Цирковое представление «Цирк-83» - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цирковое представление «Цирк-83»

Еще во время завершения Первого всесоюзного циркового конкурса, посвященного 60-летию СССР, у народного артиста СССР Юрия Никулина, главного режиссера Московского цирка на Цветном бульваре, возникла мысль сделать представление из номеров победителей.

И вот замысел осуществлен. Чтобы дать артистам возможность полностью продемонстрировать свое искусство, так сказать, творчески высказаться, постановщики программы — Юрий Никулин, Виктор Плинер и Юрий Бирюков — остановились на дивертисменте как наиболее удобной, по их мысли, форме для решения такой задачи. Итак, принципиально откровенный дивертисмент. Все внимание на номера, и только на них.

Цирк начался сразу. Зрителей не томили долгим для манежа монологом, который нередко бывает выражен стертыми словами и потому оставляет равнодушной публику, откровенно ждущую, когда начнется сем цирк. Ибо неистребимо, как ни ухищряйся, желание зрителей, пришедших в цирк, видеть прежде всего и после всего акробатов, гимнастов, жонглеров, эквилибристов, фокусников, дрессировщиков в своей стихии, на манеже, и демонстрирующих именно свое искусство. Этим и жив цирк.

«Конный дивертисмент». Дрессировщики ЗИНАИДА и ЮРИЙ БЮРИКОВЫ

«Конный дивертисмент». Дрессировщики ЗИНАИДА и ЮРИЙ БЮРИКОВЫ

Итак, повторим, цирк начался сразу. Парад-пролог, помпезный и в то же время изящный, стремительный и впечатляюще яркий, был построен, в сущности, просто. Участники программы по номерам спускались с красиво украшенной рампады на манеж, А их встречал на полпути или внизу очень артистичный, темпераментный, подвижный, но не суетливый, тоже участник программы Александр Фриш, представлял публике и передавал кордебалету, который приветствовал и вовлекал артистов каждого номера в особый танец и в танце провожал их до центрального прохода. А затем выехал на белом коне ведущий программу Завен Мартиросян и, ни на минуту не останавливая начавшееся представление, брал его в свои руки. Сразу же хочется поздравить балетмейстера представления Петра Гродницкого с отличной работой, отметить удачную работу художника Марины Зайцевой.

Представление называется «Цирк-83». Оно составлено почти все из номеров лауреатов Первого всесоюзного конкурса. Перед зрителями, так сказать, сегодняшний день цирка в его лучших образцах. Казалось бы, куда как просто: сплошь лауреаты, все само собой и образуется в представлении. На самом деле далеко не так. Дивертисмент — дело тонкое, он требует определенного подбора номеров и умения точно найти место каждому. А постановщики сразу же при подборе номеров столкнулись с определенными трудностями — Киевский цирк тоже решил поставить программу с участием творческих победителей и пригласил к себе часть лауреатов. Тем самым и там и тут выбор сузился. Но так или иначе в руках постановщиков оказались хорошие номера, и режиссеры постарались дать им возможность без помех продемонстрировать свое искусство. Разумеется, кое-где в интересах представления да и самих артистов были сделаны незначительные купюры. Но номеров они не испортили, даже пошли на пользу.

Праздничный пролог, как бы чуть погасив и умерив многоцветье и карнавальное многолюдье, выпустил из своих недр девушку на шаре. И она, изящная и даже хрупкая на вид, но словно сохраняющая, аккумулирующая в себе заряд энергии и торжество карнавала, солирует в этом праздничном действе. Да, Марина Кордобан будто из самой гущи праздничного действия появляется на своем сверкающем и блистающем шаре, восхищая зрителей неутомимыми и разнообразными эволюциями с хулахупами. Обручи покрывают всю ее ладную фигурку и послушно крутятся одновременно в разные стороны, а ассистенты продолжают накидывать обручи еще и еще. Кордобан, ловя их на лету, включает в общее безостановочное движение. Не говоря ни о чем другом, невольно думаешь: откуда только силы берутся! И когда в финале этот перпетуум-мобиле все-таки останавливается, обручи опадают, вспыхивает полный свет и перед зрителями оказывается миловидная девушка, всего больше поражаешься контрасту между ее хрупкой женственностью и морем движения, которое только что рождала ее маленькая фигурка.

Начало представления — несомненная удача постановщиков. После такого бурного начала, давая зрителям возможность несколько передохнуть, следует лирический номер воздушных гимнастов Газизовых. Номер корректный, изящный и красивый. Но та символика, что заложена в нем — Батыр и Журавушка, — не очень ясно прочитывается зрителями. Может, оттого, что выражена только средствами хореографии.

«Ансамбль собачьей песни» Сергея Богуслаева не отнесешь к номерам, которые составляют основу программы. Это, скорее, миниатюра. Но имеет, на мой взгляд, эта работа значение принципиальное. Богуслаев не сразу пришел к осуществлению своего замысла. Он уже ранее появлялся на московском манеже. Но тогда все у него было зыбко, рассыпалось и выглядело откровенно слабо. И вот теперь замысел благодаря режиссерской помощи Владимира Крымко осуществлен. Артист ушел от обычной формы номера с собачками. Он, конечно, пользуется многими известными трюками. Но свежесть номера в ином — это прежде всего актерская работа Богуслаева. Четвероногие партнеры как бы подыгрывают ему. И здесь можно говорить о дуровских традициях. И говорить не туманно, не вообще, как мы часто делаем, а точно указать на них: вот они в конкретном выражении.

Сергей Богуслаев несомненно артист. Очень мягкий и в то же время не сюсюкающий со своими питомцами, артист в каждом моменте своего номера. И это очень отрадно. Ибо цирк наш сегодня особенно нуждается в артистах. Что подтверждает следом же идущий номер эквилибристов с першами под руководством Бориса Шабаева. Оригинальные и сложные трюки, очень сильная работа. Но, к сожалению, именно работа, только исполнение трюков, без малейшего обыгрыша, актерской подачи их. Жаль. Могут возразить: такие великолепные трюки сами за себя говорят. Говорят.

Но насколько бы сильнее заговорили, если бы партнеры хотя бы чуть обозначили взаимоотношения между собой.

«Маленький флейтист». ЕЛЕНА ГОРДЕЕВА. Клоуны Антошка и Антон (ЕКАТЕРИНА МОЖАЕВА и АНАТОЛИЙ ЛАТЫШЕВ)«Маленький флейтист». ЕЛЕНА ГОРДЕЕВА. Клоуны Антошка и Антон (ЕКАТЕРИНА МОЖАЕВА и АНАТОЛИЙ ЛАТЫШЕВ)

А насколько сложен манеж для актерского самовыражения показал случай с номером Елены Гордеевой «Маленький флейтист». На конкурсном показе и перед ним Гордеева выступила очень хорошо. Номер ее, хотя и вызывал разноречивые суждения, тем не менее всеми был признан работой интересной, талантливой, и артистка заслуженно получила свою награду. Но вот я на представлении «Цирк-83» смотрю знакомый номер и с сожалением вижу, скорее, ощущаю, что что-то в нем утрачено. Казалось бы, все тоже: те же страхи, неуверенность, огорчения, провалы и победы маленького флейтиста, те же мизансцены, которые захватывали чувства зрителей. И все-таки что-то не то, что-то утрачено. То ли появилась однотонность, то ли ушла та трепетность, что заставляла переживать за судьбу маленького флейтиста. И номер как бы погас. Надеюсь, что талантливая артистка преодолеет это, и номер ее вновь наполнится живым чувством.

А затем наступает черед, пожалуй, лучшего номера в первом отделении. Трудно, да просто невозможно, конечно, устанавливать художнические «ранги» в искусстве вообще, а уж в цирковом представлении с его многообразием жанров тем более. Но несомненно, что в лице Надежды Дроздовой наш цирк приобрел замечательную воздушную гимнастку. И номер ее достоин самых высоких похвал.

Необычен и чрезвычайно сложен даже для мужчин жанр, в котором работает Дроздова, — воздушный турник. А тот каскад трюков, которые исполняет она, в пору демонстрировать не одному, а нескольким турнистам. И проделывает все это она легко. Как бы сохраняя то настроение, в котором появляется из-за кулис. А появляется она на манеже в брючном костюме, в канотье, в игривом, чуть шаржированном танце. И наверху это настроение словно и выливается в тот прихотливый каскад трюков, который заставляет неотрывно следить за ним. Причем следить, не напрягаясь, с легким, радостным чувством. Потому что делает она все это играя, без тени озабоченности, без обычной подготовки к трюкам. Они без пауз следуют один за другим. И какие трюки! А улыбающееся лицо ее безмятежно. Удивительная гимнастка.

Вот она, оттолкнувшись ногами от перекладины турника, бросает тело в воздух и, перевернувшись, снова приходит на перекладину, успевая ухватиться за нее руками. Знаменитая петля Корбут. Но не на гимнастическом помосте, а высоко под куполом цирка. Дроздова чуть согнула ноги -— сейчас она оттолкнется от перекладины... Я специально посмотрел в этот момент на ее лицо — улыбка светилась на нем.



А вот она крутит ризенвелли — «солнце» — на одной перекладине и, раскрутившись, исполняет банолло — перелетает, совершив в воздухе полпируэта, на другую перекладину в стойку на руки.

В работе Надежды Дроздовой — многое от стиля и манеры ее педагога и режиссера, знаменитой в свое время воздушной гимнастки Галины Адаскиной, и несомненно она разделяет успех со своей талантливой ученицей. Но одно замечание мне хотелось бы сделать. Уже внизу, после выступления, Дроздова раскланивается, как бы снова возвращаясь к эксцентрическому танцу. Но теперь уже ее движения, после того успеха, что обрела она, выглядят некоторым жеманством. Думается, их лучше пригасить.

Заканчивается первое отделение многолюдным номером «Украинские забавы» под руководством В. Черниевского. Это совсем новый номер, он выпущен уже после конкурса. Но я не вижу в том большой беды, что постановщики, включая его в программу, так сказать, нарушили статус кво — впустили в компанию лауреатов. Беда в другом: он еще, конечно, до конца не выстроен. В нем много лишнего, много суеты, да просто толчеи на манеже. Из-за всего этого пропадает истинное впечатление от тех превосходных прыжков, ради которых он и задуман. А мы знаем Владислава Черниевского как одного из создателей хорошего номера — «Акробаты на столах». Вот там все было на месте и ничего лишнего. Хотелось, чтобы в этом случае он проявил вкус и чувство меры. Но, скажем откровенно, работы здесь еще очень много.

Воздушная гимнастка НАДЕЖДА ДРОЗДОВАВоздушная гимнастка НАДЕЖДА ДРОЗДОВА


И во втором отделении имеется номер, не участвовавший в конкурсе — акробаты на мачте под руководством Р. Якубова. Здесь режиссеры программы решительней вмешались в построение его композиции, и он зрелищно явно выиграл. Самая оригинальная часть его — виртуозные пролазки и неожиданные по способам спуски по мачте — была сконцентрирована и выделена, А когда артисты отшлифуют такой интересный и впечатляющий трюк, как колонна на вершине переламывающейся мачты, номер обретет сильный финал.

Григорий Попович совсем молодой артист, но про него твердо можно сказать, что он уже вошел в число лучших наших жонглеров. Уверенное мастерство органично соединено с образом современного молодого человека, обладающего чувством собственного достоинства, незаносчивого, однако и не скромничающего очень - что умею, то умею! А технические возможности у Поповича, чувствуется, очень большие. И, конечно, он будет еще расти. Уже сегодня его работа оставляет ощущение, что он показал далеко не все, что умеет. Верный признак таланта.

Конный дивертисмент Бирюковых вызывает сложное впечатление. То, что это необычно и интересно, несомненно, И в то же время несобранно еще, распадается пока еще найденное на отдельные части, нет единого стиля. Одна из причин этого видна сразу — артисты не общаются друг с другом ни в трюках, ни между собой. Есть, и другие огрехи — полное разностилье в костюмах и оформлении реквизита. Но все это легко поправимые вещи. Номер обещает быть очень изящным и красивым. И уже имеет свое, ни на кого не похожее лицо.

О гимнастах на брусьях Голышевых уже очень много сказано и написано. Пожалуй, больше, чем кто-либо из этой программы, они услышали в свой адрес комплиментов. И заслужили их: это очень редкий случай, когда в групповом акробатическом или гимнастическом номере каждый участник имеет свою линию поведения, свою особую пластику и выдерживает их от начала и до конца выступления.

И в этой программе Голышевы имели большой успех. Может быть, ими и стоило завершать представление. А завершает его, как и открывает, Александр Фриш, артист очень темпераментный, умеющий взять публику в руки. Но сам номер его, как ни хорош актерски Фриш, мелковат для финала. Здесь нужен был бы крупный, масштабный номер. И вообще всему представлению явно не хватало, что называется, цуг-номера, гвоздя программы. Но такового в руках постановщиков не оказалось. И это не их вина, ибо такого номера не оказалось и среди победителей конкурса. О недостатках, которые выявил конкурс, уже не раз говорилось на страницах журнала. Теперь их след проступил на манеже.

Разговор о клоунах я сознательно оставил на конец статьи.

Известно, что именно в жанре клоунады конкурс выявил большие недостатки. И Екатерина Можаева и Анатолий Латышев, они же Антошка и Антон,— единственные лауреаты, обладатели третьей премии. У них есть стойкие поклонники. Но велико число и тех, кто их не принимает, считая, что у них слишком мало именно от клоунов, что они, скорее, неплохие эксцентрики и только. Это, на мой взгляд, не совсем так. Они, конечно, клоуны, со своей выстроенной линией поведения. Но вот она-то уж очень однообразна. Антошка все время обижает Антона — то крысу ему подсунет, то гусеницу, то трахнет кастрюлей по лысине. Бедная лысина, она без конца обыгрывается. Несмотря на то, что они много двигаются, исполняют массу эксцентрических трюков, корючек, остается ощущение какой-то художественной вялости, ибо нет внутреннего движения в их действиях. Им явно не хватает истинной комедийности. А между тем, их образы позволяют, думается, немалого достичь. Она — этакий Том Сойер пополам с Гаврошем, у него — гротесковая внешность и очень своеобразная пластика. Вообще у них есть свой графический рисунок. Но молодым артистам явно нужен режиссер. А то, что они люди способные, видно, как говорится, и невооруженным глазом.

Вот такова программа победителей конкурса. Режиссеры постарались, повторим, дать артистам полностью высказаться и в тоже время сумели сохранить цельность спектакля. А кончается он на лирической ноте. Публику провожает несущаяся из репродуктора песенка о цирке в исполнении Юрия Никулина. Публика с улыбкой покидает цирк. Разумеется, она узнала голос любимого артиста и приняла его работу, теперь уже режиссерскую. Конечно, в этом есть некоторое лукавство. Но лукавство удивительно милое, очаровательное. Побольше бы такого в цирке.

АНАТОЛИЙ ГУРОВИЧ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования