Дрессировщики Людмила и Владимир Шевченко - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Дрессировщики Людмила и Владимир Шевченко

Дрессировщик хищников. Профессия все еще относится к романтическим, только чаще кажется, что благодаря далекому прошлому, тем временам, когда человек отважно входил в клетку, полную диких зверей, со страшными когтями, зубами, зверей, полных сил, злости и уверенности.

Человек представлялся римским гладиатором, только вооруженным. Теперь же представление в клетке — нередко унылое и скучное зрелище.

На манеже ЛЮДМИЛА и ВЛАДИМИР ШЕВЧЕНКО
Фото Г. ПОЛЯКА


Но бывают удивительные и обнадеживающие исключения. Вот, скажем, народные артисты Украины Людмила и Владимир Шевченко. И звери у них настоящие — «зверские звери». И представление у них увлекательное, восхищает их творческая манера, исполнительский стиль, и сами они на редкость одаренные люди.

Владимир вроде бы продолжает традиции дрессировщиков прошлого — он романтичен, неистов, но при этом у него столько современного юмора, тонкой иронии, непринужденной профессиональной уверенности. Людмила артистична, женственна, изящна и умело прячет за этими качествами силу характера, волю и не женскую храбрость.

...Впервые я увидела их не на представлении, а за кулисами в цирке на Цветном бульваре. Они приехали в Москву на сессию (оба учатся в ГИТИСе на факультете цирковой режиссуры) и зашли к друзьям.

— Знакомьтесь, — сказали мне, — дрессировщики Шевченко...
— Кого же вы дрессируете?
— Львов и тигров, — ответил Владимир Шевченко, и эти «львы и тигры» очень ему подошли...

Людмила в то первое наше знакомство никак не походила на артистку цирка, да еще дрессировщицу, скорее, это была милая учительница, которая своей благовоспитанностью все время должна подавать пример детям.
Они рассказывали о своих гастролях по Италии, но дело было не в разговорах, прежде всего интересны были они сами.

Их представление я увидела в Сочи.

В клетку быстро и бесшумно вбежало семнадцать хищников (иногда число их доходит до девятнадцати), они расселись по своим местам. Справа от входа на тумбу уселся лев Юлий в классической львиной позе, слева — тигр Пан. Львицы и тигрицы сидели вперемежку.

Владимир и Людмила появляются в клетке каждый по-своему и каждый эффектно. И представление начинается словно своеобразный, полный неожиданностей, легкий, остроумный, порой чуть ироничный спектакль. На редкость естественно и, если здесь уместно это слово, непринужденно ведут себя звери. Я наблюдала прелюбопытную сценку.

Все звери укладываются в ряд — трюк известный. Не теряя своего природного величия, укладывается лев. Рядом с ним торопится улечься львица. Она нежно, с обожанием положила свою голову на лапу льва и замерла. Третьей подошла и улеглась тигрица, пользуясь тем, что голова львицы опущена на лапу повелителя, начала через ее спину ласково лизать льва. Вот, каковы они — эти тигрицы!

Я рассказала об этом эпизоде Шевченко. Они рассмеялись.

—    Очень важно, чтобы зверь держался естественно и, насколько это возможно, оставался зверем в своих проявлениях,— сказал Владимир. — Профессиональному дрессировщику, если он истинный профессионал, всегда интересно иметь перед собой настоящего зверя, иметь возможность некого внутреннего противоборства, уметь подчинять этого зверя своей власти. Однако пользоваться этой властью нужно очень умело.

—    Наш лев Юлий, — добавляет Людмила, — даже в клетке не забывает, что он царь зверей. Он никому не позволяет прыгнуть или забраться выше него, а посмевшего это сделать тут же собьет лапой.

—    Это порой усложняет работу, — говорит Владимир, — но мы не стали лишать его этой царственной привычки, вместе с ней может уйти и нечто важное, нечто «львиное» из нашего льва...

Владимир и Людмила не только умелые, находчивые, замечательные дрессировщики, но и талантливые артисты. Они разыгрывают со своими зверями изобретательные и остроумные сценки, вступают в диалог между собой и запросто разговаривают со зверями. Их манера держаться, двигаться, их общение и между собой и со своими подопечными — все артистично и обаятельно. В клетке — атмосфера непринужденности, импровизации. Я была приятно удивлена, когда на другой же вечер в работе Шевченко уже многое было совсем иначе, на третий — тоже... Владимир Шевченко просто не терпит абсолютной одинаковости представления. Когда через несколько месяцев я смотрела выступления Шевченко в Ленинграде, уже многие эпизоды шли совсем по другому.

Помню, в сочинском представлении был остроумный и по-актерски лихо исполняемый эпизод. Владимир требует от тигрицы, чтобы она шла на место. Та в ответ рычит и злобно бросается, отказываясь повиноваться. Владимир впадает в «ярость», тигрица тоже. Темперамент на темперамент, кажется еще секунда и они просто... сцепятся. Но к ним тихо подходит Людмила. Сначала она гладит по голове Владимира, и приговаривая: «Спокойно, спокойно, на место...», уводит его. Потом, так же оглаживая и что-то ласково приговаривая, уводит на место разъяренную тигрицу...

В ленинградском представлении был подобный, но уже совсем иной эпизод. После выполненного трюка на место не уходила львица. «На место!» — командовала ей Людмила, львица и ухом не вела. Тогда Людмила начинала ее толкать — никакого результата. Людмила тянула ее за хвост, пыталась передвинуть, как двигают мебель, но львица стояла, как монумент. Тут к упрямице подходил Владимир, чесал у нее за ухом и таким небрежно изящным движением указывал на тумбу, что львица в тот же момент прыгала на нее.

Как видите, Людмила и Владимир вступают со своими хищниками в очень сложные отношения и кажется, что основаны они на полном, почти человеческом взаимопонимании. Разумеется, какое-то взаимопонимание есть, как со всякими умными животными. Видимо, поэтому многие авторы в статьях о Шевченко уже очень увлекаются, называя зверей их партнерами. Конечно, в каких-то эпизодах дрессировщики стремятся изобразить хищника именно в таком качестве. Хотя понятно: в любой момент выступления между зверем и дрессировщиком — дистанция огромного размера.

—    В этом трюке я его держу на себе, — часто можно услышать от Владимира Шевченко.

И это, видимо, означает, что зверь выполняет трюк именно потому, что в этот момент подчиняется воле дрессировщика, его внутренней силе.

Просто феноменальная способность Владимира и Людмилы держать в своей власти столько крупных хищников во всей их силе и естестве, со всеми их клыками, когтями и прочим. И какая обостренность чувств, ощущений, интуиций, какое душевное напряжение требуется от них! И все это незаметно для зрителей, незаметно по первому плану. Однако где-то на втором и третьем планах ощущается глубокое подсознательное единство, большое напряжение. И поэтому аттракцион смотришь с увлечением, с холодком внутри, с гордостью за человеческое мужество и умение в таких рискованных, иногда даже смертельно опасных ситуациях держать себя так изящно и уверенно.

Каждый день рано утром Шевченко проводят репетиции, и все они по-своему очень интересны. На репетициях звери работают в более свободном режиме. Иногда Шевченко специально оставляют их одних в клетке, чтобы понаблюдать за ними, чтобы лучше выявить особенности и способности каждого. На репетициях ведется и поиск новых трюков. Часто вроде сами собой возникают неожиданные занятные сценки.

Вышел злой и сумрачный тигр Пан, уселся на свое место. Людмила подошла к нему.

—    Пан, что смотришь на меня, как из подворотни?! Не хочешь общаться?! Ну, посиди... подумай...

И отошла ко льву Юлию. Тот восседал на тумбе, как на троне. «Здравствуй! Доброе утро!», — сказала Людмила и протянула ему руку. Лев подал лапу. Мне это очень понравилось, и Людмила поздоровалась с ним еще раз, потом решила и в третий, но после третьего отошла и сказала:

— Надо же, протянул лапу в третий раз, я взяла, а он начал выпускать когти и смотрит мне прямо в глаза — испугаюсь я или нет...

Таким образом лев Юлий дал понять, что не терпит фамильярности, поздороваться он может раз-другой, но не более. Он не собака...

Столько увлекательного рассказывали мне Шевченко о своих «кошках», о всевозможных событиях из жизни дрессировщиков, о гастрольных поездках по разным странам. Владимир и Людмила не только замечательные дрессировщики, но и интересные, необычные люди.

Владимир рос в цирковой семье. Его отец, Дмитрий Шевченко, был дрессировщиком. Именно он первый посадил медведя на мотоцикл. Об этом есть статья в газете «Ленинградская правда» от 17 июля 1939 года. Владимир днем был занят на занятиях в школе, вечером работал в цирке. Когда шло выступление отца, он стоял за клеткой «на страховке». Рос он, как Маугли, среди волков, львов, медведей, лисиц — все эти животные были у отца. Быть дрессировщиком Владимир решил еще тогда, в детстве. Подрастая, он уже всерьез размышлял о будущем своем аттракционе, строил самые смелые планы.

В цирковом училище он познакомился с Людмилой, которая приехала из Львова, где окончила школу, занималась художественной гимнастикой и была уже мастером спорта. Она собиралась стать воздушной гимнасткой. С хищниками ей никогда не приходилось иметь дела. Встреча с Владимиром изменила ее планы на будущее. Правда, гимнастику она не забыла, но раскачиваться на трапеции ей приходится над стаей хищников.

В цирке мне приходилось слышать самые высокие отзывы о Шевченко, их «клетку» называют одной из «лучших клеток в стране». Думаю, это трудно оспорить. Много ли вы знаете дрессировщиков, представления которых были бы так увлекательны, смелы, содержательны и разнообразны из вечера в вечер? Меня же восхищает их духовное богатство, их неутомимость, изобретательность, новизна их творческих решений.

ГАЛИНА МАРЧЕНКО

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования