В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирковая программа: какой ей быть

Одна из существенно важных задач, стоящих перед работниками цирка, — формировать все больше постоянных программ. Вот я и поехал смотреть одну такую программу.

Сразу возникло несколько вопросов: а не пустая ли это затея? Что увижу в данном случае? Чем прежде всего отличается постоянная программа от обычной? В одном случае исполнители съезжаются в цирк из разных городов, чтобы через месяц-полтора снова разъехаться, в другом — артисты прибывают все вместе и таким же порядком отправляются в следующий пункт. Разумеется, все это для работников цирка весьма ощутимо. Постоянная программа несет с собой очевидные как организационные, так и экономические вьподы. Например, багаж адресуется в одно место. Если отправляют аттракцион в пульмановском вагоне, то туда же загружают реквизит трех-четырех других номеров. Ясно, что это позволяет экономить средства и т. д. Но, могут мне возразить, ведь зрителям безразлично, как съезжались исполнители, как везли их реквизит. Верно, конечно, однако им совсем не безразлично, что будет показано на манеже. Думается, что при тщательно продуманной организации постоянной программы правомерно ждать, что представление станет разнообразнее по жанрам, стройнее, выразительнее. Но как, каким образом всего этого достигнуть?

Если о цирковых коллективах, о том, на каких принципах их создавать, как ими руководить, написано немало, то о постоянных программах обычно говорится лишь, что они нужны. Сейчас это всеми признано. Так какими же им быть? Конечно формирование постоянных программ связано со многими проблемами. Такие программы не только позволяют экономить средства, что очень важно, но и создают благоприятные условия для проведения воспитательной работы среди артистов, их учебы. Но на этот раз остановимся лишь на одной стороне дела, посмотрим, как влияет организация постоянной программы на художественное качество представления?

В их создании уже начинают складываться некоторые тенденции. И положительные и те, что вызывают озабоченность. Например, стало традицией для передвижных цирков формировать программы на весь летний сезон. Совершенно очевидно, что это хорошо и удобно. Для работы с постоянной программой репертуарно-художественный отдел Союзгосцирка выделяет режиссера. И это опять-таки плюс. В отделе формирования и эксплуатации программ ему вручают список отобранных номеров. А не лучше ли было бы заблаговременно привлекать режиссера к отбору номеров, из которых он должен подготовить представление. Но так или иначе режиссер обычно ставит парад-пролог, определяет наилучшую, по его мнению, очередность номеров, советует коверному, в какой последовательности, какие репризы исполнять, дает творческие советы другим артистам.

Но затем... Затем режиссер, как правило, получает новое задание и уже не имеет возможности следить за творческой судьбой подготовленной программы. Случается, что отдел формирования отзывает из нее какие-то номера, заменяя их другими. А ведь в этих случаях требуется что-то изменить в прологе, внести коррективы в очередность номеров и в репризы комиков. Все это, конечно, делается, но далеко не всегда удачно, так как делается это уже без режиссера. Та постоянная программа, которую я ехал смотреть в Ростовский цирк, имела свою особенность — ее составил и возглавляет опытнейший мастер, прославленный комик Карандаш, проявивший себя и как режиссер и как автор.

Программа во главе с Карандашом сменяла в Ростове-на-Дону обычную, сформированную на месяц-полтора. Я смог познакомиться  с  обеими. Сравнение было явно в пользу постоянной. И дело не в том, что Карандаш подобрал особо талантливых знаменитых исполнителей. Нет, он не шел легким путем — не приглашал артистов, чьи имена уже широко известны публике. К примеру, все участники пяти номеров — выпускники ГУЦЭИ 1969 года, они делают буквально свои первые шаги на профессиональном манеже. Номер чечено-ингушских джигитов под руководством Т. Нугзарова пополнился новыми исполнителями и сейчас, по существу, является молодежным.


В представлении, что демонстрировалось прежде, до приезда в Ростов Карандаша, было немало популярных исполнителей. В нем участвовал заслуженный артист РСФСР Г. Новак с сыновьями. В аттракционе, который они создали, атлетика удачно сочетается с акробатикой, напряженные моменты, когда зрители следят за поднятием рекордных тяжестей, перемежаются клоунскими репризами. В той же программе выступали известные канатоходцы под руководством народного артиста Узбекской ССР А. Ташкенбаева, А. Подгорный и другие интересные исполнители. О каждом из этих номеров можно сказать немало хорошего. А вот собранные вместе они не производили цельного впечатления. В спектакле отсутствовала динамика, логика развития. Уже с самого начала даже в подборе номеров было много случайного, не учитывалось, как будет строиться представление, что станет его стержнем. Например, демонстрировались три номера акробатов-эксцентриков (причем, два со столами), но лишь один — воздушных гимнастов, хотя этот жанр, как известно, вносит в представление романтическую приподнятость.

Обычно коверный, заполняя паузы между номерами, как бы связывает их. Он объединяет представление хотя бы уже тем, что весь вечер присутствует на манеже — от начала и до конца представления. В той программе, что шла в Ростове, участвовало несколько групп коверных. Верхом на ослике выезжал А. Ташкенбаев, продолжающий со своими партнерами традиции Акрама Юсупова. Несколько раз появлялся сдержанно-ироничный клоун В. Свириденко. Наконец, несколько реприз исполняли молодые клоуны-стажеры В. Де-рябкин и А. Хлюпин. Все эти разные по творческой манере комики никак не были связаны друг с другом, не представляли какой-то единой клоунской группы, их репризы и сценки чередовались совершенно произвольно. Клоуны, особенно молодые, не успевали полностью проявить себя. И уж, конечно, всем им вместе не удалось объединить номера. Парад-пролог, решенный весьма традиционно, никак не определял характер данного представления.

В постоянной же программе с самого начала подчеркивается ее жизнерадостно-приподнятый характер. Пролог с участием коверных служит заявкой на веселый спектакль. Он решен по-цирковому, в него включены клоунские репризы. Комики, появившись вначале, открыв представление, ведут его дальше, их шутки пронизывают весь спектакль. Еще и еще раз выходит Карандаш, и если даже в какой-то паузе основным исполнителем репризы становятся его партнеры, то зрители уже знают их, воспринимают сценку, как логическое продолжение действия одной веселой компании — друзей Карандаша.

Если оценивать каждый номер в отдельности, особенно молодежи, то, отмечая положительное, можно указать и на отдельные недостатки. У новичков отсутствует порой четкость, уверенность в исполнении трюков, не хватает артистизма. Но представление в целом производит свежее, радостное впечатление. Номера, подобранные продуманно, со знанием дела, открывают все новые грани циркового искусства. Изобретательно представлены жанры, учтены особенности номеров. Скажем, в программу включены три номера акробатов, но какие они разные! У танц-акробатов Максимовых волление акробатов-эксцентриков Андреевых со сценкой «На вокзале». Темпераментен номер акробатов-прыгунов Ступиных — они совершают задние и передние сальто, акробатические прыжки с батуда или с ренского колеса.

Номера программы различаются и по ритму и по своему образному строю. Они то более напряженные, как руководимый В. Лобзевым воздушный полет (в котором, замечу кстати, демонстрируется сальто-мортале с завязанными глазами), то лирико-романтические, как у воздушных гимнастов Денисовых, то задорно-веселые, как у музыкальных эксцентриков Н. Сорокина и Н. Орлова, то монументально величественные, как у художественно-акробатической группы Ярославцевых, то с мягким юмором, как у дрессировщика собачек И. Чернецова, и т. д.

Но, пожалуй, главное достоинство данной программы — постоянный руководитель. Предположим, вдруг заменят какой-то номер. И что же? Прибывшим артистам определит место в программе со знанием дела ее руководитель — опытный мастер манежа. Обратите внимание, если на лето формируется более десяти постоянных программ, то зимой их куда меньше. В Союзгосцирке вам сообщат, что в зимний сезон с неизменной группой номеров гастролирует Карандаш, И. Бугримова — и, пожалуй, все. Но, думается, не только Карандаш и Бугримова могут успешно возглавить постоянную программу, принять участие в ее формировании, но и другие ведущие мастера арены. Кстати, коверным и руководителям крупных аттракционов совсем не безразлично, кто участвует в представлении вместе с ним, какой оно носит характер. Э. Кио, О. Сокол, некоторые другие руководители аттракционов переезжают из цирка в цирк с неизменной группой одних и тех же номеров. Это еще не постоянная программа на два отделения, но уже нечто близкое к ней, я бы сказал, первый и важнейший шаг к ее созданию. У наших ведущих мастеров достаточно опыта, вкуса, чтоб не только руководить своим номером, но направлять жизнь целого творческого коллектива, объединяющего артистов различных жанров.

Вспоминается, как Григорий Новак, сетуя на нелепо составленную программу, в которой ему тогда довелось участвовать, поделился мечтой создать представление с условным названием «Будь силен и здоров». По его мысли, тема торжества в человеке силы, здоровья должна быть отражена и в тексте пролога, и в репризах коверных, и в номерах, например, таких, как силовые акробаты или эквилибристы с першами. А свое кульминационное решение эта интересная тема найдет в аттракционе «Атлетическая поэма». Так ли уж сложно подготовить подобную программу? Необходимые для этого затраты и усилия окупятся сторицей, если программа будет формироваться не на один месяц, а хотя бы на сезон.

Сейчас открылся новый летний сезон. Но опять, как и в предыдущие годы, в передвижки выезжают режиссеры на пять-десять дней — поставить пролог, определить очередность номеров. А потом?.. Может быть, режиссер до конца сезона должен заботиться о высоком качестве представления, которое им подготовлено? Пусть он не постоянно находится при шапито, но обязательно приезжает туда, когда заменяют номера, перед премьерой в новом городе и т. д. А если уж невозможно прикрепить режиссеров к каждому цирку-шапито, есть смысл назначить художественного руководителя из ведущих артистов программы. Одно время так и делалось, но потом в Союзгосцирке отказались от этого на том основании, что появились недовольные, которые жаловались, почему, мол, мной командует другой артист, чем он лучше меня? Однако вряд ли стоило отказываться от художественных руководителей — требовалось лишь более продуманно подходить к их выдвижению, назначать тех мастеров, которые обладают несомненными знаниями, опытом, авторитетом. Такие мастера есть в каждой программе. А разве не могут возглавить программу артисты, успешно занимающиеся на режиссерском факультете ГИТИСа: ведь некоторые из них уже ставили парад-прологи, детские представления? И как знать, не сложатся ли со временем новые цирковые коллективы на основе программ, которые возглавят наши лучшие мастера.

Впрочем, могут быть иные соображения, иные предложения. Но важно учитывать, что постоянные программы нужны не для отчета и не только для большей четкости в организационных вопросах, но, главное, для повышения художественного уровня представлений. Надо, чтобы стало правилом: если программа постоянная, то непременно — яркая, разнообразная, интересная.

К. Ганешин

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100