В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Дрессировщик

Ну что так и будем канючить? – со злобой сказал дрессировщик, обращаясь к бегемоту не желавшему бежать по кругу арены после длительного простоя.

И  всего-то  три  круга,  придурок  пойми  три  круга  и  ты  свободен.  Ну  что  за  народ – очеловечивая  бегемота,  обращался  он  к  сидящим  в  первых  рядах  артистам.

- Я  против  насилия  над  животными,  оно  мне  нужно!  Я  что  требую  от  него,  чего  он  не  может  сделать  по  своей  природе?  Ну,  три  то  круга  по  манежу, он  может  пробежать..  Я  думаю,  что  может,  бегал  же,  что  забыл?  Бегемот  покорно  стоял,  выпучив  глаза – если  забыл,  сейчас  напомним. 

- Ребята – обращается  к  служащим – давайте  ещё  раз  по  самой  писте, - и  не  дури – уже  к  бегемоту  Встаньте  по  центру  форганга  и не  пускайте  его  на  конюшню,  а  то  ведь  на  хитрую  задницу.  В  руках  у  него  стек,  короткая  гибкая  палочка,  он  её  показывает  присутствующим,  и  продолжает: - вот  этим  инструментом  я видите  ли  наказываю  бегемота,  смех  да  и  только,  его  оглоблей  не  прошибёшь.  А  ведь  находятся  такие  защитники,  шваль всякая,  зелёные  эти,  Гринписовцы.  Ой! ой! ой!  - кричат  они,  что  вы  делаете,  нельзя  бить  животных,  они  беззащитны,  надо  лаской,  лаской.  Я  хотел  бы посмотреть  как  это  лаской.. Вот  этим  прутиком – он  ударяет  им  себе  по  ноге, - разве  что  комара  убить  можно. 

Это  моя дирижёрская  палочка,  ой  Господи,  я  уже  не  помню  кто  мне  её  подарил,  кто –то  из  лошадников,  вот  с  тех  пор  я  с  ней  и  не  расстаюсь.  Не  для  наказания  она,  а  для  указания. Да  как  много  у  нас  идиотов,  которые  усложняют  жизнь  другим людям,  особенно  нам  дрессировщикам.  И  что  интересно,  всё - то  они  знают,  дают  советы,  вот  только  сами  ничего  не  умеют.  Ну  да  ладно  это  полбеды,  беда  в  том,  что  они  огульно  обвиняют  нас  всех  в  жестоком  обращении  с  животными.  Вот  так  за  глаза,  всех  под  одну  гребёнку.  Ну,  вот  пришли  бы  и  посмотрели,  как  я  наказываю  бегемота,  скажите,  пожалуйста,  как  и  чем?  Это  он,  его  величество  бегемот,  изводит  меня,  не  хочет  пробежать  три  круга  по  манежу.  -Значит  так  ребята!  пускаем  бегемота,  три  круга  и  на  конюшню,  сегодня  с  меня  хватит…

             Но  никак  не  хочет  успокоиться  и  продолжает  говорить:

А  я  что  держусь  за  эту  дрессуру,  оно  мне  надо.  Это  им  надо – и  он  показывает  своим  стеком  в  пустые  пыльные  кресла – это  зрителям  надо.  А  я  могу  и  без  дрессуры  прожить,  мне  одного  номера  достаточно,  я  эквилибром  полностью  удовлетворён.  Мы  вот  сейчас  пройдём  с  ребятами  номер  и  айда  по  домам.  А  я  с  этой  тварью – указывая на  бегемота – весь  день  как  в  смоле  кипеть  буду.  То  воду  в  бассейне  сменить  надо, ветеринара  вызвать,  что –то  не  нравится  мне  его  вид.  Он  же  бегемот,  сказать  ничего  не  может,  поди,  разберись,  что  там у  него  болит.  Так  что  на  себя  нет  времени,  вон  как  зарос,  побриться  и  то  некогда.  Не  успел  сойти  с  поезда  сразу  в  цирк,  с  утра  маковой  росинки  во  рту  не  было,  а  тут  ещё  этот  Гринпис,  ну  да  ладно  будем  работать.

- Значит,  готовы  ребята?!  три  круга  и  на  конюшню?!  Ну,  всё  пускаем!

Бегемота  пустили.  Он  мелкой  рысью  побежал  по  кругу  и  у  центрального  форганга,  чуть  не  сбив  многотонной  массой  двоих  служащих,  устремился  на  конюшню.  -Вы  посмотрите  что  делает  эта  тварь,  он  же  меня  на  измор  берёт,  ну хорошо,  не  на  того  нарвался.  Верните  эту  скотину  в  манеж! – кричит  дрессировщик, - сейчас  вложим  ему  ума  разума.  До  конца  жизни  забудет  путь  на  конюшню.  Пока  не  вспомнит  трюк,  будет  бегать  по  кругу.  Они  ведь  наши  животные,  хорошего  к  себе  отношения  не  понимают, ну  что  ж  будем  бегать  до  самой  ночи.  -Под  дурака  работает – сказал  служащий,  второй  с  ним  согласился, - не  из  таких  дурь  вышибали,  сказал  второй  служащий,  первый  с  ним  согласился.

Бегемота  подтолкнули  палкой,  не  помогло,  потом  огрели  вдоль  хребта,  и  этого  оказалось  мало. 

- Не  занимайтесь  там  хернёй! – кричал во  всё  горло  дрессировщик,  нервно  перемещаясь  по  манежу, - для  него  эта  палка.  Что  для  вас  спичка  ушко  поковырять.  У  нас  нет  времени,  а  вы  тут  либеральничаете.  Там  в  углу,  возле  лифта  лежат  прутки  арматуры,  выберите  какие  потолще  и  гоните  его  сюда.  Завтра  начинаем,  вы  думаете,  он  забыл,  что  надо  делать?  Да  он  умнее  нас  с  вами,  просто  он  ищет  приключений,  а  коли  ищет,  значит, найдёт.  Металлическими  прутьями  с  трудом  вернули  бегемота  в  манеж.

- Там  возле  буфета  стоит  тележка,  такая  низкая,  тяжёлая,  на  ней  подвозят  продукты,  давайте  её  сюда.  Бегемот  побежал  По  кругу,  и  снова,  как  и  в  первый  раз  повернул  на  конюшню,  но  дрессировщик  его  ждал,  он  разгоняет  тележку  и  со  всего  хода  бьёт  его  в  морду.  Удар  был  глухим  и  очень  сильным,  у  меня  заныло  под ложечкой.  Потом  на  его  морде  выступила  кровь,  он  потерял  ориентацию,  и  медленно  виновато  пошел  в  другую  сторону  и  остановился,  уткнувшись  мордой  в  барьер  манежа.  Выкрашенный  из  нутрии  белой  краской  он  стал  розовым.  Несколько  человек,  поднявшись  с  кресел  не  выдержав,  молча,  ушли.  Напряжение  нарастало.

- Не  трогайте  его – задыхаясь  от  злобы,  говорил  дрессировщик,-  тяжело ему,  пусть  чуток  аклимается,  видать нокдаун.  В манеже  стояла  такая  тишина, что  мне  казалось,  я  слышу,  как  бьётся  в  груди  моё  сердце.

- А  вот  теперь  время – голос  дрессировщика  был  глухим  и  взволнованным, - эксперимент,  идём  во  банк!  Но  у  нас  нет  другого  выхода.  Если  уступим  то  всё.  Он  вытер  тыльной  стороной  ладони  пот  со  лба,  и  дал  команду.

Бегемота  снова  пустили  по  кругу.  Для  увеличения  силы  удара,  тележку  загрузили  массой  двух  тел,  двух  ассистентов.  Дрессировщик  начал  её  разгонять  на  случай  если  бегемот проявит  дикую  вольность.  Он  не  ошибся,  бегемот  повернул  мордой  вправо,  и  тут  его  встретила  тяжёлая  металлическая  тележка  усиленная  двумя  ассистентами.  Звук  был  таким  будто  удар  пришелся во  что –то  сочное  мощное  и  влажное.  Красными,  брызгами  разлетелась  по  манежу  кровь,  будто  кто-то  пригоршнями   разбросал  рубиновые  камни,  которые  оказались  никому  не  нужные.

Потом  вышли  униформисты,  они  долго  спорили,  кому  заправлять  манеж.  Но  о  том,  что  здесь   произошло  ни  слова. Только  маленький  мальчик,  лет  пяти,  стоял  возле  оркестровки  и  тихо  плакал.  Это  был  сын  дрессировщика.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100