В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Дама со слоном

Регулировщик не верил своим глазам. Тут, на этой тихой улице, где он штрафовал во­дителей автомобилей лишь за недозволенные стоянки, какая-то машина выделывала совершенно не­лепые зигзаги: поворот влево, по­том вправо… влево, опять вправо!.. Преодолев растерянность, полицей­ский дал резкий свисток. Машина остановилась.

Регулировщик считал себя психо­логом: он уже столько времени за­нимается тем, что наклеивает штраф­ные ярлычки на ветровые стекла ма­шин, что успел хорошо изучить этот мир!.. Он делил свои жертвы на впол­не определенные категории: на свар­ливых и на покорных, на безучастных и на высокомерных, на тех, кто его ругал, и на тех, кто старался отде­латься грубоватыми шутками... Есть еще одна категория — женщины. Сре­ди них были такие, которые пытались его обворожить: «Ведь не составите же вы акт из-за такого пустяка!», «Ну будьте же милым!..», «Такой мужчина, как вы, — наверняка галан­тен и любезен...» Однако встреча­лись и иные. Те бросали свысока: «Вы еще обо мне услышите!» Но он всегда оставался непоколе­бимым. Он отвечал: «Я делаю свое дело,   мадам!»

Немногословный, туповатый, не­далекий, он прибегал к единственно­му оружию, которое у него было кро­ме квитанционной книжки, — к мол­чанию. И тут уж никто не мог подо­брать к нему ключи!.. Водитель этой петляющей маши­ны, видимо, хватил лишнего... Одна­ко, подойдя к автомобилю, регули­ровщик   чуть  не   проглотил  свисток: за рулем сидела молодая женщина с ясными глазами и лицом, которое не выражало никаких признаков вол­нения. Внешность ее была безупреч­на. «Вот-те на!» — подумал регули­ровщик.

— Вы  понимаете, что  ведете ма­шину неправильно?
— Разумеется. Я просто проверяю управление, потому что на мою ма­шину   сел   слон...
— Слон?!
— Да, слон...

Регулировщик осторожно пере­спросил:

— Я не ошибся? Вы сказали, что на вашу машину сел... слон?..

Молодая женщина ответила:

— Да, я сказала, что на мою ма­шину сел слон.

«Если она не пьяна (а она — не пьяна!), значит, она сумасшедшая!» — подумал регулировщик.

— Вы в состоянии довести маши­ну   до   полицейского   комиссариата? Это здесь, на углу.
— Не вижу в этом необходимости. Я   повторяю  вам,  что   я   ехала   так, чтобы  проверить   управление,   после того  как  на   мою   машину  сел слон.  Я   выбрала   эту   улицу   потому,   что здесь небольшое движение...

«Э, да она и впрямь может натво­рить такое, что...» — подумал регули­ровщик и решительно произнес:

— Разворачивайте направо. Я бу­ду следовать за вами.
— Ну хорошо, поехали…

Молодая женщина по опыту зна­ла, что не стоит долго спорить с этой разновидностью представителей власти!. Она повернула направо. Пока она выбирала место, где поставить машину,   регулировщик  вошел   в   комисса­риат и торжественно сказал:

—Я  привел одну тронутую! Она выделывала зигзаги на улице и уве­ряет, что на ее машину сел слон...

Развлечения не часты в полиции, поэтому слова регулировщика возы­мели должный эффект. Полицейские, посмеиваясь, ожидали появления «тронутой». Молодая женщина спокойно во­шла в полутемную, прокуренную ком­нату. Не успела она раскрыть рот, как дежурный засыпал ее вопросами:

— Ваши    документы,   права,   та­лон...

Получив все это, дежурный углу­бился в чтение. Он читал вслух, по складам:

— Эрбен... Мишлин... родилась 3 февраля 1933 года... место житель­ства...
— Ваше образование, профессия?
— Не пугайся, моя курочка! Трудно пережить только этот первый неприятный момент!.. Ты еще неопыт­на, а то бы не попалась.

Мишлин пожала плечами, — она не собиралась отвечать вмешавшему­ся в разговор подвыпившему весель­чаку инвалиду, которого незадолго до нее привели в комиссариат за нару­шение порядка на улице. Она ответи­ла   дежурному:

— Я профессор философии...

— Вот  ты  кто,  моя   красотка, — воскликнул радостно пьяненький ин­валид. — И ты составишь мне компа­нию   в   каталажке!..   Таких  со   мной еще   не   возили!..

—  Ты   ее   задержишь? — спросил кто-то из полицейских дежурного. Тот не ответил и обратился к Мишлин:
— Почему вы петляли по улице? Вы считаете, что   движение   и   без  вас недостаточно сложно? 
— Я уже объяснила регулировщи­ку, что проверяла управление маши­ной, потому что на машину сел слон...

Тут регулировщик подмигнул де­журному и постучал пальцем по лбу. Дежурный кивнул головой в знак со­гласия. Ему еще не приходилось сталкиваться с такого рода наруши­телями. Чтобы оттянуть время и поразмыслить, он предложил Мишлин сесть и послал полицейского проверить ее адрес. Подумав, дежурный решил передать все же это дело самому комиссару: как-никак — про­фессор философии!.. Это звание внушало ему известное почтение, и, кро­ме того, с учеными надо всегда держать ухо востро!.. Во всяком случае, следовало предупредить ее мужа.

— Как сообщить обо всем ваше­му мужу! Где он работает?
— Не   вижу   необходимости   его беспокоить. Он, конечно, на занятиях, читает лекции студентам.  Кроме то­го, машина моя... Дайте мне возмож­ность объяснить вам, что произошло.

Мишлин начала нервничать:

— Составьте   протокол,   если   вы считаете это  необходимым, но  отпу­стите же   меня   домой!   Мне   нужно править рукописи. Я не могу сидеть здесь всю жизнь из-за того, что слон сел на мою машину!..
— Опять она взялась за слона! — воскликнул   полицейский. — Мадам, попрошу вас...
— Мсье, если бы слоны не броди­ли по Парижу,  я не была  бы здесь! Впрочем, у  меня   есть   официальное подтверждение...

Мишлин открыла сумочку и про­тянула дежурному бумажку.

Тот прочитал ее и совсем расте­рялся.

—Теперь я могу идти?
— Как у   вас   все   просто   полу­чается!..   Ответьте: «да»   или   «нет»? Будете вы снова петлять?

— Я повторяю, что ехала зигзага­ми для того, чтобы проверить управ­ление. И делала это по совету вашего же лолицейского. Вместо того чтобы разыскать   моего    мужа,   вы   лучше пригласили бы сюда того, кто посоветовал мне проверить управление. Вот как это было.

И Мишлин рассказала. Она ехала по Бульварам, недалеко от того ме­ста, где расположился цирк-шапито. Неожиданно, когда вереница машин остановилась перед красным сигна­лом, парнишка, работающий в цирке, вывел на проезжую часть пути одно­го за другим трех великолепных сло­нов. Все водители машин загляделись на это занятное зрелище. Вдруг, ког­да зажегся зеленый свет, и Мишлин, как и все, включила мотор, один из слонов, к счастью, самый маленький, со всей грацией, на которую был спо­собен, уселся на капот машины Миш­лин!.. Паника охватила всех, кто это видел... Мишлин не растерялась, вы­ключила мотор и, глядя на огромное животное, заслонившее от нее весь мир, ожидала, чем все это кончится...

Регулировщик вновь остановил движение. Обезумевший от страха служащий, который вел слонов, за­кричал: «Не двигайтесь! Я побегу по­зову хозяина!..» Предупреждение бы­ло излишним: никто и так не двигался из боязни разозлить толстокожего гиганта. Гробовое молчание охвати­ло сбежавшуюся толпу. Ведь слона не прогонишь, как какого-нибудь вульгарного щенка!.. Наконец прибежал директор цир­ка в сопровождении дрессировщика. Он сказал побагровевшему полицей­скому:

— Слон привык работать по сви­стку.  Припомните, вы свистели, ког­да слоны находились вблизи вас?
— Да, я свистнул дважды, чтобы остановить машину, двинувшуюся на красный свет...
— Вот видите! При двух коротких свистках   слон    садится.    При   трех длинных — встает. Будьте любезны, дайте три длинных свистка!

Полицейский выполнил эту прось­бу, и — хоп! — слон соскочил со сво­его сиденья. Согнув массивные пе­редние ноги, он поклонился дресси­ровщику... У Мишлин было ощуще­ние, будто она возвратилась из дли­тельного путешествия.

— Я  избавлю   вас от   излишних подробностей. Директор цирка хотел возместить   причиненные   убытки, но никаких   видимых   повреждений   за­метно  не  было...  Полицейский  посоветовал найти улицу потише и хоро­шенько проверить управление, что я и сделала, чтобы  избежать   несчастного случая...

Дежурный все же послал за поли­цейским, давшим Мишлин этот совет. Тот подтвердил ее слова:

— Нужно отметить, что она была абсолютно в своем уме и совершенно спокойно  поехала,  поблагодарив  ме­ня за совет, а директора цирка — за приглашение в любой день посетить представление.

Регулировщик, доставивший Миш­лин в комиссариат, сник. Ему было обидно и жалко, что все разрешилось так просто... Подвыпивший инвалид хохотал, хлопал себя ладонями по ляжкам и награждал полицейских эпитетами, которые не значатся в словаре Французской Академии... Что же касается Мишлин, то она сказала полицейским:

— Господа, ваш промах не столь­ко  печалит  меня,  сколько  удивляет! Мы живем в космический век, мы за­сылаем в космос не только животных. Туда летают мужчины и даже жен­щины! А   вы   были   готовы   создать дело государственной важности толь­ко из-за того,   что   на   мою   машину сел слон!.. Поверьте, господа, вы от­стаете от века!.. Я уверена, что когда я   расскажу   о том,   что   случилось, моим студентам, даже они найдут все это совсем обыкновенным.

...Мишлин села за руль и верну­лась домой, где ее ожидал муж.

— Я    прямо     из     комиссариата. Представь, глупец регулировщик за­держал меня за то,   что я   ехала по улице зигзагами.   А я просто прове­ряла управление после того, как на мою машину сел слон!..
— Дорогая, как ты себя чувству­ешь?  —  осторожно  спросил  муж. — Ты говоришь — слон!.. Ты вполне уве­рена в этом?..

Вот тут у Мишлин разыгрались нервы. Она схватила вазу, которую тетушка Жермен подарила ей в день свадьбы, и вдребезги разбила ее об пол. Надо сказать в ее оправдание, что она сознательно выбрала именно эту вазу, потому что уже давно хотела от нее избавиться!..
 

Перевод с французского В. Самсоновой

Журнал Советский цирк. Ноябрь 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100