В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Диалог с партнером

На манеже работает дрессировщик тигров, набор трюков, как и у всех, тут нового ничего нет. 

Сальто  тигры  не  делают,  ещё  не  научились. Я  смотрю  на  дрессировщика  и  подсчитываю,  какое  количество  подскоков  он  сделает  за  выступление.  Я  насчитал  75 подскоков,  иначе  говоря,  75 вальсетов.  Вальсет – это  предварительный  подскок  в  акробатических  прыжках  для  выравнивания  тела  перед  исполнением  основных  трюков,  придающий  инерцию  телу  акробата  и  усиливает  толчок  от  земли.  Через  вальсет  идут  почти  все  акробатические  прыжки.  Здесь  в  дрессуре  он  не  обязателен,  не  нужен,  является  лишним  движением,  и  выражает  скорее  нездоровое  состояние  самого  дрессировщика,  или  даже  глубокую  скрытую  болезнь  нервного  характера.

Я  прихожу  в  гардеробную  и  говорю  своему  партнёру:  -Виктор  Фёдорович!  Иди,  посмотри  укротителя  тигров.

- Я  его  видел  тысячу  и  один  раз,  нужен  он  мне,  я  не  хочу  тратить  на  него  отпущенное  мне  драгоценное  время  для  отдыха.

- Есть  интересный  момент,  иначе  я  не  стал  бы  тебя  беспокоить  такой  чепухой.  -Какой  момент?  Разве  можно  меня  чем-то  удивить  в  цирке?.

- Не  скажи  Витюша,  мы  на  многие  вещи  привыкли  смотреть  поверхностно,  вскользь,  случайно,  не  очень  цепко,  а  нужно  бы  устремить  свой  взгляд  вглубь   рассматриваемого  предмета.  -Говори  проще,  что  ты  такого  оригинального  усмотрел  в  работе  дрессировщика?

- Ты  знаешь,  оказывается , Степан  за  время  своей  работы  с  тиграми  делает  75  вальсетов

- Зачем?  -Ты  хочешь,  чтобы  я  его  об  этом  спросил, так  он  возьмёт  и  пошлёт  меня  на  три  буквы,  ты,  что  Стёпку  не  знаешь?

- Подожди,  подожди,  я  что-то  ничего  понять  не  могу,  а  зачем  он  их  делает?

- Я  думаю,  он  и  сам  не  знает  зачем.  Давай  вначале  тут  в  гардеробной    вдвоём  за  него  подумаем,  покумекаем  в две  головы,  и  сами  себе  ответим  на  этот  вопрос.  Ну,  должна  же  быть  в  этом  во  всём  какая-то  логика.  Ну,  вот  представь  себе,  если  человек,  допустим,  крестьянский  мужик  не  говоря , ни  слова  пошел  за  кустик,  совсем  не  трудно  догадаться,  что  он  пошел  туда  по  нужде.

Действия  человека  нам  понятны,  про  такого  мы  никогда  не  скажем  что  он  странный.

- Подожди,  а  что  мы  скажем  про  того,  который,  не говоря  ни  слова  оголит  свой  зад  и  сядет  тут  же  не  огородив  себя  кустком.?

- Про  такого  мы  скажем,  что  он  сошёл  с  ума,  что  он  не  человек  коли  уподобляется  животному.

- Что  же  получается,  такая  незначительная  деталь,  как  кустик,  является  определяющим  моментом  в  таком  сложном  вопросе  человеческого  существования,  в  одном  случае  он  человек,  в  другом  случае  таковым  не  является.  -Так  вот  зачем  Стёпка  делает  вальсеты?

 - Ничего  себе  как  ты  ставишь  вопрос,  хотя  вальсет  не  кустик,  но  логику  твою  я  начинаю  понимать.  Так  он  что,  вот  так  без  причины  делает  вальсет?

 - Ну  да,  вот  так  подходит  к  тигру  или  к  тумбе,  чтобы  переставить  её,  и  подскакивает.

 - Да  быть  такого  не  может,  он,  что  уже  совсем  спятил?

 - Спятил,  не  спятил, не  знаю,  вот  я  тебе  и  предлагаю  пойти  и  глянуть.

 - Нет,  ну  я  тебе  верю,  подскакивает-то  он  зачем?  Может  тебе  показалось?

 - Витя  показаться  может  один  раз,  ну,  в  крайнем  случае,  два  раза,   а  тут  все  75 раз.  Так  мы  с  тобой  будем  бегать  по  кругу  и  не  дойдём  до  истины.  Ты  иди,  посмотри,  но  если  мне  веришь,  можешь  не  ходить.  Тогда  давай  усиленно  будем  думать  за   него,  зачем  он  это  делает.

 - Ты  это  серьёзно?

 - Да  уж  куда  серьёзнее. 

 - Значит,  Стёпка  подходит  к  тумбе,  подожди,  подожди,  что-то  голова  у  меня  словно  чугунная,  и  чтобы  её  переставить  делает  вальсет? 

 - Да,  делает  вальсет – и  я  тут  же  показал,  как  он  это  делает.

 - А  ну-ка  попробуй  сделать  то  же  самое  ещё  раз, только  переставь  стул  с  места  на  место  без  вальсета.

 - Вот  тебе  без  вальсета,  видишь?

 - Вижу,  вижу,  если  это  можно  сделать  без  вальсета,  зачем  он  делает  вальсет?

 - Вот  и  я  об  этом,  зачем  ему  нужен вальсет?  Лишнее,  в  данном  случае  комичное , никому  не  нужное  движение.  -Подожди,  я  кажется  кое  что  припоминаю.  Мне  о  нём  говорил  бывший  мой партнёр,  они  вместе  учились  в  цирковом  училище  на  одном  курсе,  он  уже  тогда  был  весьма  оригинален  и  выкидывал  всевозможные  странности.

 - А  вот  это  уже  интересно,  какие  странности?  -Он  был  приличным  паникёром.  Мне  рассказывал  Бурцев,  когда  они  готовили  воздушный  номер  на  троих.  Произошло  это  после  того  как  они  уже  выпустились.  Стёпа  заходит  в  гримёрку  и  говорит, - ребята  мы  сегодня  оборвёмся. Ты  представляешь  сказать  такое  партнёрам  перед  выходом  на  арену.  Мне  кажется,  у  него  уже  тогда  были  симптомы  полной  раскоординации  движений.  Какое-то  время  они  продолжали  работать,  но  это  была  работа  на  одних  нервах,  постепенно  он  всё  чаще  стал  склоняться  в  сторону  дрессуры  с  хищниками.

Стёпка  ещё  тот  оригинал,  без  конфликтов,  причуд,  заморочек,  он  жить  не  может.  Когда  стали  создавать  «Латышский  коллектив»,  он  как  житель  Риги,  каким-то  образом  подсуетился  и  через  Союзное  министерство,  на  базе  этого  вновь  создаваемого  коллектива,  решил  сделать  аттракцион  с  хищниками.  Планы  у  него  были  как  у  Наполеона.  Он  ведь  хотел  стать  руководителем  «Латышского  коллектива»  будучи    не  латышом.  В  национальном  коллективе  такие  вещи  не  проходят.  Прибалты  все  националисты,  куда  ты  лезешь  Стёпа.  -А  ты  знаешь,  он  ведь  ещё  ходит  по  проволоке.  -Где  ходит  по  проволоке?

- Как  где,  в  своём  номере,   где  же  ещё.

- Зачем?

- Ну,  это  опять  вопрос  не  ко  мне.  Откуда  я  могу  знать,  зачем  Стёпа  ходит  по  проволоке,  там,  где  это  необязательно.  Видать  хочет  продемонстрировать  всё  своё  умение,  все,  на  что  он  способен.  Это  желание  доказать  зрителю  что  он  кроме  дрессуры,   ещё  большой  мастер  в  жанре  эквилибристики.  Ну,  это  я  так  думаю,  это  моё  мнение,  что  думает  он  мне  неизвестно.  У  нас  в  цирке  много  таких,  всё  вали  в  одну  кучу,  потом  разберёмся.  Есть  режиссура,  нет  режиссуры,  есть  мера,  нет  меры,  есть  вкус,  нет  вкуса.

У  нас  в  цирке  нет  талантливых  режиссёров,  выпускники  ГИТИС, а  есть,  а  режиссёров  нет.

 - Тогда  зачем  они  учатся?

 - Это  вечный  неразрешимый  вопрос.  В учебных  заведениях  всегда  учатся  люди  средних  способностей,  которым  без  диплома  в  реальной  жизненной  ситуации  не  выжить.  Я  понимаю , им  хочется  удовлетворить  свои  амбиции,  они  хотят  быть  режиссёрами,  но,  по  сути,  ими  не  являются,  у  них  ни  у  кого  нет  постановок,  они  все  творческие  импотенты.  Никакие  усилия  им  в  этой  деятельности  не  помогут,  если  нет  дара  свыше

Режиссура  в  цирке – это  «Клондайк»,  он  может  кормить  не  одну  сотню  дипломированных  выскочек  и  аферистов  с  их  дипломированной  безграмотностью, а  порой  и  с  откровенной  пошлой  дурью.

 - И  что  у  тебя  есть  конкретные  примеры?

- Конечно, есть такие  примеры их  даже  искать  не  надо.  Ты  помнишь  к  нам  в  передвижку,  в  Ульяновск,  приехала  старуха,  режиссер  из  «Главка»  ставить  парад.  У  неё  ещё  нос  был  такой  с  горбинкой  как  у  Анны  Ахматовой,  это  было  её  единственное  сходство  с  талантливой  поэтессой.  Помнишь,  что  она  ставила  в  канун  юбилея  «великого  вождя»?.  -Конечно,  помню,  такое  никогда  не  забывается.

- В  передвижке,  где  многое  чего  нельзя  сделать,  в  силу  разных  причин,  и  особенностей  нашего  циркового  искусства.  Условия-то  полевые,  это  примерно  то - же  самое  как показать  нашу  программу  в  Италии,  в  Милане,  в  Ла  Скала.  Ну,  надо  хоть  немного  соображать,  где  и  что  можно  ставить.  Если  ты  в  июле  месяце  пойдёшь  в  бобровой  шубе  по улице,  то  все  будут  смеяться  и  показывать на  тебя  пальцем,  ну  уж  в  лучшем  случае  прыснут  смехом  от  комической  ситуации.  Если  режиссёр  не  понимает  этого,  то  какой  же  он  режиссёр,  он  дилетант,  он  не  знает  жизни.  Так  вот  она  устроила  вечер  поэзии,  с  чтением  стихов  бездарных рифмоплётов  .  Она,  почему  то  решила,  толи  от  старости,  толи  от  потери  ума,  что  цирк  это  дом  поэзии. Как  нелепо  звучали  эти  рифмованные  четверостишья.  Как  мне  было  стыдно,  за  причастность  к  этому  отвратительному  действию.  И  опять,  этот  набивший  оскомину  парад,  они  только  и  умеют  ставить  парады  то,  что  никому  не  нужно.  Для  парада  требуется  большое  количество  артистов,  разноцветной  мишуры  и  ярких  костюмов.  Всего  этого  у  артистов  нет.  Частые  переезды,  отсутствие  простых  бытовых  условий,  когда  помыться  и  то  негде,  а  уж  о  содержании  парадных  костюмов  и  речи  не  идёт,   одним  словом  нет  условий.

Она  приехала  из  Москвы  на  несколько  дней,  ей  сняли  номер  в  городской  гостинице,   со  всеми  удобствами, а  мы как   голодные  волки  рыскаем  по  городу  в  поисках  столовой,  чтобы  пообедать.  А   режиссёр  этого  «фантастического  действия»  никак  не  может  понять,  отчего  мы  не  хотим  участвовать  в  этом  параде,  ещё  упрекает,  почему  у  вас  нет  парадных  костюмов.  В  первых  числах  мая,  когда  погода  ещё  не  устойчивая,  когда  порывы  холодного  ветра  с  диким  остервенением  врываются  в  разодранное  шапито,  и  гуляют  по  нашим  обнажённым  телам,  а  мы покорно  стоим  и  слушаем  эти  глупые  стихи  которые   даже  с  огромной  натяжкой  и  то  нельзя  назвать  поэзией,  это  брат  ты  мой  я   не  могу  считать  искусством.  Это  хуже  даже  самого  дешёвого  борделя.  Каждое  выступление  в  таких  условиях,  стоит  огромных  волевых  усилий.  Нам  не нужен  парад,  нам  за  него  не  платят.  Парад  это  дополнительное  одевание  и  раздевание  в  экстремальных  условиях.  Когда  в  месяц  более  сорока  выступлений  не  трудно  подсчитать  сколько  раз  нужно  надеть  на  себя  парадный  костюм.  За  сезон  только  от  одних  одеваний  и  раздеваний  он  приходит  в  негодность.  По  этой  причине  артист  и  администрация  всегда  находятся  в  творческом  конфликте.  Администрация  не  понимает  артиста, артист  ненавидит  администрацию.

Результат   налицо,  цирк  деградирует.  Это  ещё  не  самые  худшие  дни,  худшие  дни  впереди.  Мы  пока  продолжаем  разбрасывать  золотые  зёрна  своего  таланта,   но  они  попадают  на  выжженную  каменистую  почву  и  не  дают  всходов.  Пока мы  держимся,  можем  ещё  какое-то  время  продержаться,  но  это  не  устраняет  развал  системы,  он  впереди,  он  неизбежен. Цирк  надо  любить,  и  артиста  надо  любить.  Без  любви  в  нашем  деле  никак  нельзя.  -Ты  хочешь,  чтобы  артисты  не  учились  в  ГИТИС е,  не  повышали  свой  образовательный  уровень,  так  что  ли?

- Нет  не  так,  я  хочу,  чтобы  всё  было  с  точностью  до  наоборот.  В  искусстве  надо  учиться  всю  жизнь,  и  это  должно  стать  нормой.  Но  у  нас  обучение  подменяют  наличием  диплома, и  бесплодной  демагогией  вместо  конкретного  сотворённого  дела.     Если  это  не  так,  то  скажи,  что  они  поставили?

 - Я  таких  не  знаю.

 - Вот  и  я  не  знаю,  но  я  могу  назвать  имена  тех,  кто  не  выучился  на  режиссёра,  но  ярко  проявили  себя  в  постановочной  деятельности.  В  ВУЗ е  не  учат  постановке  номеров,  педагоги  сами  не  знают,  как  это  делается,  они  только  преподают  каждый  свой  предмет,  в  расчёте  на  то,  что  попадётся  талантливый  студент,  и  они своими  лекциями  разбудят  в  нём  дремлющего  гения.  Можно  много  знать,  много  читать,  быть  очень  образованным  человеком,  и  ничего  не  поставить..

Режиссёр  тот,  кто  рождает  произведения,  которых  до  него  не  было.  Режиссёр  тот,  у  кого  свой  необычный  взгляд  на  обычные  предметы.  Режиссёр  тот,  кто  видит  в  артисте  индивидуальность. Обучение  опасно  тем,  что  оно  унифицирует  личность,  уничтожает  в  нём  индивидуальность,  обучение  в  Советских  ВУЗ ах  опасно  своими  идеологическими  догмами. Как  талантливая  личность  может  найти  новые  средства  художественной  выразительности,  когда  всё  личностное  в  нём  подавлено  или  уничтожено.      

Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100