В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк на сцене это тоже цирк

Искусство цирка ярко и эмоционально. Оно магически действует на зрителя. Влияние его начинается еще до начала представления, когда человек только переступает порог циркового здания. Круглый желтоватый манеж, купол с поблескивающими высоко в полутьме никелированными частями аппаратов — все это заранее настраивает на определенный лад.

Даже воздух цирка, воздух, в котором растворен запах конюшни, имеет известное значение: не случайно о нем всегда упоминали все те, кто описывал цирк — и Куприн, и Горький, и Григорович.

Ну а если цирковое представление происходит не на манеже, а на подмостках клуба или Дома культуры? Если выступают коллективы «Цирка на сцене»? Должна ли и тут иметь место цирковая специфика или пусть представление носит эстрадный характер, в крайнем случае мюзик-холльный? Нет, и в данном случае цирк должен оставаться цирком. Такова одна из задач, стоящих перед коллективами «Цирк на сцене». Те, кто смотрит выступления этих коллективов — жители сел, отдаленных населенных пунктов, может быть, никогда в жизни не бывавшие ни в цирковом стационаре, ни в шапито, — должны в полной мере почувствовать волнующую, романтическую праздничную атмосферу искусства манежа.

Сделать это, прямо скажем, не так-то легко. Кое-что из специфически циркового просто невозможно перенести на сцену. Тем не менее лучшим коллективам удается создавать на подмостках атмосферу цирка. Удается это и Ленинградской дирекции коллективов «Цирк на сцене». О ней-то и пойдет разговор.

Ленинградская дирекция существует уже более двадцати лет. Но только в последние десять лет здесь по-настоящему стали обращать внимание на то, чтобы приблизить представления, показываемые на сцене, к цирковому спектаклю. Нелегко это давалось, на первых порах цирковая специфика робко входила в работу коллективов. Преобладала эстрада. А между тем у тех, кто выступал на сцене, был достойный образец — «Фронтовой цирк», созданный в Ленинграде в годы Великой Отечественной войны в суровый период блокады.

Его ареной тоже были подмосики. Однако зрители сразу же ощущали, что перед ними—цирк. Лаконичное, но выразительное оформление воспроизводило на сцене обстановку манежа. Зрители видели форганг, а перед ним, с двух сторон, две-три секции обитого красным бархатом барьера: они охватывали сцену полукружьем. Но главное, конечно, заключалось в самом представлении. В нем были представлены разные цирковые жанры, и оно открывалось красочным парадом-прологом.

Прошли годы, и Ленинградская дирекция коллективов «Цирк на сцене» успешно преодолела болезни детского возраста, окрепла, встала на ноги. Не так давно мне довелось познакомиться с работой восьми из девяти ос коллективов. Восемь коллективов — это почти добрая сотня номеров. Все они были показаны на десятидневном смотре-семинаре— традиционном мероприятии ленинградцев. Должен сказать, что «эстрадного» в их работе почти не осталось. Перед нами — именно цирк, хотя площадкой, где он выступает, по-прежнему являются сцены клубов и Домов культуры, в том числе и не столь уж идеально оборудованные.

Что же произошло? Прежде всего раздвинулись жанровые границы. Есть такие номера, которые издавна служат сразу двум музам — цирка и эстрады. Собственно говоря, это тс номера, которые требуют для своего исполнения не опилок, а дощатого помоста или пьедестала, — роликобежцы, велофигуристы, «каучук». С равным успехом можно исполнять и в цирке и на эстраде акробатические этюды, номера жонглирования, иллюзионные, музыкальной эксцентрики. Из этого обычно и складывался репертуар «Цирка на сцене». А поскольку эти же номера включаются в эстрадные концерты, то зрители порой не ощущали особой разницы: чем же цирковое представление на сцене отличается от эстрадного? Только разве тем, что в первом случае нет пения и балета?

Ныне картина резко изменилась. «Цирк на сцене» обратился к новым для себя жанрам. Когда-то единственным «дрессированным» животным на подмостках была бутафорская лошадь, в матерчатое туловище которой забирались люди. Сейчас же мы видим здесь, если не живых лошадей, то по крайней мере собачек и медведей. А жанр воздушной гимнастики! Он теперь широко освоен на сцене. Ничего, что здесь нет купола! Гимнасты ухитряются подвешивать свою аппаратуру прямо в зрительном зале. Все эти трапеции, «рамки», «бамбуки», веревочные лестницы и стальные растяжки стали такими же непременными атрибутами, как и в любом цирке. Зрители могут видеть и партерный полет, и работу на турниках. и эквилибристику на мачтах, и акробатические прыжки с подкидных досок. Теперь и на сцене нередко демонстрируются акробатические и гимнастические номера, исполняемые труппами в составе 4 - 5 человек и больше. И это то новое, что пришло а «Цирк на сцене» в последние годы.

Замечено, что, как только по ходу представления подмостки пустеют и на них не остается никого, кроме одного единственного исполнителя, который к тому же работает не на фоне специального «циркового» задника, а среди обыкновенных театральных «сукон», цирковое ревю на сцене теряет свою специфику.

Ведь цирк — это зрелище крупномасштабное и не терпящее «пустоты» на арене. Если в цирке демонстрируется даже сольный номер, артист все равно не остается на манеже в одиночестве. Тут же, пусть хотя бы и в некотором отдалении, находятся униформисты, инспектор манежа и другие лица, помогающие вести представление. Но кульминационной точкой программ на арене обычно бывают групповые номера. где люди как бы соревнуются в смелости и удали. Вот почему столь существенное, можно сказать, принципиальное значение имеют такие, поставленные в ленинградской группе номера, как партерные полеты в исполнении Пановых и Евстигнеевых. Когда, например, выступают Пановы, сцена во всю ширину и глубину заполняется аппаратурой, в номере принимают участие коверные клоуны, тут же присутствуют и униформисты. Словом, все, как в «большом» цирке.

Разумеется, недостаточно лишь перенести на сцену цирковые жанры, не заботясь о высоком качестве номеров, делая скидку на то, что представления проходят на сцене. Здесь, в Ленинграде, не делают никаких скидок на специфику сцены, не удовлетворяются тем, что показывают сугубо цирковой номер, а стремятся сделать его оригинальным, выразительным. В этом можно было убедиться на семинаре.

Вот как решены некоторые из показанных на нем номеров. Не просто воздушно-гимнастическую работу демонстрируют, например, Галина Сарычева и Валерий Иванов, а сценку похищения жар-птицы. Этот сказочный сюжет пришелся как нельзя к месту, гармонично вписался в трюки, исполняемые на вертикальном канате и вращающемся кольце. Мы видим в воздухе большую, трепещущую, огненно-красную птицу, которую ловит Иван-царевич.

В стилизованных малиновых с белой опушкой костюмах, под мелодию широко известной «Калинки» выходят исполнители акробатического этюда Лариса Линер и Александр Анашкин. «Русский стиль» в данном случае не что-то «пристегнутое», как порой бывает, а обусловлен самим замыслом произведения.

Своеобразием, выразительностью отличается и акробатический номер а исполнении Вероники Куровой и Галины Паус. То, что одна акробатка одета з белое трико, а другая в черное, создает яркий цветовой контраст, делает их похожими на ожившие изящные шахматные фигурки.

Приятное впечатление своей свежестью, нетрафаретностью оставляет музыкально-эксцентрическая сценка, которую исполняет Нелли Корнева, появляющаяся в образе веселой деревенской девушки, виртуозно играющей на балалайке и баяне. У нее даже изгородь, из-за которой выглядывают желтые головки подсолнечников, и та «звучит»)

Когда заходит речь о том, каким должен быть «Цирк на сцене:», нельзя обойти и такой немаловажный вопрос, как роль в представлении ведущего. Речь идет не о клоунах, не о коверных, которые есть в каждом коллективе, а именно о ведущих, тех, кто незримой, а порой и вполне осязаемой сюжетной нитью связывают представление в единое целое. Кто они в конечном счете — «шпрехшталмейстеры» или конферансье?

Думается, ни то н ни другое. Правда, место ведущего еще не до конца определено и в коллективах ленинградской группы. Наиболее современный стиль ведения программы найден пока самыми молодыми — Ларисой Смирновой (коллектив N2 7) и Натальей Кушеверской (коллектив № 2). Эти веселые и обаятельные девушки не только объявляют номера, но и активно участвуют а клоунских сценках, оставаясь при этом самими собой — находчивыми и остроумными, задиристыми и озорными. Их можно назвать настоящими хозяйками представлений. Удачно найденный Смирновой и Кушеверской стиль ведения программы — простота, естественность, отсутствие какой-либо манерности — заслуживает внимания тем, что позволяет отойти от штампа. Более того, найденный ими стиль, как нам кажется, представляет собой новое направление в работе ведущих. Но в то же время следует предостеречь и от того, чтобы подобного рода образы «девушек с огоньком» не сделались в свою очередь штампом на«цирковой сцене.

Немаловажным элементом циркового спектакля является пролог. Красочный, построенный по-цирковому, он не только определяет тематическую направленность представления, но и вводит зрителя в цирковую атмосферу. В Ленинградской группе прологи, как правило, отличаются оригинальностью, своеобразием, хотя в некоторых из них преобладают не цирковые, а, скорее, мюзик-холльные приемы. Теряет цирк свою специфику, на мой взгляд, когда тут же на сцене, позади участвующих в прологе артистов, мы видим инструментальный ансамбль.

Для воссоздания на сцене праздничной цирковой атмосферы многое имеет значение, в том числе костюмы и грим. Большинство костюмов, в которые одеты артисты ленинградских коллективов, ярки, нарядны, отличаются высоким вкусом. В этом заслуга художника В. Белицкого.

Конечно, не надо представлять себе, что все у ленинградцев идеально. Далеко не все вопросы еще решены. Думается, необходимо продолжить работу над дальнейшим освоением цирковых жанров на сцене. В частности, можно было бы посоветовать включить в репертуар «Икарийские игры», «Эквилибристов с першами», «Фигурное катание на роликах». Не мешало бы расширить и цирковую «фауну». Как обогатили бы репертуар номера с дрессированными обезьянами, попугаями, голубями!

Как ни странно, но в данном случае вопрос во многом упирается в транспортную проблему. Нет, автобусами «Цирк на сцене» вроде бы обеспечен. Но беда в том, что они маломестны: более или менее громоздкий реквизит в >ти автобусы просто-напросто не помещается, так же как не помещаются и клетки с животными. Еще в 1971 году руководитель Ленинградской дирекции заслуженный артист РСФСР М. Звегинцов, поднимая этот вопрос на страницах журнала «Советская эстрада и цирк», говорил о необходимости оснастить цирковой автопарк вместительными машинами (30-местными). Но пока ничего с места так и не сдвинулось.

За последнее время произошли значительные возрастные изменения среди артистов Ленинградских коллективов.- Люди, составлявшие когда-то их основной костяк, ушли на заслуженный отдых. Новое пополнение приходит главным образом из самодеятельности. Нельзя не отметить, что народные цирки дают профессиональным коллективам много талантливой молодежи. Но не всегда вновь пришедшие имеют достаточную для работы на профессиональной сцене подготовку. Не всегда их номера доведены до необходимой «кондиции» — подчас это бывают только «наметки». Поэтому перед «Цирком на сцене» стоит задача: поднимать профессиональный уровень молодых артистов, придавать их номерам подлинную завершенность и отточенность.

Именно поэтому очень важно, чтобы дирекции «Цирк на сцене» были обеспечены постоянной, удобной репетиционной базой. В настоящее время Ленинградская дирекция располагается в Доме культуры железнодорожников. Здесь и ведется основная работа со стажерами (так в группе называют всех вновь поступивших), которая, как это продемонстрировал последний семинар, дает отличные результаты. Однако они могли бы быть еще значительнее, если б та же Ленинградская дирекция, как, впрочем, и некоторые другие, могла бы официально создать у себя стажерские группы (или даже студии), хотя бы в составе 12 -15 человек. Но это вопрос компетенции Союзгосцирка.

Итак, прошедший семинар-смотр выявил ряд проблем, которые еще ждут решения. Здесь и дальнейшая работа с молодыми исполнителями, и необходимость освоения на сцене новых жанров, и увеличение номеров с разнообразными дрессированными животными (следовательно, решение транспортного вопроса). Однако смотр убеждает в главном: ленинградский «Цирк на сцене» — это тоже цирк.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100