Дрессировщик Николай Павленко - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 12:58 | 30.01.2020

Дрессировщик Николай Павленко

Дрессировщик Николай ПавленкоВ багряном полумраке утонул манеж. Приостановила свой бег музыка. Неслышно, осторожно, припадая всем телом к земле, ползут по манежу тигры, неотвратимо надвигаясь на дрессировщика, заставляя его шаг за шагом отступать все дальше в глубину клетки.

Красноватые блики, как отсветы далеких костров, играют на шкурах животных, змеятся по мощным мускулистым телам, передавая каждое движение сильных мышц. Каким маленьким и хрупким выглядит человек рядом с этими, кажется, уже готовыми к последнему прыжку хищниками. Еще секунда, еще мгновение... Но тут ситуация, достигнув кульминационного предела, круто меняется. Резко, словно пружина, распрямляется, подается вперед тело дрессировщика, уже почти прижатого к сетке. Повелительное движение рук — и звери, отпрянув, поднимаются «на оф»...

Так заканчивается аттракцион Николая Павленко «Тигры». По остроте, степени сложности этот финальный трюк, пожалуй, превосходит все остальные. И все же его можно назвать типичным для работы Павленко.

Показать зверя в его первозданности, подчеркнуть природную красоту, мощь, великолепие животных — именно в этом видит дрессировщик одну из основных своих задач. Этому подчинено все — и подбор самых эффектных зверей для аттракциона и характер исполняемых ими трюков.

Н. Павленко — один из немногих, кто решается брать для дрессировки уже взрослых тигров. Это многократно усложняет работу. Животные, не привыкшие к общению с человеком, даже после многих лет дрессировки сохраняют агрессивный характер. Конечно, проще было бы брать котят. Звери, выращенные, воспитанные самим дрессировщиком, и в зрелом возрасте оставались бы более контактными. Но у Павленко особый взгляд на этот счет:

— Дикое животное должно оставаться диким, — убежден он. — Зачем пытаться делать из тигра домашнюю кошку? Это противоестественно. В природе всему определено свое место. Тигр рождается хищником. И я хочу,чтобы именно таким видел его зритель...

Это совсем не значит, что дрессировщик намеренно пытается подчеркнуть злобный характер своих подопечных, степень риска в общении с ними. Напротив, в его работе нет излишней аффектации, нет устрашения публики. Ни грозных окриков, ни щелканья арапника не услышишь на манеже. Работает спокойно, уверенно, без повышенных тонов, излишней нервозности, в руках лишь тонкая дюралевая палочка. Острота, драматическая напряженность выступления не нагнетается искусственно. Она подлинна, достоверна. И зритель прекрасно это чувствует.

Само выражение «работать на публику» уже давно приобрело отрицательный смысловой оттенок. Но, как бы то ни было, любой художник, любой артист работает все-таки на публику и для публики. Разница только в том, на какую публику он рссчитывает. Павленко с уважением относится к зрителям. А это требует особой творческой взыскательности. Он не пытается идти по пути наименьшего сопротивления, и легкий успех его мало привлекает. Через кропотливую работу, через поиски своего, индивидуального почерка в искусстве, через эксперименты на грани риска он твердо движется к поставленной цели. Порой движение это бывает медленным и трудным, и тем не менее компромиссы исключены.

Нелегко складывался путь Николая Павленко к манежу, к созданию собственного аттракциона. Вырос не в цирковой семье. Но о цирке мечтал с детства. Хотел работать с животными, и почему-то непременно с хищниками. Устроился в передвижной зооцирк. Более старательного, более заботливого работника трудно было найти. Целыми днями возился с животными — чистил, кормил, выгуливал. А выдавалось свободное время, пробовал самостоятельно заниматься дрессировкой. Животные в его распоряжении были самые разнообразные: слоны, пони, собаки, шимпанзе, кенгуру... Здесь же, в зверинце, давал маленькие импровизированные представления. Руководство не возражало против такой самодеятельности: это обеспечивало и дополнительный приток публики, да и животным движение необходимо.

Не оставил Николай Павленко этих занятий и после того, как, заочно закончив Московский зоотехнический институт, стал директором зооцирка. Когда в зверинец поступили хищники — ягуары, черные пантеры, был просто счастлив. Начал с увлечением заниматься с ними. Конечно, давало себя знать отсутствие школы, профессиональной подготовки в дрессуре, до многого приходилось доходить самому. Но, наверное, через все это надо было пройти. Двенадцать лет работы в зверинце дали Николаю очень многое — досконально изучил животных, их психологию, а главное — привык работать упорно и терпеливо, на собственном опыте убеждаясь, что дрессировка — это прежде всего великий труд.

В его архиве хранятся интереснейшие снимки тех лет, запечатлевшие самые острые моменты его работы с хищниками. Вот ягуар бросается на него сзади, вот они уже катятся по земле, сцепившись в схватке... Возможно, именно этот трюк в исполнении Павленко и покорил известно! о советского дрессировщика, народного артиста РСФСР А. Н. Александрова-Федотова. Александр Николаевич, тогда уже тяжело больной, увидел в Павленко достойного продолжателя своего дела, ему решил передать группу своих тигров.

Сорок репетиций с Александровым стали лучшей школой профессионализма для молодого дрессировщика. И сейчас Павленко во многом руководствуется уроками, полученными у мастера, человека эрудированного, прекрасно знавшего животных, историю цирка.

Александр Николаевич Александров успел увидеть только одно, самое первое представление Павленко. Дебют состоялся во Львове, восемь лет назад. Конечно, впервые выходя на манеж, Николай очень волновался. И все же больше всего беспокоило главное: как оценит его работу мастер. Об аттракционе в тот вечер Александров не сказал ни слова. Он вообще был очень сдержан и скуп на похвалы.

И лишь потом Павленко услышал фразу, которая была для него выше любых, самых лестных отзывов: «Теперь я спокоен. Мои тигры в надежных руках...»

Первые годы работы были трудными. Обновление группы, ввод новых животных, работа над новыми трюками. Павленко прекрасно понимал — знания, полученные у Александрова, технические навыки в дрессировке — это лишь фундамент, основа. Нужно искать свой стиль, свой образ на манеже.

Красота, яркая зрелищность выступления — один из основных критериев, которым руководствуется Николай в своей работе. Это еще одна из причин, побуждающих формировать группу из взрослых тигров. Животные уже полностью сформировались, так что есть возможность выбрать наиболее красивого, сильного, здорового зверя. Если же взять котенка — еще неизвестно, каким он вырастет. А расставаться с животным, к которому успел привыкнуть, жаль.

Сейчас основу группы составляют суматранские тигры. Есть и один редчайший экземпляр — южнокитайский тигр Султан. Наших уссурийцев, лохматых, светлых, Павленко находит более флегматичными. Суматранцы экспансивны, подвижны, темпераментны. Они весьма неуравновешенны, в общении с ними надо быть готовым к любым неожиданностям, но именно это и привлекает Павленко, привыкшего к быстрому темпу, к динамике.

За эти годы Николай досконально изучил своих животных, их психологию, особенности характера. И каждый зверь с его слабостями и достоинствами ему по-своему дорог. Но в то же время он прекрасно понимает, что рассчитывать на ответную привязанность хищника к человеку — бессмысленно. Знает, стоит тиграм почувствовать, что он досягаем, — будут нападать.
Подтверждений этому было уже немало: и травм хватает и нет числа порванным костюмам. Но свою боль, свою досаду дрессировщик никогда не вымещает на животных. Считает, что в любом случае виноват сам,— надо быть осторожнее. Наказывает тигров редко. В основном за драки между собой. Вообще не терпит в цирке звука арапника. Считает, что это говорит не о силе дрессировщика, а о его бессилии.

В цирке Павленко с утра до позднего вечера. Хлопот хватает всегда: нужно позаботиться о правильном рационе животных, достать какую-то вакцину, нужно вовремя заметить малейшее изменение в настроении зверей.

А с каким неподдельным увлечением говорит Николай о своей работе!

— Для меня каждое выступление, те минуты, которые я провожу на манеже, — это минуты счастья. До представления еще могу думать, понравится ли публике аттракцион или нет, беспокоиться, как он будет принят, все ли пройдет благополучно. Но когда выхожу на манеж, для меня уже ничего не существует. Только мои животные, только работа. Радость от этой работы.

В искренности этих слов нетрудно убедиться, когда видишь артиста на манеже, видишь его вдохновенное выступление.

Красивая работа — именно такое впечатление производит аттракцион Павленко. Здесь привлекает все. Эффектно подобранные звери, культура обращения с ними дрессировщика. Красивые, предельно выразительные жесты. С помощью балетмейстера М. Александрова Павленко удалось найти точное пластическое решение образа. С эстетической точки зрения аттракцион выдержан безупречно. Это не просто хорошая дрессировка — это искусство.

Выступление идет динамично, в хорошем темпе. Артист работает четко и уверенно. Темперамент зверей, их далеко не редкие попытки показать характер требуют предельной собранности, моментальной реакции. Работая с животным, идущим на трюк, Павленко ни на мгновение не упускает из поля зрения всю группу. Эта скрытая напряженность, это невидимое глазу противоборство характеров человека и хищников ощущается постоянно. Придает выступлению характер острый,захватывающий.

Хотя внешне на манеже это вроде бы никак не проявляется. На лице дрессировщика читаешь лишь положительные эмоции. Манера общения с животными мягкая, доброжелательная, порой с оттенком шутки. Иногда даже кажется, что в его дрессировке почти отсутствует элемент принуждения. Тигры сами идут на трюки, сами беспрекословно возвращаются на места.

Да, Павленко четко следует собственному замыслу — показать союз человека с животными, основанный не на насилии — на доброте.

Но доброта в его понимании — это отнюдь не панибратское отношение к зверю. Это прежде всего уважение к нему, признание за ним права на сохранение собственного характера, данного ему природой, а не навязанного человеком. В аттракционе нет ни одного трюка, унижающего животное.

Тигры на манеже ведут себя с достоинством. Павленко не жалеет самых ярких красок, для того чтобы подчеркнуть все их великолепие, грозную красоту зверей.

Широко использует различные варианты подсветки, находит наиболее эффектные мизансцены. В результате такой интерпретации даже хорошо известные, сравнительно несложные трюки получают как бы новое воплощение.

Четыре тигра, стоя на тумбах, поднимаются «на оф». Этот трюк не изменно встречается дружными аплодисментами зрителей, восторженными возгласами. А ведь он далеко не нов, имеется в арсенале почти каждого дрессировщика. Но как выигрышно сумел подать его Павленко! В полумраке манежа ярко высвечены фигуры зверей — мощные тела, застывшие в гордых позах, игра света и тени придает шкурам какой-то необыкновенный окрас, шерсть светится серебром, желтые огни играют в глазах. И стройная, гибкая фигура дрессировщика рядом. Зрелище действительно впечатляющее.

Весь аттракцион, его драматургия строится на контрастах. Агрессивные хищники — и человек, который, конечно, не может соперничать с ними в силе. И все же он сильнее. Хотя власть основана не на ответной жестокости, а на качествах, присущих только человеку: силе духа, силе разума, силе доброты.

Работа Николая Павленко привлекает не только мастерством дрессировки, не только ярким художественным решением, но и глубиной мысли. Артист утверждает позицию истинно современного отношения к природе: бережного, гуманного, мудрого. Человек и так уже зашел слишком далеко в своем стремлении к «покорению» ее. И природа платит за это обмелевшими реками, исчезающими с лица земли редкими видами растений и животных. Тем бережнее надо охранять оставшееся. Павленко настойчиво проводит мысль — человек должен подходить к природе не с позиции силы, а лишь с позиции разума.

Е. СОКОЛОВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования