В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

В.В. Довейко стихотворения

В. Довейко ПЕЙЗАЖ

Все смыслы замкнуты на человеке, ибо ни кто иной как мы суть истина самих себя.

I

АНГЕЛ Вениамину Бутенко

По небу полуночи ангел уже не летает.

И времени тень удлиняется в сторону смерти.

И так тяжело после ночи вдоль улиц светает,

что трудно душе объяснить - на каком она свете.

 

Не ты ли тот ангел, который уже не летает

и с крыш днём и ночью за всем, что внизу, наблюдает,

и видит сторонним, как небо рассветное, взглядом

судеб мимолётность, бесплотность свою с ними рядом.

2001

Течёт река всем рекам вопреки –

от устья своего к истоку в родники…

И нету берегов у той реки.

2001

ТРОЯ

Веронике

Если я в этой жизни чего-нибудь стою –

мною стань. Но при этом останься собою.

 Будь свободой моей, а не жалкой рабою.

 

Если я в этой жизни чего-нибудь значу –

всё, что есть у тебя, ставь на нашу удачу.

 Всё, что есть у меня, на свою ставь, тем паче.

 

Если, правда, что там за любовной игрою

разрушенье одно, намекни мне - и Трою,

                     чтоб разрушить могла, для тебя я построю.

2003

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЭДЕМ

Отпущена такая малость

на всё про всё. Знать, не усталость

валила с ног. Из рук валилось.

Жизнь на саму себя молилась.

Мир выглядел посмертной маской

Того, кем создан был. Как ряской,

заросший пруд, проточный свет

недвижим был. И чтя завет,

спесь, обивая о порог,

всё, что не смог, и то – что смог,

простив себе, и глядя в круг

сведённых судорогой рук,

сын блудный преклонял колени

уже пред собственною тенью.

Крылами вырванными ангел

мёл небеса и тщетно с флангов

искал пути в обход руин

той бездны, с коей был един.

2003

***

Скрип эдемских ворот. Обезлюдевший двор.

Свет не больше, чем свет. Тьма не больше, чем сор.

 

Не гореть нам в аду. Ад спалили дотла,

дабы чёрную мысль раскалить добела.

 

Не от мира сего, знать, мы все. И не суть -

что всему есть начало. И думать забудь,

 

что сводимо к нулю, как на круги своя,

бытие, чьи концы далеко за края

 

этой жизни, чей след, что круги на воде,

много дальше и всюду, чем просто нигде.

2003

***

Ушли года и затерялись где-то,

где от заката до рассвета

куда-то поздние всё мчатся поезда.

 

Своё вращение ускорила планета

и скорости вращенья того света

как будто достигает иногда.

 

2003

II

 ***

 Нынче март точно сбрендил –

из грунтовых небес

льётся свет, а намедни

(как попутал их бес) -

снег метельный, и завтра

весь исплачется лёд –

птицу, как астронавта,

провожая в полёт.

2004

***

Память, от наплыва точек отсчёта,

расплывается чёрным квадратным пятном.

На аллилуйе зацикленный метроном

на куличках у чёрта.

 

Выгоревшие дотла слова.

Жизнь, настоянная на травах забвенья.

О, одиночество, чьи неотъемлемые права

суть слепок солнечного затменья.

2004

 ***

Теперь темнеет до поводыря.

И кровлю разве что не сбрасывают крыши.

О Лермонтове Михаиле вслух скорбя

и никого опричь себя не слыша,

глаголют звёзды о земных путях

в чертах не общих, но заведомо кремнистых.

Всё - как в начале, а не жизнь спустя.

В полнеба млечная в ночи встаёт заря,

ветра на тридевять земель разносят листья,

дождь жестяной с каким-то щучьим свистом

чинит разбой и, струями когтя

чешуйчатую кожу октября,

вмерзает в воздух светом серебристым.

2004

И СНОВА ДЕКАБРЬ

И снова декабрь. Вновь звезды разночтенья

ввиду однозначно прямого свеченья.

 

Настолько прямого в стремленье насущном

суть истины высветить в не сознающем

во имя чего воскресающем мире,

что не избежать кривизны в перспективе.

 

Что не избежать низшей точки паденья,

наутро слепя белизной откровенья.

И всё для того, чтоб не гаснуть и впредь.

 

Бессмертна душа лишь пройдя через смерть.

 

Неважно кто прав, ибо прав вопреки

своей правоте. От надежд далеки -

что всё в этой жизни к глаголу сводимо,

что чаша минует, что неоспоримо

движенье земля замедляет раз в год,

тем самым звезды ускоряя приход.

2004

                          ПАСХАЛЬНОЕ РОЖДЕСТВО

                       Ничто с такою болью не даётся

                                                                           как - очевидное

I

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИУДЫ

Кто б ни был Ты, но жизни Ты не старше.

Хлебнув сполна, воскреснуть стоит, чтоб

был пустотой до дна испитой чаши

на третий день отверстый полон гроб.

 

Кто б ни был я, но смерть мой поручитель.

И осознав судьбу свою вполне,

я оборотнем стал Твоим, Учитель.

Не на кресте распят Ты, а на мне,

1987, 2009

***

Речь взята на прикус. Онемелая весть

свет которой, как слово, возможно прочесть –

оправдание в осуждение.


Ибо свёрстаны губы и в небе пустом,

как пером по бумаге, скрежещет перстом,

шевеля языком, Провидение.

1993

***

Что до часов, познания не чуждых, они как правило стоят,

а если и идут – то отстают на жизнь.

1994

 ***

Мне, ты знаешь, не так много нужно, -

верить в то, на что сил не хватило

этим летним шагреневым лужам –

продержаться от ливня до ливня.

1987

***

В небе дельтаплана крылья золотые!

Говорят, воскрес мальчик Твой, Мария.

Говорят, воистину… И легко так верится.

Два крыла в полнеба невесомей перистых!

1986

Два крыла в полнеба невесомей перистых!

Говорят, воистину… И легко так верится.

Говорят, воскрес мальчик Твой, Мария.

В небе дельтаплана крылья золотые!

***

В подснежниках твоих ресниц

отдалена, как будто навсегда,

зайчихой пойманной дрожит

вдруг близкой ставшая звезда.

1977

***

В час недобрых надежд тот палач, кто оплачен доверием,

кто дарует не казнь, а как милость до казни начать

пуще воли на час корни рубящий в рубище реквием

испытующих глаз, с коих снята седьмая печать.

1987

 ***

В душе не прибрано, как в комнате, и пусто.

Утешься тем, что и на солнце пятна.

Невозвращенца Иисуса

мир вряд ли примет искренно обратно.

1992

 ***

Впрок запасаясь памятью, оставляемой по себе,

отказывая ей в праве слабеть,

увы, не избегнуть повторов, как ни петляет дорога, по которой

в виде залога

не мы несём крест, но крест несёт нас со скоростью Бога.

1992

 ***

Идеологии отличаются не столько разностью взгляда,

сколько качеством взятого на вооружение народа,

переходящим в количество людей, выпадающих из бытийного ряда,

принесением себя в жертву принципу увеличения национального  дохода

на мёртвую душу населения, чья осознанная необходимость  как свобода.

1993

 ***

Божья глина… Сыщи и расплющь

в себе образ… Не то, чтобы стыдно

в Рождество быть подобьем – бо сущ!

Но душа без даров, - очевидно,

обнищала – звезды и не видно.

Да и эху глагол не присущ.

1993

 ***

Свет в две тысячи лет – содержанье горсти…

Был ли выбор иной? Был ли выбор пути

жизни в свете, сведённом до точки перстом

Бога всех не прощённых, сращённых с крестом?

1993

II

***

Неотвратимых дней крушенье,

листвы летящей, как составы под откос,

и вывих горизонта, и оси смещенье,

и сучьев чёрная осколочная кость.

 

И это небо сумасшедшей прачкой

насквозь застиранное, эта осень,

на нет сводящая все мысли, свет внебрачный,

порочный свет вечнозелёных сосен.

2000

 ***

Чай вчерашний в чашке стынет.

И к душе обращена

звёзд рождественских совиных

тишина.

 

А рассвет с перегоревшей

лампочкой под потолком

так похожи, что кромешней

только мысли ни о ком.

 

Капель тиканье сердечных.

Обещает день быть ясным –

одному дорогу в вечность,

а другим – пустые ясли.

2000

***

Речь учащается, как пульс, и обрывается, подобно эху.

Всё реже взгляд со стороны, всё чаще – сверху.

Так пережитое итожа,

душа меняет свет, как змеи кожу.

Дичок небытия - душе привита плоть. 

Так плодоносит явь. Так Сам Господь,

замыслив жизнь, творит её как вызов.

Всё чаще – снизу.

2000

 ***

Соодиночество.

Жизнь на ветру полотнищем полощется.

 

А парус бел был и земля видна.

И ничего взамен. И ничего, чтоб наравне.

 

Как много разных душ во мне.

И ни одна не будет спасена.

2000

КОНСТАНТА Истина не столько озадачивает, сколько ставит в тупик

I

РУССКОЕ

 Вене Бутенко

 

Света белого белее

край сугубый, край теней,

коих нет в миру роднее…

Север здесь, - и сколько дней,

столько зим. Ты прав, зима –

лютых наших душ кума;

да, поди, не люба нам.

Водки грамм на крови грамм…

По стыду аз и воздам!

А навстречу мчится тройка,

а за ней семёрка, туз,

следом джокер, щепок груз:

рубят рубль… Рублёв. Rublevka.

« Это служба недоверья?!

Я со стройки пирамид…

Да, я - в синем… Да, я – гид…

…по выщипыванью перьев

из синиц. То бишь – рублей ».

Время ни добрей, ни злей

не становится с годами.

Порчу на себя мы сами

навели: на рай и ад

жизнь деля. Ни слова, брат!

Помолчим. Слова – пустое.

За душою пыль в три слоя

счастья, воли, и покоя. 

2005

СОНЕТ

Крест не свой, как свой нести,

душу не свою спасти,

жизнью не своею жить,

в упряжи вожжою быть,

душу заложить врагам,

по чужим платить долгам,

от благих иметь щедрот

наглухо набитый рот,

быть всегда и всем к лицу,

всех судить по их концу,

впав во всё, что им сродни,

не свои восславить дни

и нейтральною, ничьей

смертью умереть своей.

2005

 ***

Как же ты, буратино, не знаешь иных

приумножить богатство теорий,

кроме как закопать в небо горсть золотых

с голубиною почтой во взоре;

и не видеть в несметном вечернем свету,

как крадётся с востока Медведица,

и сгущает в созвездия всю пустоту

этой жизни её же нелепица.

2005
 

ЭЛЕГИЯ

Память не знает вины за собой.

Улица Ново-Басманная…

Мне до неё, как до встречи с судьбой

с Трёх Вокзалов, чья площадь трёхгранная

блюдцем для столоверченья легла,

и неважно, что блюдце в косых три угла,

и не вызвать истаявшей яви,

чья свеча не погасла, истаяв дотла,

и, где судьбы в единый фитиль жизнь свела

коммуналки во всей её славе.

2005

***

Александру Калмыкову

Зима, снега… Из недр ночной

не то чтоб тверди свет метельный,

живой, но всё же запредельный

реальных звёзд. Всех, до одной.

 

Свет замуровывает створы

оконных ставень. Но в зазоры

так вьюжит тьмой перед рассветом

(совою кычет сердце, сбой

за сбоем в нём), так - что и боль,

и жизни смысл в напоре этом.

2005

***

Много звёзд, но мало Бога.

Осязаемей души,

пристальней, живее, строго

говоря, – и вглубь, и вширь -

звёзды. Ничего о звёздах

мы не знаем. В тёмный воздух

входят с ночи налегке

три волхва невдалеке…

2005

***

Рождество.

Общих мест торжество.

Главенство одной черты во всех без исключения лицах.

Собственно, ничего личного.

И звезда, чиркнув по небу, как отсыревшая спичка,

гаснет раньше, чем загорится.

И путь освещен так, как будто он снится.

Ибо свет не ведёт, но уводит от света

и прочей спасательной атрибутики.

И сущего поиск в ином свете где-то

есть поиск того, чего нету по сути.

2005

 ***

Продышал ли ты наледь на собственных мыслях

или попросту вмёрз в неприступные выси -

жизнь сама по себе величайшая ересь:

можно всё оправдать - лишь во всём разуверясь.

 

И теряется суть в свете дней предстоящих.

Есть в душе некий смысл, но и он – леденящий.

Никому не дано обрасти новой плотью.

Кипарисовый крест и возлюбленный плотник.

2005

                       II

***

                                     Игорю Дудинскому

…или не быть? Вы в безбрежном пейзаже

на засвеченной плёнке… С оглядкой на маятник

новый день в позапрошлой саже

жизнь стирает из памяти.

Претворяя себя в небеса годы кряду,

что с годами синей и синей,

уповаешь на то, что из всех чёрных дней

выход в космос всегда где-то рядом.

Если пропадом всё невзирая на лица,

то зачем для ведомой планеты

столько звёзд? Трудно не ошибиться.

Ибо все они светят со скоростью света.

2006

 ***

За вечной недостачей слов

смысл ускользает, как у вдов

черты лица. Непостоянство

и есть то пиршество для глаз,

когда (войдя во вкус) пространством

нельзя насытиться за раз.

А неземное всё заметней

вторгается в предел земной, -

и на уме, и на примете

какой-то лишний мир иной.

А на худой от звёзд конец

найдётся в вышних и Стрелец,

и Гончих Псов найдется свора.

И млечного в тени забора

в пылу (о чём не вспомнить) спора

срывает Сенька шапку с вора,

зажав в зубах луч-леденец.

2006

ПАМЯТИ ИОСИФА БРОДСКОГО

Бытие ли в тебе, за душой, через край,

или быт вне тебя – будь то ад или рай,

 

но душа на земле не в себе. Не в себе

сама жизнь. Ибо код не разгадан к судьбе.

 

Чем насущнее то, чего, в сущности, нет,

тем трудней отличить от того этот свет.

 

Воскресала и вновь каждый раз навсегда

о барьер световой разбивалась звезда.

 

Опадала с лица и теряла лицо

безымянная вечность, как с пальца кольцо.

 

Только жизнь не менялась, и свет наголо

нависал над землёю; и время текло.

2006

***

Всё те же будни после нас,

что и до нас. Всё те же сплетни.

 

Звезда, что для отвода глаз

всегда среди других заметней.

 

Не до неё. Того гляди

уйдёт и вечность из-под ног.

 

На твердь какую ни ступи,

везде: Здесь был. И подпись: Бог.

2006

 ЭКВИЛИБРИУМ

   Время есть компромисс
                                                       между мирозданием
                                               и внутренним миром человека.

I

***

Сергею Мнацаканяну

И у нас за душой тайники.

Нам, не знать ли, как мы далеки

от себя. Низких истин плевки

утирая, высоким венки

возлагаем… И дни нелегки.

Ибо сами себе маяки.

И тщета ударяет в виски;

колебаний души амплитуда

за пределы выходит тоски,

точно взгляд на себя ниоткуда.

 

Звёзд уткнувшимся в тупики

и пустившим в них корни, и худо-

бедно твёрдую память строки

не пустившим по ветру, абсурда

двойникам, и, увы, в дураки

не годящимся, всем нам, покуда

дырам чёрным в душе вопреки

пятна белые в образе чуда

жизни той, чья посмертная ссуда,

пусть и в дар нам, а всё ж – не с руки.

2007

        ***

                                       Задалась ли сырая речь,

                                но и мысль, отсырев, не вяжется.

                                 Свет истлеет, и время даст течь -

                                  и никто на ковчег не отважится.

 

                                    И никто не решится не в ногу.

                                         И окажется на поверку,

                                   что слова, обращённые к Богу, 

                                         есть слова к человеку.

                                                       2007

 ***

Юрию Байдину

И дня нет после,

вся жизнь заранее.

А вера в космос -

души призвание,

её заслуга,

её наитие.

Найти в ней друга,

уже – событие.

 

Живи налево, живи направо,

живи вперёд, живи назад,

на бис живи, живи во славу…

Жизнь – это твой на Бога взгляд.

Она не милость

и не потребность –

необходимость!

Храни ей верность.

 2007

***

Жизнь – от противного тому,

что в ней от Бога.

И не сказать, что вера,

увы, есть вера в прах,

что с чьих-то слов, что мера,

увы, в иных мирах

земной ей, обречённой

на свет, несущий страх

в сердца, когда прощённый

с простившим на ножах.

 

До одури свет синий

звезды в полночный час…

Мы на кресте двух линий,

что не сводимы в нас.

И крыльями крест-накрест

душа благословит

то бытие, что насмерть

ещё нам предстоит.

2007

СВЕТ

Владимиру Тучкову

О, эта дивная пора,

когда душа ещё не старше

самой себя и вечера

ещё не на последнем марше.

 

И бытие ещё не тьма,

но свет растущий отовсюду.

О, эта близость света к чуду.

О свет, сводящий жизнь с ума.

 

О, эхо утренних белил.

И то, что именем обязан

Тому, с Кем пуповиной связан,

Кто до него уже светил.

 

Как проба первая пера

здесь Слово, что в Начале – всюду.

О, эта дивная пора!

О, эта близость света к чуду.

2008

ЭКВИЛИБРИУМ

Ни явь ни сон. Но ты как раз по водам

горазд и сам на «быть или не быть»

обречь себя, да так, чтоб год за годом

однообразное бессмертие любить.

Твой парус бел и дни твои белы,

ни рифа под водой, ни над водой скалы.

Ты – царь! Но царствуешь в отсутствие небес.

Твой ангел стар и немощен твой бес.

 

Ни там ни здесь. Но и нигде не лишний.

Наедине с собой: кто как не ты – Всевышний.

 

А Господа язык так тёмен и так труден,

так перевод с того на этот свет неотделим

от повседневности, так голос одержим

огнем подстрочника, глухою медью буден,

что бездны астероидная память

щепоть земли надежде не оставит.

 

Скажи ещё, что жизни смерть не враг.

Корона на тебе, как шутовской колпак.

Ты сам с собою заключил неравный брак.

Ни грек тебе не в помощь, ни варяг.

2008

***

Вениамину Бутенко

Память будто на чёрный рассчитана день,

будто считана с неба в надежде,

что в ней тень разовьёт скорость Бога не прежде,

чем от света останется скорости тень.

 

Все равно, под каким взгляду падать углом.

На дух вынесешь, водочки треснешь.

 

Поутру к этой жизни воскреснешь.

Либо к той, что случится потом.

2008

***

…И катится голгофы пробный шар.

 

Бледнеет свет, - сей парус одинокий -

как образ бурь, обретших в нём покой.

 

Единобожия языческая дрожь.
 

Путь, за отсутствием состава преступленья,

оправданный деянием преступным.  

 

Обыденность - вот почва Бытия.

 

И воскресение не сбывшейся надежды,

смысл упраздняет памяти о ней.

2008

***

Душа есть мысль,

но мысль не есть душа.

 

Суть пустоты иного бытия

столь всеобъемлюща и подлинно трагична,

что исключает и намёк на пустоту.                                

 

Жизнь состоит из стойких заблуждений.

Мы - в том числе;

и в основном – насчёт себя.

 

Отягощённые свободою умы

не в силах пренебречь невнятиц толковищем,

сиречь – судьбой.

 

Мы сплав двух отправных,

друг друга супротив стоящих насмерть точек.

 

И силы разума разумное бессилье –

единственный, быть может, внятный знак,

что в искривлённом временем пространстве

мы собственных же сущностей заём.

 

О, воскресенье не воскресших!

 

Жизнь есть утопия –

как средствами оправданная цель.

2009                                                                                 

***

Жизнь состоит из запретов,

которые мы нарушаем.

Вовсе не ищем ответов,

просто – вопросы решаем.

 

Чаще всего - радикально,

не думая о последствиях.

Знать, такова ментальность

душ наших, терпящих бедствие.

2009

УХОДИТ ЖИЗНЬ

                                           …незримо ангелы стараются…

                                                               Сергей Мнацаканян

 

Уходит жизнь, как будто свет включив нездешний,

уходит жизнь, от света здешнего опешив.

Уходит жизнь корнями в землю, взглядом в небо,

уходит жизнь, с собой не взяв ни крошки хлеба.

Уходит, так и не войдя, не став – привычкой,

уходит жизнь всегда твоя, уходит – лично.

Уходит в то, что ей обещано дословно

и, безусловно, в то, что связано с ней кровно.

 

Уходит жизнь в двор проходной, в дворы кривые,

в собачий лай, в кошачий визг, в шерсть дыбом выи.

Имея всё - уходит всё же не имущей.

Уходит так и не опознанной, но – сущей.

Уходит в две не равных тверди не долями,

уходит долей с глаз долой, волхвов – дарами.

Уходит жизнь и дышит так, как дышат звёзды -

из дыр был жил вдыхая свет, всё реже - воздух.

2009

                              ***

   Ты мыслям вверял свою душу годами

     и точки над i расставлял каждый раз,

        своими ты всё называл именами,  

                               и жизнь удавалась тебе без прикрас.

 

                     И шли времена,

                 ибо ходят под Богом.

               И чаша сия – оговорена.

                          В долгом

                 блуждании в безднах

                 удастся ль, как знать,

   в чужом, безвозвратном себя опознать.

                             2009

                           II

***

Как будто и не так давно,

как будто с жизнью заодно

звезда заявленная засветло.

Вся – ни о чём, вся – слово за слово.

 

И жизнь как будто ни о чём

и заодно с её лучом.

А всё, что до, и всё, что после –

всего лишь космос.

2010

***

Как часто, заступив за край,

мы принимаем ад за рай,

за храм на собственной крови

пейзаж отсутствия любви.

И глядя ненароком вспять,

мы тщетно силимся понять -

зачем так девственно чиста,

безвидна память и пуста?

2010

***

Не обновилось небо.

И свет не стал белей.

Не стал насущней хлеба

последний Бог людей.

И смысл вне жизни круга

осмысленней не стал.

А вера – от испуга.

Кто б в небе не блистал.

2010

***

Под какой ни родись ты звездой,

и какой ни крестись ты водой,

жизнь до нитки последней сносив,

только радость, что всё ещё жив.

 

И следя за полётами птиц,

к небесам припадаешь ты ниц,

в эти русые пряди земли…

Лунный парус бледнеет вдали.

2010

***

Там, где кончается пространство,

там начинается душа.

Одною ею, может статься,

удастся вволю надышаться,

уже, по сути, не дыша.

 

И видит Бог! – за столько лет

душа – единственная весть

о том, что всё-таки мы есть,

когда нигде нас больше нет.

2010

***

Не жди ни от кого спасенья,

лишь собственным словам внемли,

ты в высшей точке вознесенья

от Сотворения земли.

 

Ты там, в невероятном где-то,

там, где усильями Творца

неотделима тьма от света

до самого его конца.

2010
 

Мой сын растет на цирковом дворе


Мой сын растет на цирковом дворе,
где на предметах проступают лица,
где сломанных булав сутулый силуэт
напоминает их бросавшего артиста.
Мой сын растет на цирковом манеже:
Ось всех дорог, опора бытия,
святой колодец! — где горстьми надежду
он черпает, как воду для питья.
Он за кулисами растет, мой сын,
y задремавшего устало реквизита:
y задремавшего до праздника в софитах
он учится — терпению — мой сын.
Конечно, и среди аплодисментов
растет мой сын — но и среди труда:
среди конюшен, меж звериных клеток
он познает: что жизнь на всех одна.

Мой сын растет и в цирковом фойе,
он зритель, не стремящийся в буфеты,
a ждущий радугу из музыки и света,
и в ней: все вверх ногами, все на голове!

Мой сын растет на цирковом дворе...
 

Журнал Советская эстрада и цирк. Декабрь1986 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100