В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

День Победы

Мы так его долго ждали, и вот он наступил. Светило солнце, но особого тепла не было, дул сильный северный порывистый ветер. 

Ночь  плохо  спал,  было  какое-то  нехорошее  предчувствие.  От  дома  до  цирка  шел  пешком,  это  минут  тридцать  крейсерского  хода.  Я  люблю  ходить  пешком,  есть  над,  чем  подумать  или  наоборот  отвлечься  от  всего.  Я  выхожу  из  дому  за  долго  до  начала  спектакля,  нужно  всё  проверить.  Что  касается  работы , я  всё  проверяю  сам,  я  должен  это  сделать,  не  потому  что   кому-то  не  доверяю,  если  произойдёт  накладка,  я  никого  не  буду  винить  кроме  самого  себя.  Как  много  мелочей,  которые  надо  запомнить  и  во  время  спектакля  исполнить  в  определённой  последовательности.  Интересно  в  цирке  ли  главный  режиссёр?  Наверное,  и  он  плохо  спал  эту  ночь,  а  может  и  вовсе  не  спал,  творчество  никому  не  даёт  покоя.  На  проходной  никого  кроме  дежурного,  в  коридорах  пусто.  Возле  инспекторской  только  уборщица  с  ведром,  я  заглянул , оно  было  пустым.  Да  нет,  я  не  суеверен,  всё  должно  быть  хорошо.  Тут  же  рядом  суетился  со  своими  проводами  наш  звуко-  режиссёр  Вадим  Сидоров,  специалист  высочайшего  уровня.  Я  его  окликаю, -  а  это  ты,  - говорит  он  мне, - чего  так  рано?  - Идущие  на  смерть,  приветствуют  тебя! 

 - Так  гладиаторы  приветствовали  императора  перед  боем,  но  я  не  император.

 - А  я  не  гладиатор,  но  всё  равно  Вадик,  так  хочется  разнообразия,  череда  серых  дней  утомляет.  Я  часто  задумываюсь  над  тем,  как  чувствовали  себя  гладиаторы  перед  поединком,  наши  волнения   это  детские  игры.  Какая  высокая  плата,  когда  на  кону  стоит  человеческая  жизнь.  Что-то  подобное,  но  не  в  полной  мере,  ноне  испытывает  и  наш  главный.  Какое  необъяснимое  чувство  овладевает  тобой  и  не  покидает  до  момента  действия. 

 - Ты  считаешь  все,  что  он  делает  никому  не  нужно? 

  - Да,  я  так  считаю,  есть  такая  пословица:  «Не  было  у  бабы  заботы,  купила  баба  порося».  Настоящее  творчество  тяжелейший  труд,  и  это  при  наличии  таланта,  а  когда  таланта  нет,  лучше  к  искусству  не  подходить.  -Ты  не  случайно  надеюсь,  поприветствовал  меня  как  гладиатор? 

  - Конечно,  так  должен  всех  приветствовать  наш  главный  режиссёр,  сегодня  он  у  нас « со  щитом  или  на  щите»

  - Значит,  он  рискует?

  - Ещё  как, даже  если  всё  пройдёт  хорошо,  это  не  укрепит  его  творческих  позиций,  для  отдела  культуры  эта  затея  второстепенной  важности,  никакими  творческими  планами  в  обкоме  культуры    никого  не  удивишь,  там  всего  насмотрелись.  А  вот  в  случае  провала,  на  него  повесят  всех  собак.

  - Можно  было  поставить,  что  ни будь  попроще,  не  политизировать  своё  творение,  зачем  пилить  сук,  на  котором  сидишь? 

  - Конечно  можно,  но  его  назначение  в  наш  цирк  в  качестве  главного  режиссёра  встретило  сопротивление  со  стороны  отдела  культуры  нашего  обкома,  но  кто-то  эту  кандидатуру  всё - таки  продавил.  Отдел  культуры  уступил,  но  не  сдался,  а  это  значит,  что  борьба  продолжится. Поэтому  ему  нужна  удобная  переговорная  позиция,  вот  он  и  рискнул.

 - Откуда  у  тебя  такая  информация?

  - Вадик!  Какая  информация!  О  чём  ты  говоришь!  Кто  мне  её  предоставит!  Просто  я  начинаю  понимать  природу  нашего  творчества.  Так  как  я  предполагаю,  так  должно  быть,  они  сидящие  в  кабинетах,  не  умнее  нас.  Главный  здесь  не  нужен,  мы  работали  без  главного  полтора  года,  вот  он  приехал  ну  и  что?  Пока  что  праздничный  парад,  никаких  других  постановок  у  него  нет,  и  не  будет.  Он  мне рассказывал,  как  прошло  чтение  праздничного  сценария  в  отделе  культуры.

  - Ну  и  как?

  - У  присутствующих  на  глазах  были  слёзы.

 - Ну,  вот  видишь , не  так  уж  плохи  его  дела.

 - Это  всё  Вадик  игра,  чем  образованнее  человек,  тем  более  он  актёр. В  искусстве  если  творческую  личность  не  поддерживают  вышестоящие  чиновники,  она  обречена  на  неудачу,  провал,  забвение.  -Как  твои  дела,  каковы  творческие  планы?  -Я  не  говорю  что  всё  хорошо,  в  искусстве  всё  хорошо  не  бывает,   у  меня  нет  никакой  поддержки,  но  я  сделаю  всё  что  для  этого  будет  нужно.  -Я  не  сомневаюсь,  только  когда  это  произойдёт?  -Не  от  меня  зависит  Вадик,  не  знаю,  но  ждать  осталось  недолго.  -Ну  ладно  если  будет  время , заходи  ко  мне,  побеседуем.

 - Обязательно  побеседуем,  вот  пройдут  праздники  и  побеседуем.  Открыли  ворота,  въехала  машина,  гружённая  под  завязку  вино – водочными  изделиями.  Работа  началась,  все  буфетчицы  на  своих  местах,  они  уже  трудятся.  Нет,  оказывается  и  Григорий  Александрович  наш  администратор  тоже  на  своём  месте,  всегда  аккуратен,  чисто  выбрит,  строен  и  элегантен.  В  знак  приветствия  я  поднимаю  руку,  он  отвечает  взаимностью.  Интересно  сколько  ему  лет?, выглядит  он  конечно  очень  молодо,  я  точно  знаю  что  он  старше  меня.  Надо  подойти  поздравить   с  праздником,  ладно  я  это  сделаю  чуть  позже, а  сейчас  надо  зайти  в  свою  комнату  и  навести  порядок.  Простучали  каблучки  по  коридору  и  остановились,  это  медсестра  с  обязанностями  врача,  остановилась  возле  своего  кабинета.  Я  слышу,  как  она  вставляет  ключ  в  замок,  делает  два  оборота,  потом  открывает  дверь.

Вот  и  у  наших  работниц  зала  шлёпнула  дверь,  значит  и  они  пришли  на  работу.  Из  моих  ребят  пока   никого,  но  я  знаю,  первым  придёт  Коля  Тощев,  кто-то  может  совсем  не  прийти,  ну  а  последним  будет  Стасик  Шимов.  Вот  говорят  же  умные  люди,  что  воспитание  играет  огромную  роль,  но  кто  у  нас  занимается  воспитанием?  Если  и  есть  такая  наука,  то  нам  она  не  ведома.  Никто  своих  детей  не  воспитывает,  у  нас  к  тому  нет  никаких  условий,  они  не  созданы  и  никогда  не  будут  созданы,  у  нас  на  всё  не  хватает  денег.  Конечно  лучше  воспитывать  детей,  чем  не  воспитывать.  Если  ребёнок  рождается  с  задатками  гения,  то  это  не  имеет  ни  малейшего отношения  к  воспитанию.  Если  под  курицу  положить  утиное  яйцо,  то  кто  бы  его  ни  высиживал,  на  свет  появится  утёнок.  Уже  изначально  в  яйце  заложена  другая  информация,  другая  генетика.  Конечно,  определённые  условия  влияют  на  воспитание,  но  не  настолько  чтобы  воспитать  гения.  Можно  воспитать  в  человеке  и  трудолюбие,  и  это  даже  необходимо  делать,  но  если  в  нём  не  будет  врождённого  трудолюбия,  он  никогда  не  покорит самые  высокие  вершины.  Талант,  гений  это  такая  чрезмерность,  которой  распоряжается  Господь,  а  не  человек. Но  коммунисты,  отвергнув  Бога,  вмешались  в  божественную  природу  человека,  и  начали  наделять способностями тех,  кто  этих  способностей не имеет,  но  разделяет  с  ними  их  разрушающею  душу  идеологию.  Видимо  по  этой  причине  они  ввели  в  искусстве  почётные  звания.  Они  взяли  на  себя  ответственность  решать  кто  заслуженный,  а  кто  народный,  кто  талант,  а  кто  посредственность.  Своё  невежество  прикрыли  высокими  должностями,  а  тем  кто,  им,  верно, служит,  бросили  как  подаяние  почётные  звания,  звёзды,  и  награды.

И  отчего  ко  мне  всё  чаще  и  чаще  приходят  такие  мысли.  Я  вышел  в  коридор,  возле  своего  кабинета,  прижав  руки  к  груди,  с  бледным  лицом  стояла  медсестра.  -Сейчас  начнётся  этот  «шабаш»  - сказала  она  мне, - два  автобуса  подъехали  битком  набитые  курсантами,  меня  всю  трясёт,  я  сама  не  пойму  что  со  мной  происходит,  и  когда  всё  это  кончится?  -Сегодня  и  кончится.  -Вы  так  считаете?  -Уверен,  вы  только  думайте  о  чём  ни  будь  хорошем.  -А  разве  это  возможно?  -Конечно,  возможно,  могу  поделиться  опытом.  Знаете,  что  я  делаю  в  таких  случаях?  -Что?  -Я  смотрю  на  всё , что  происходит  вокруг  меня  отстранённым  взглядом,  как  будто  меня  здесь  нет.  То  есть,  тело  здесь,  а  души  нет.  С  первого  раза,  конечно,  не  получится,  но  вы  не  отчаивайтесь,  во  всём  нужна  тренировка. Я  гораздо  ближе  к  делу  о  котором  мы  с  вами  говорим,  я  в  нём  невольный  непосредственный  участник.  У  меня  есть  конкретный  практический  опыт, вот  я  с  вами  им  и  делюсь.  Итак,   вам  первое  задание:  Вы  сейчас  зайдите  в  свой  кабинет,  сядьте  на  стул,  закройте  глаза  и  начинайте  ругать  тех,  кто  вас  особенно  раздражает,  слов  не  выбирайте,  чем  больше  брани,  тем  лучше  результат.  Желаю  удачи.  Рота  солдат  ввалилась  в  закулисную  часть  цирка  с  запахом  гуталина  и  оружейного  масла.  Командир  скомандовал:  в  две  шеренги  становись!  Количество  участников  праздничного  парада  меня  удивило,  зачем  их  так  много,  не  для  боевых  же  действий  они  сюда  пришли.

Появился  главный,  на  нём  был  тёмного  цвета  костюм  и  белая  рубашка  под  галстук.  Даже  непривычно  как-то  я  его  таким  никогда  не  видел.  Надо  сделать  так  чтобы  он  меня  не  видел,  стоит  показаться  сразу  даст  какое  ни,  будь  задание.  Лишняя  информация  мне  не  нужна.  Для  него  важен  парад,  для  меня  весь  спектакль.  Появился  Коля  Тощев.  -Ну  что – говорит  он  мне, - сейчас  начнётся?  -Да,  только  не  подходи  к  главному,  не  возбуждай  в  нём  новых  творческих  идей,  нам  надо  сосредоточится  на  своих  делах,  у  нас  Хмыровы,  парад  не  наше  дело,  за  него  ответственность  несёт  режиссёр,  а  вот  за  Хмыровых  мы  с  тобой.  Как  ты  думаешь  где  самое  слабое  место  в  этом  праздничном  параде?

 - Да  тут  и  думать  нечего,  самая  ненадёжная  мизансцена  выезд  воинов  со  знаменем  на  мотоцикле.  -Совершенно  верно,  как  он  этого  не  понимает,  ему  говорили  об  этом,  но  он  сделал  по - своему.  Значит,  делаем  так,  сейчас  заправляем  манеж,  стелим  ковёр  и  делаем  предварительный  выезд  на  мотоцикле,  нужно  ещё  раз  указать  главному  откуда  могут  появиться  неприятности.  Последнее  решение  за  ним,  но  я  не  хочу,  чтобы  на  нас  списывали  все  неудачи.  Когда  всё  было  готово,  я  подошел  к  командиру  и  сказал,  попробуйте  ещё  раз  торжественный  выезд  ваших  воинов  на  мотоцикле,  это  делается  для  того,  чтобы  прокатать  колею  для  равномерного  движения  мотоцикла,  не  забывайте  что  манеж  опильчатый.  Инспектор  манежа  спустился  вниз  и  дал  первый  звонок,  третий  звонок  дадите  по  моей   команде  сказал  главный  и  вышел  в  фойе  встречать  дорогих  гостей.  Перед  третьим  звонком  я  посмотрел  в  гостевую  ложу  и  увидел  представителей  из  обкома  культуры   среди  них  главного  режиссёра.  В  форганге  уже  стоял  мотоцикл,  а  возле  него  два  курсанта  с  автоматами  на-  перевес  и красным  знаменем  в  руках,  все  ждали  начала.  Дали  третий  звонок,  в  зрительном  зале  погас  свет,  потом  цветные  пушки  высветили  арену  и  праздничное  действие  началось.

Всё  шло  нормально  до  выезда  мотоцикла  на  манеж,  железный  конь,  вздрогнув,  ринулся  вперёд,  на  горизонтальной  площадке  два  бойца  в  парадной  форме  одежды   с  ними  знамя.  Когда  мотоцикл  принял  вправо  и  начал  движение,  согласно  сценарию, по  кругу,  с  последующим  выездом  на  центр,  случилось  то,  что  мы  предсказывали.  Два  отличника  боевой  и  политической  подготовки,  как  подкошенные  рухнули  в  манеж  вместе  со  знаменем.  Итак,  несколько  секунд  продолжали  лежать  на  арене,  на  спине,  с  автоматами  на  груди.  Зал  замер,  никто  не  мог  понять , что  произошло,  кто-то  видать  подумал  что  так  и  надо,  пришли  же  ни  на  концерт  классической  музыки,  ни  на  оперу  или   балет.  Зрители  пришли  в  цирк,  были  и  такие,  подумали  что  таким  образом  их  желают  рассмешить,  на  галёрке  хихикали,  а  когда  они  поднялись  и  стали  давать  клятву  на  верность  Родине,  все  поняли,  что  смешить  их  никто  и  не  думал.  Поняли,  что  дело  закручивается  серьёзное.  После  спектакля  ко  мне  подходили  знакомые  мне  зрители  и  спрашивали, - а  что  это  так  нужно  да?  Я  им  в  свою  очередь  задавал  встречный  вопрос.

 - Что  так  нужно?

 - Упали  то  они  зачем?

 - Ну, – отвечал  я – взяли  вот  и  упали,  чего  тут  удивляться.

 - Чего,  рассмешить  хотели?

 - Наверное,  хотели,  а  что  смешно  было?

 - Да  нет,  а  там  кто  его  знает,  вас  ведь  циркачей  не  поймёшь.

 - Что  тут  непонятного  никто  падать  не  собирался,  смешить  тем  более,  просто  так  вышло.

  - Так  вышло  или  так  надо?

  - Почему  так  надо,  что  тут  все  умалишённые?

  - Не  знаем  тебе  лучше знать,  ты  тут  работаешь.

Главного  я  увидел  чуть  позже,  смуглое  лицо  его  стало  бледным,  потным,  на  нём  не  было  никаких  эмоций.   Кроме ужаса  оно  ничего  не  выражало.  Мне  показалось, он потерял  килограммов  пять  собственного  веса. Виновник  никого  не  замечал  вокруг,  а  возможно  даже  никого  и  не  узнавал.  Он  был  близок  к  потери  рассудка.  То, что  произошло , никоим  образом  невозможно  было  объяснить,  тем  более   оправдать,  и  уж  совсем  непонятно  какую  здесь  можно  было  выбрать  линию  защиты.  Я  знаю , его  несколько  раз  вызывали  в  Обком,  в  отдел  культуры,  вероятно,  он  там   давал  какие-то  объяснения,  возможно  каялся,  просил  прощения.  Но  чиновники  если  ты  для  них  никто,  никого  не  прощают. Моя  судьба  тоже  изменилась,  я  был  вызван  в  Москву  для  осуществления  творческих  планов  и  главного  режиссёра  больше  не  видел.  Мы  с  ним  встретимся  через  несколько  лет  в  Баку,  но  об  этом  я  расскажу  потом.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100