важным: Монгольский цирк имеет немалые резервы для создания произведений, полных своеобразия. Как были бы эффектны на желтом манеже представители монгольской фауны красавцы снежные барсы! Но эти животные в цирке еще не появлялись. А горные бараны-аргали! С ними можно было бы создать превосходный аттракцион. Думаю, что внимания заслуживал бы и номер с одними дрессированными волками. Давно эти хищники не появлялись на аренах в самостоятельном номере.

В Монголии существует интересный обычай: игры мужей, здесь и стрельба из лука, конские скачки, национальная борьба. На главной улице Улан-Батора, на проспекте Мира, рядом с Почтамтом стоит огромный щит, на котором изображены эти соревнования. Не плохо бы и для цирка создать номер, построенный на фигурной стрельбе из лука, он мог бы получиться уникальным. Разумеется, конные скачки на арене не организуешь, но у монголов есть национальная игра — конное поло, вот на ее основе там может возникнуть интересный номер. Кстати сказать, нечто подобное существовало в старом европейском цирке.

И, наконец, разве нельзя организовать небольшой, человек на восемь-десять, чемпионат специалистов по монгольской борьбе, с тем чтобы они эту борьбу театрализовали и в театрализованном виде показывали публике.

Конечно, своеобразие программы, наличие оригинальных номеров еще более обогатит Монгольским цирк, сделает его привлекательнее.

Три десятка лет тому назад Монгольский цирк делал первые шаги, сейчас он уже может решать сложнейшие творческие задачи. Пожелаем же ему успеха в этой очень трудной, но интересной работе.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100