В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Цветы  на рояле

Капитолина ЛазаренкоВ фойе покупаю внушительных размеров программку и сра­зу — в зал. Оглядеться, отрешиться от житeйских забот, настроиться на встречу c искусством.

Многие пришли c цветами, и в зале царит особая атмосфе­ра — изысканно-тонкая аура, предвещающая не заурядное представление, a светлый и желанный праздник. До начала еще десять минут, усаживаюсь в кресло и принимаюсь за программку. «C любимыми не расставайтесь». Что ж, поэтично и неодно­значно: любимыми в данном случае могут быть и песни, и ар­тисты, и друзья. «Поет заслуженная артистка РСФСР Капитолина Лазаренко. B вечере принимают участие...» следует перечень маститых имен. На развороте — трогательная аннотация глав­ного дирижера Московского государственного театра эстрады Владимира Старостина и эффектная фотография: Л. Утесов, M. Табачников, K. Лазаренко, Л. Русланова, H. Плотников. Крат­кая, но точная характеристика, данная певице Юрием Саульским: «Голос большого диапазона, хорошая дикция, умение донести эмоциональный смысл произведения до зрителя-слушателя, прекрасная сценическая внешность — вот, c моей точки зрения, главные отличительные черты ее творчества». Сдержанный пане­гирик E. Петросяна. И даже каламбур A. Иванова:

Пусть речь моя заучит не длинно,
Но следует ее учесть:
Когда поет Капитолина,
B программе капитальность есть.
Все, как положено.

Вообще я на такие мероприятия не хожу. Боюсь встреч c прошлым. Боюсь разочарований. K тому же не каждому эстрад­ному артисту удается удержаться на стремнине зрительского интереса хотя бы пять-восемь лет, не говоря уже о десятилетиях. Скажем, Пьеха или Кобзон делают это успешно, a другие?

Она вышлa на сцену в строгом черном платье и без пре­дисловий запела. Конечно, годы никого не молодят. Но голос ее звучал по-прежнему молодо, сильно, впечатляюще. Она нача­ла c песни, давшей название всему концерту — «C любимыми не расставайтесь».

—  Мне хотелось, чтобы здесь, в песне, прошла вся моя жизнь. K сожалению, не все вошло в программу,— это Капито­лина Андреевна говорила мне уже после концерта.— Хотелось отразить и то, c чего я начинала, и мой сегодняшний день, и отдать должное памяти артистов, c которыми я дружила.

Первые букеты, вызывающе роскошные и нарочито скром­ные, легли на рояль. Извечные знаки внимания, любви, предан­ности.

Под баянный аккомпанемент композитора B. Темнова Лаза­рeнко исполняет его песню «Погадай мне, кукушка».

—  A как вы начинали?

— Махачкала, сорок третий год... Я окончила музыкальную школу и участвовала в самодеятельности Дворца культуры рыбаков. Параллельно прирабатывала в кинотеатрах — пела пе­ред сеансами. Время было тяжелое — война. Пела все подряд: и оперные партии, и арии из популярных оперетт, и песни со­ветских композиторов. Потом меня пригласили в хор Дагестан­ского радиокомитета, там я впервые и получила свою трудовую книжку.

—  Я видел одну старую афишу. Там вы значились как Кити Шимановская.

Капитолина Андреевна улыбается:

—  Да, было такое. Приехал в Махачкалу литовский джаз, и музыканты пригласили меня на репетицию. Попросили спеть что-нибудь. Кончилось тем, что я бросила Махачкалу и поехала c ними работать. Приехали в Москву, музыканты своего дома еще не имели — Вильнюс y немцев был. Стали работать. И дали они мне псевдоним: вместо Капитолины — Кити, вместо Шама­новой, моей девичьей фамилии,— Шимановская...

Из-за кулис появляется новый аккомпаниатор — несравнен­ный Давид Ашкенази. По-юношески порывист, стремителен. Садится к роялю. Пальцы легко пробегают по клавишам. Харак­терная, сразу узнаваемая манера игры.

—  Ашкенази... Он один целый оркестр. Я всю жизнь мечтала c ним работать, но по разным причинам этого не произошло. Когда-то он совместно с О. Милявским написал песню и позво­нил мне по телефону: «Капа, есть песня для тебя». Я послушала — дали Мне фонограмму. Прорепетировала и записала на пластинку. C тех пор она y меня в репертуаре — «Зачем на свет девчонкой родилась». Прошло время, и Валентина Толкунова тоже запела ее... A сейчас я хотела, чтобы он сам аккомпанировал мне.

Нежная, полная грусти и девичьей обиды песня. И в голосе певицы звучит неподдельная горечь.

—  B Москве, наверное, трудно пришлось поначалу?

—  Не сладко. Учебу в Гнесинском училище приходилось совмещать c работой. Приютила меня солистка этого же джаз-оркестра Эсфирь Ласкина. Вот кто по-настоящему помог мне в жизни — она и кров дала, и петь учила, и мастерам эстрады меня показала. Мы тогда выступали в зале имени Чайковского. Неудобно говорить, но был успех. Слухи дошли до начальства, и на одни из моих концертов пришла дирекция ВГКО. Тогда еще Всероссийское гастрольно-концертное объединение было, и ее руководители ходили На концерты.

Потом меня пригласили в концертную группу Александра Николаевича Вернера. Я y него многому научилась. Артист он был, конечно, феноменальный. Он ставил искрометные програм­мы «Когда зажигаются огни,,, «Не в бровь, а в глаз», c которыми мы ездили в Одессу, Тбилиси, Ленинград и везде имели успех, вот тогда я и получила признание публики.

Она поет «Седину» M. Табачникова. Поет, очень тонко чувст­вуя природу этой песни.

—  Мой муж был кадровый военный, прошел путь от рядо­вого до генерала. Воевал, был контужен, но, к счастью, вернулся живой. A ведь многим война принесла невосполнимое горе.

И я просто не мыслю своего репертуара без военной песни, баз четко выраженной патриотической позиции. Стараюсь нести эти темы c большой душой, c полной отдачей. Иногда мне говорили: «Капа, зачем тебе это нужно? Выходит красивая женщина и начинает o войне петь. Зачем ЭТО? Y тебя другой жанр». А я не могу не петь об этом. И нет ни одного концерта, чтобы я не пела o Родине, o человеческой памяти, o верности ушедшим.

B  г. Караганде тысячный зал шахтерского Дворца культуры стоя пел с ней песню E. Евтушенко и Э. Колмановского «Хотят ли русские войны».

Второе отделение Капитолина Лазаренко открывает песней Г. Пономареико на стихи B. Бокова «Снег седины». Продолжение военной темы...

Высокая гражданственность и тонкая лиричность — две составляющие ее искусства. Слушая Капитолину Андреевну, я вспоминал 60-e годы — годы утверждения новой советской массовой песни. Тогда y всех на слуху были такие исполненные ею песни, как «Заздравная» И. Дунаевского, «Россия — Родина моя» B. Мурадели, «Письмо в Заполярье» E. Жарковского, «Вернись на Волгу» П. Аедоницкого, «Журавленок» Э. Колманов­ского, «Могила неизвестного солдата» A. Двоскина.

Вершиной творческого успеха Капитолины Лазаренко была написанная для нее B. Мурадели песня «Россия — Родина моя».

—  Много лет была y меня и песня композитора B. Романова на стихи H. Хикмета «Баллада о японском рыбаке». Это o траге­дии Хиросимы и Нагасаки. Тяжелая и трудная песня. Она не потеряет актуальности до тех пор, пока будет существовать угроза ядерной войны.

Серебристо-звенящий, западающий в душу тембр ее сопрано позволяет решать самые сложные, самые рискованные песенные замыслы. Не случайно, рецензируя выступление Лазаренко, одна скандинавская газета писала: «Эта певица может петь в любой опере мира!»

Ведущий концерт Роман Бердин объявляет следующую песню — «Посвящение Шукшину». Аккомпанирует автор — композитор Евгений Птичкин.

— Когда Людмила Зыкина еще не была такой знаменитой, как сейчас, я сказала ей: «Знаешь, Люда, есть песня, которую ты просто обязана спеть,— «Течет Волга» M. Фрадкина». И эта песня, как вы знаете, сыграла определенную роль в ее творческой биографии. A потом она мне «вернула долг», настояв, чтобы я непременно исполнила песню из ее penepтyapa — «ПОСВя­щение Шукшину» E. Птичкина.

Очень жалею, что в эту программу не вошли песни Влади­мира Высоцкого. Наши семьи дружили, и я помню его совсем мальчишкой. Как хорошо он однажды сказал, что o вoйне нельзя написать лучшей песни, чем «Вставай, страна огромная...».

Новыe краски концерта. Русские городские романсы: «Снова пою», «Две гитары», «Дождь проливным потоком». Звучит знаме­нитая, волнующая кровь «Гитана». Как все это давно было: «Гитана», « Караваньера», «Вишневый сад», «Чико-чико», «Беса ме мучо».

«Мою любовь» она бисировала. Ах, как она спела эту румбу! Сколько динамики, страсти, темперамента!  Не зря равнодушные к  европейской эстраде американцы в свое время выпустили c этими и другими ее песнями целый «гигант» под весьма лако­ничным названием «Поет Kana!».

A первую свою запись на пластинку она сделала с оркестром Л. O. Утесова.

—   Помню, выступала я в ЦДРИ, и на концерте присутство­вал Леонид Осипович Утесов. Я пришла расстроенная за кулисы оттого, что плохо пела. И вдруг слышу голос c сипотцой: «Где же здесь Капочка Лазаренко?» — «Вон там она, за ширмой сидит». А я просто плачу — так ужасно расстроена. Он подошел и ласково тронул за плечо: «Деточка, как вы хорошо пели. Идите ко мне работать».

Именно в концертных программах Государственного эстрад­ного оркестра РСФСР под управлением Л. O. Утесова произошло становление Лазаренко как певицы. Прав был Евгений Петросян, когда говорил: «Школа Утесова не могла не сказаться на дальнейшей творческой судьбе его учеников, и именно Утесов сумел придать природному дарованию Капитолины Лазаренко четкие формы мастерства. Мастерства c большой буквы».

 

БОРИС САВЧЕНКО

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100