В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Дебют молодых Волжанских

Волжанские. Их аттракцион «Звездные канатоходцы» хорошо известен любителям цирка, его нередко можно увидеть на экране телевизора, прочесть о нем восторженные отклики в газетах.

Журнал «Советская эстрада и цирк» № 9 за 1972 год открывался большой статьей Н. Румянцевой, которая так и называлась — «Волжанские». Это не развернутая рецензия и не творческий портрет народного артиста РСФСР Владимира Волжанского. Румянцева кратко проследила эволюцию каната в цирке и сумела показать нам, «что именно сделал для жанра Волжанский».

Главное достоинство номера автор видит в его современности. Для доказательства сопоставляются два финала аттракциона. В 60-е годы он завершался так: один канатоходец круто поднимался под самый купол, а остальные как будто «с земли» следили за его восхождением. Здесь были н устремленность человека к подвигам и утверждение: такое доступно единицам.

Проходит десятилетие, люди настойчиво завоевывают космос. И зрители видят уже новый финал, более современный — от верхнего мостика под разными углами пролегли куда-то в неведомое лучи-канаты. И четверо, как бы на мгновение встретившись в космосе, расходятся в разные стороны — каждый из них идет на свою планету.

Анализируя номер. Румянцева подводит нас к выводу: в лучших цирковых произведениях жизнь находит свое поэтическое отражение.

Но хорошее произведение по-своему влияет на творчество, а порой и на саму жизнь актеров. Иными словами, лучи-канаты, разводившие артистов на разные планеты, указали Владиславу и Евгении Волжанским свою дорогу в искусстве. Привыкнув выбирать под куполом пути неизведанные, молодые артисты в реальной действительности решили осваивать цирковой «космос» «своими силами».

Как им это удается, я хочу рассказать.

Канат — вариации горизонтального и наклонного — таков снаряд, на котором они работают. Что это — повтор «Звездных канатоходцев»? Настолько, насколько может быть похожа аппаратура в этом жанре. В остальном Волжанский-младший пытается как можно дальше отойти от оригинала. А ведь ему нелегко — столько лет общими усилиями создавался тот первый, тот главный номер, вырабатывался особый неповторимый стиль, который и сделал Волжанских Волжанскими. А теперь нужно избавляться от того, что вошло в плоть и кроль, избавляться, если не хочешь быть слепым копировщиком.

Но ведь как часто один исполнитель «перенимает» у другого удачную репризу, эффектный трюк, оригинальную конструкцию реквизита. Сколько акробатов взлетают под купол на ходулях, сколько медведей отплясывают «Калинку», сколько собак «играют в футбол»... А Владислав Волжанский отказался даже от того, что впервые исполнил сам — подъема по крутому откосу с завязанными глазами и «раскачки» на канате высоко под куполом. Так коротко, пользуясь цирковой терминологией, можно определить этот трюк. Но сколько самых различных чувств и ассоциаций будил он в зрителях.
Человек и звездное пространство вокруг. У человека на глазах повязка, он идет на ощупь... Он идет в неведомое. Что это, тема — «человек и космос»? А может быть рассказ о том, как с незапамятных времен человек почти «на ощупь» переплывал океаны и моря, открывая новые материки, и так же «на ощупь» впервые поднялся в воздух? Человек, покоряя стихию, движется вперед. Это первопроходец. Ему невероятно трудно, но он идет, идет упрямо. Вот оступился... Все закачалось вокруг, но человек устоял и медленно, упорно продолжает свой путь.

Так читался этот сложный трюк. Но сложность здесь нс была самоцелью, она помогала раскрывать мироощущение героя, она давала возможность артисту передать свое отношение к происходящему.

Но повторить этот трюк означало повторить идею, замысел предыдущего аттракциона. И Владислав от этой финальной композиции отказался. А что же он взял взамен? Сложнейшие трюки акробатики и эквияибра.

Действие аттракциона начинается с того, что Волжанский, легко скользя по канату, проносит партнершу (Е. Волжанская) в стойке на голове. А следом трюк, которым впору завершать номер. Канат в горизонтальном положении, на середине его временно укреплена небольшая площадка. Артист В. Пешков движется к ней, балансируя высоким першом с девушкой на вершине его. На площадке эквилибрист останавливается, ложится/выполняет пируэт (все это —- на большой высоте, все это — удерживая перш и девушку), затем встает и направляется к противоположному мостику.

Канат вздрагивает, ползет вверх, из горизонтального превращается в наклонный, потом опять принимает изначальное положение, чтобы вновь устремиться ввысь и стать крутым откосом. А люди выстраивают на нем своеобразные пирамиды. Внизу — В. Егоров, у него на плечах — В. Быковский, он держит на голове шар, а там стоит Е. Волжанская. Или другая: В. Егоров балансирует на голове доску, на концах которой замерли девушки. Есть и такая: две колонны из двух человек, оерхние держат палку, образуя еще один «канат» над канатом, туда-то и взбирается девушка. И вся эта зыбкая пирамида плывет, чуть покачиваясь, над манежем.

Да, трюков много, все не перечислишь, но на одном мне бы хотелось остановиться особо. Исполняют его И. Быковская и В. Волжанский.

Канат вздыбился и застыл под углом к нижнему мостику, с которого отправляются в путь партнеры. Он несет ее на голове. Она стоит на пуанте. Стоит — неверно сказано. Пока вначале путь еще легок, она шаловливо и изящно присела, так. чуть-чуть, чтобы тут же привстать, радостно оглядеться вокруг, охватить все, что открывается взору, да так в изумлении и застыть ив миг. Но дорога все круче, все тяжелее подъем... И девушка преображается. Теперь ее мысли только о том, как бы помочь спутнику. Они должны, должны свершить это восхождение! Девушка — вся порыв вперед и ввысь, она как бы летит над землей, становясь сказочно невесомой.

Эта небольшая миниатюра разыгрывается в момент, когда эквилибрист осторожно продвигается по канату, завоевывая каждый сантиметр высоты, и артистка, казалось бы, должна напряженно застыть в одной позе. Но Волжанский обладает особым даром, он так «чувствует канат», что это позволяет его .партнерше исполнять, стоя на пуанте, различные пластические движения.

И все же это не просто балетные па. Здесь виртуозное мастерство помогает раскрытию замысла миниатюры, передает внутренний смысл действия.

Я выделяю эту пластическую композицию из ряда других. А что же все прочие? Они, на мой взгляд, пока лишь остаются демонстрацией ловкости. Я бы даже сказала, удивительной ловкости. И все же для Волжанских, актеров столь высокого уровня, этого недостаточно.

Конечно Владислава Волжанского можно и должно хвалить. Ведь ом в весьма короткий срок подготовил четырех молодых артистов, которые ранее никогда не поднимались но канат, а теперь показывают чудеса смелости. В цирке появился новый воздушный аттракцион, исполняются головоломные трюки, исполняются красиво и четко. Чего еще желать?

Все верно. Но только аттракцион этот создал Вол-жаиский-мледший, а к нему и требования особые.

Позволю себе вернуться немного назад.
Дочь и сын Волжанских, Марина и Владислав, стали канатоходцами не просто «по наследству», но и по призванию. Евгения Волжанская, вошедшая в номер несколько позже, была их идеальной партнершей. И если для положительной характеристики иных артистов достаточно отметить, что они демонстрируют виртуозные трюки, то сказать подобное о Волжанских значило бы совсем не раскрыть сути их творчества. Все равно как творчество талантливого живописца или музыканта объяснять словами — он виртуозно владеет техникой. И при этом не обмолвиться о главном — о значительности замысла художника, о том, как вдохновенно передам этот замысел в образах, доступных тому или иному виду искусства.

Цирку присущ язык  трюка. И потому  аттракцион Волжанских являл собой грандиозную симфонию мужественных трюков, звавших к великим свершениям, к подвигам. Чтобы осуществить подобный замысел, нужна была не просто отточенная исполнительская техника, но и актерское дарование. Волжанские, Евгения и Владислав в том числе, этим даром несомненно обладают. Так почему же сейчас, подготовив самостоятельное произведение, они не создали на арене новых образов, а решили покозывать виртуозную ловкость и отчаянную смелость, как это было «до Волжанских»? Да потому, что не хотят повторять, копировать. Однако не копируя трюков, не перенимая конкретного замысла, Волжанские-младшие, как мне кажется, должны продолжать главное дело «Звездных канатоходцев» — быть современными. А для этого у них есть все возможности. Владислав Волжанский показал, себя как способный тренер: отлично подготовил молодежь, пошел дальше в конструкции аппарата, сделав его универсальнее, — подвижными стали обо мостика, ом, наконец, отказался от повторений и пытается найти собственное художественное решение. Но зачем же ему вести эти поиски только в области демонстрации пусть даже и уникальных трюков. Отчего не задуматься о теме номера?

Я знаю, молодые Волжанские не успокоились.

И все же, думается, именно сейчас. когда интеллектуальное начало в современном номере приобретает асе большое значение, все большую важность, Волжанским, сделавшим уже так много, следует в первую очередь думать о теме номера, о том, какую смысловую нагрузку в программе он будет нести. О чем они, ежевечерне встречаясь со зрителями, хотят им поведать?

Цирк — искусство синтетическое, оно в гармонии объединяет трюк, хореографию, музыку, искусство художника, замысел сценариста и режиссера. Без гармонического сочетания этих элементов сегодня не может быть современного циркового номера.

ГЕНРИЕТТА БЕЛЯКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100