В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирк увлекает. Разговор с тремя композиторами

Последнее время на арене советского цирка утверждается музыка, специально написанная для номеров. Репертуарно-художественный отдел Союзгосцирка распространяет и пропагандирует современную советскую музыку, борется против проявлений дурного вкуса, против увлечения формалистическими западными мелодиями. В идеале советский цирк стремится к тому, чтобы для каждого номера создавалось музыкальное произведение, раскрывающее его образный строй, его национальную характерность.

К этому наш цирк пришел не сразу. Было время, когда для мастеров манежа почти никто из профессиональных композиторов не писал. В цирке подвизались люди случайные — аранжировали, что хотели; дирижеры порой шли на поводу у артистов, не имеющих достаточно высокого вкуса, готовых выступать под любую музыкальную смесь. Иногда в номере можно было услышать прямо-таки «сборную солянку», скажем, жонглеры начинали под галоп Кальмана, переходили на «клочки» песен Дунаевского и завершали выступление под «Танец с саблями» из балета - «Гаяне» А. Хачатуряна. Кстати, это темпераментное произведение используется в цирке чуть ли не во всех жанрах.

Десятки профессиональных композиторов — авторы мелодичной, образной музыки для театра, кино, эстрады — пишут теперь для цирка, овладев его нелегкой спецификой. Во время выступлений звучит музыка А. Пахмутовой, А. Островского, О. Фельцмана, С. Туликова, Я. Френкеля, Ю. Левитина, А. Эшпая, А. Лепина, А. Долуханяна, Г. Фиртича, А. Владимирцова и других.

Если говорить о музыке, сопровождающей цирковые номера, о некоторых тенденциях ее развития, то кто, как ни сами композиторы, лучше всех знает радости и трудности сочинения музыки для манежа. И, конечно же, они смогут сказать, чем их привлек цирк, почему так увлекательно работать для него, в чем особенность музыки, звучащей на цирковых представлениях. Но с кем поговорить — ведь список композиторов, пишущих сегодня для цирка, обширен? Видимо, с теми, кто особенно тесно и активно связан с искусством манежа.

Мы хорошо помним успех циркового представления «Карнавал на Кубе». Песни для него сочинили А. Пахмутова и А. Островский. А интересный сценарий привлек к созданию музыки для этой феерии трех авторов —В. Белинского, К. Новикова, Т. Ходорковского. С ними я и решила побеседовать.

Встретились мы с Валентином Анатольевичем Белинским в Московском цирке. На манеже шли обычные репетиции. В самом начале я спросила композитора, что привлекло его в цирк.

—  Если вы любите цирк, то сразу меня поймете, — ответил Валентин Анатольевич.—Здесь искусство синтетическое, новаторское, ищущее. Увлекательны поиски нового вместе с режиссером, с актерами. Раньше артисты довольствовались «фоновой» музыкой. Иная популярная танцевальная мелодия удовлетворяла исполнителей разных жанров: подходит по ритму — и хорошо.

Сейчас мы, композиторы, создаем музыку сюжетную — с лейтмотивами, с четкими музыкальными характеристиками. Мы стремимся, чтобы она воплощала художественные образы и в то же время синхронно укладывалась в трюки, в эпизоды. Так было, к примеру, с номером Авдеевых. Побывав на репетициях эквилибристок, посмотрев, что они делают на своем семафоре-гиганте, я смог, как мне кажется, написать законченное по форме произведение с лейтмотивом. И в музыке иллюзионного аттракциона «Человек-невидимка» О. Белоусова также проходит лейтмотив. Правда, работа над «Невидимкой» шла иначе. Был четкий по замыслу сценарий, который А. Фальковский (он — постановщик и художник) и я обсудили вместе. Потом была написана музыка, и все трюки аттракциона «клались» на нее. В спектакле «Цирк на льду» музыка и номера создавались одновременно...

Слушая Белинского, убеждаешься, что он хорошо знает цирк, его специфику. Свою работу в цирке он начал несколько лет назад, когда написал музыку для оригинального номера Нази Ши-рай, решенного в национальном плане. Двадцать произведений написано им для программ «Цирк на льду» и «Цирк на воде». Я спрашиваю Белинского:

—  А приходилось ли вам писать музыку для номеров с дрессированными животными?
—  Да. Вы, конечно, знаете аттракцион с хищниками Виктора Тихонова. Он шел сорок восемь минут — столько же звучала и музыка. Работал я над ней полтора года.

Рассказывая об аттракционе Тихонова, композитор с улыбкой заметил:

— Иной раз мне помогали сами звери. Репетировали мы как-то с оркестром один из эпизодов аттракциона. Вдруг в паузе тигрица зарычала. И так это вышло уместно, так «укладывалось» по времени и по звучанию, что я спросил дрессировщика — а нельзя ли это зафиксировать и «просить» тигрицу рычать на каждом представлении? Виктор Тихонов обещал исполнить мою просьбу. Тогда в музыку я включил паузы, где абсолютно точно в нужном ритме звучит тигриный рык. Вскоре вторая тигрица «позавидовала» первой и стала в паузах подвывать ей. И вот стихийно возник необычный дуэт оркестра с тиграми.

Кстати, Тихонов говорил мне, что животные запоминают свою музыку. Зверь безразличен к «чужой» мелодии и узнает «свою». Услышав ее, выказывает беспокойство и как бы готовится к выходу на арену...

Других проблем коснулся наш разговор с Константином Анатольевичем Новиковым. Речь вначале шла о том, что довольно-таки легко можно писать стихи на музыку, и музыку — на стихи. Это в порядке вещей. Но очень трудно писать музыку к готовому цирковому номеру. Это требует большого напряжения.

— В идеале, — говорит Новиков, — должно быть так: режиссер ставит номер и одновременно композитор создает музыку. Цирк — зрелище. И ему присуща не «бытовая» танцевальная музыка, а ярко образная, создающая настроение. Сочиняя для цирка, надо мыслить, как бы в жанре театральной музыки, лирической и романтичной, бравурной и темпераментной. Надо искать ее симфоническое развитие.

— Некоторые артисты, — продолжал композитор, — в погоне за броскостью, ультрамодностью музыки, следуют худшим западным образцам, забывают о духе и стиле своего номера. К примеру, я наблюдал такое: артисты одного из номеров Узбекского коллектива, одетые в национальные костюмы, выступали под твист. Мы не должны пропускать на манеж западную макулатуру или безликую псевдосовременную музыку. Это не значит, разумеется, что из представлений следует начисто изгонять джаз, а также танцевальные ритмы — твист, шейк, босса-нова. Если они оттеняют характер выступления, то имеют право на существование. Нетерпима лишь слепая, бездумная погоня за модой. Важно и то, как исполняют мелодию.

Озабоченно говорит Новиков о проблеме исполнения. Напомню, Константин Анатольевич более десяти лет пишет для цирка. Он автор романтического вальса для аттракциона «Галактика», сюиты в русском духе, в которой использованы народные мелодии. Новиков утверждает:

— Симфоническо-эстрадную театральную музыку, которую мы пишем для цирка, лишь на трубе и на барабане не сыграешь. Оркестр в цирках небольших городов близок к джазу, что очень ограничивает его возможности. Нужно, чтобы в каждом оркестре были струнные, деревянные инструменты. Следует, может быть, добавить и аккордеон — для народных мелодий. Одним словом, цирку нужен малый эстрадно-симфонический оркестр. Он может сыграть адажио, серенаду, народную музыку. Сейчас оркестры ряда цирков насчитывают тринадцать — пятнадцать музыкантов, а этого недостаточно. Нас, композиторов, лимитируют такие оркестры: мы заранее знаем, что не можем «развернуться». Лишь яркий мелодический образ способен обогатить, поднять номер. Конечно, Московский, Ленинградский, Киевский, Минский цирки находятся в лучшем положении, нежели многие другие. Нередко в новом чудесном здании стационара играют весьма посредственные оркестры.

Я попросила Новикова рассказать о любимых работах для цирка.

 — Лет шесть назад я написал пьесы для реприз Олега Попова. Олег Константинович долго «примерялся» к музыке что-то ему подходило, в чем-то он сомневался. Наконец, выбрал. Попов много разъезжает и возит с собой ноты четыре разные инструментовки той же музыки — для разного состава оркестров. Интересно было писать для Казаковых, подчеркнуть характер их задорного номера на батуде традиционным веселым галопом.

Сейчас работаю над музыкой для нового аттракциона с дрессированными медведями Валентины и Виктора Эдер, который ставится по мотивам сказов Бажова. Думаю, получится нечто похожее на сюжетную сюиту в русском духе.

Более пятнадцати лет пишет для цирка Т. Ходорковский. За это время он создал музыку для аттракционов Ю. Дурова, А. Корнилова, С. Рубанова. К предстоящему 50-летию советского цирка Ходорковский закончил музыку к атлетическому аттракциону Григория Новака, занимающему целое отделение.

И вот Теодор Евгеньевич рассказывает о своей работе в цирке:

— Увлечен цирком с детства.. Мальчиком торчал за кулисами цирка в Киеве, смотрел все представления. Позже и сам выступал на арене в музыкальном аттракционе.

Как я пишу для цирка? У нас, как и в кино, все начинается со сценария. Обязательно работаешь совместно с артистами, режиссером. Хронометрируешь отдельные части номера, делаешь фортепианные наброски. Так писалась музыка к комической пантомиме «Веселые рыболовы» Ю. Никулина и М. Шуйдина, Очень важно оттенить каждый трюк и в то же время не «дробить» музыку. Мы стремимся к выразительной мелодии, к красоте звучания оркестра, что отнюдь не исключает современности музыкального языка и характерной ритмической обостренности, необходимой на манеже.

Мы хотим, чтобы легкая инструментальная музыка, преобладающая в цирке, приближалась интонационно к народности музыкального языка. Когда я писал сопровождение для конного номера «Иристон», то долго искал в нотном зале Ленинской библиотеки подлинный северо-осетинский музыкальный фольклор.

Иногда приходится спорить с артистами, которые не учитывают, что ритмы твиста и шейка не совпадают с образным строем их номера. Эти ритмы, на мой взгляд, преходящие, они будут забыты так же, как позабыт уже рок-н-ролл и пресловутое буги-вуги. Существует классика, и нужно шире использовать ее гибкие формы — вальс, галоп и другие.

* * *

... Сверкают блестки на костюмах. В вальсе кружится под куполом цирка гимнастка. Воздушный полет с трапеции на трапецию сопровождается романтической «летящей» музыкой. Бешеный темп акробатов-прыгунов подчеркивает темпераментный галоп. Лихо пляшут медведи под разудалый русский трепак. Звучат украинские, белорусские, армянские народные темы — выступают национальные ансамбли.

В каждый номер вложен труд композиторов, отдающих свои силы, свое творчество цирку, который и для них стал любимым искусством.

Т. КУЛАКОВСКАЯ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100